Интервью

Светлана Иванова: «В нашей работе нужно быть жесткой, но гибкой»

Актриса — о волшебстве на кухне, гибкости в работе и большой семье в будущем

3 декабря 2018 12:10
7841
0
Светлана Иванова
Фото: Алина Голубь

Модная, стройная, невероятно привлекательная… Светлана Иванова больше похожа на балерину, чем на известную актрису кино. Хотя в самом начале карьеры она намеревалась играть только в театре. Но, как она сама признается, кино нашло ее раньше.

— Светлана, говорят, что вы сегодня можете отказаться от роли по разным причинам, какая основная из них?

— Основная, если мне неинтересно было читать сценарий. Если неинтересно читать мне, как правило, неинтересно будет смотреть фильм и зрителю. Когда-то я уже играла подобное. Если мне сейчас предлагают что-то связанное с врачебной темой, то для меня это наверняка закрытая история, потому что я это уже делала, делала с удовольствием, с полным погружением, если можно так сказать. И во второй раз по этой же дороге, наверное, не очень интересно будет идти. Потом, бывает, вроде история и интересная, а с персонажами ничего не происходит. Просто есть чья-то подруга или чья-то жена. Но если она не действует, не двигает как-то сюжет, скорее всего, мне это тоже будет неинтересно.

— Статус звездной актрисы играет здесь какую-то роль?

— Статус играет роль в том смысле, что я, в принципе, могу выбирать. У меня есть такая возможность — отбирать из десяти или из пяти сценариев. Когда я была юной артисткой, мне присылали что-то непонятное, а я уже радовалась и бежала на пробы. И очень надеялась, что получу эту работу. Но вот эта история, что я уже звездная актриса, а вы мне предлагаете играть эпизод, нет, это меня не обижает. Ни в коем случае. Потому что бывают такие истории, где ты просто хочешь оказаться. И этот эпизод может быть таким ярким, таким классным, что ты будешь испытывать исключительно огромное удовольствие.

Сериал «Тест на беременность» прошел с большим успехом, но на ближайшее время медицинскую тему в кино Светлана считает для себя закрытой
Сериал «Тест на беременность» прошел с большим успехом, но на ближайшее время медицинскую тему в кино Светлана считает для себя закрытой
Фото: материалы пресс-служб

— Бывают случаи, когда маститые актеры или актрисы не рассматривают варианты, когда им предлагают участвовать в кинопробах.

— Я таких не встречала никогда. Я пробовалась и с Дмитрием Нагиевым, и с Игорем Костолевским, и с другими глыбами. Большой артист, как мне кажется, всегда рад возможности поучаствовать в процессе. Для меня, например, пробы — это возможность в том числе и поработать с каким-то режиссером. Иногда ты от проб получаешь очень много, ты чему-то научился, ты увидел, как работает мастер, это очень ценно.

— Вы сыграли главную роль в новом сериале «Декабристка». Чем вам понравился сценарий?

— Во-первых, тем, что женщина является главной героиней, а не чьей-то подругой, мамой, сестрой, женой. Во-вторых, она героиня не только номинально, она действительно героиня, и от ее действий зависит то, как развивается сюжет. Это персонаж, который его двигает. Такое у нас, у девочек, бывает нечасто.

— Съемки, как я слышал, проходили в настоящей колонии?

— В настоящей колонии, слава богу, у меня был всего один съемочный день. Но было любопытно. Мне всегда интересно, когда появляются вот такие новые места. Пусть даже не очень приятные, но необычные. Ну когда еще я бы оказалась в Сыктывкаре? Я думаю, что никогда (смеется). Но было любопытно, правда. Нас хорошо принимали, в нашей колонии. Очень дружелюбно. Начальник лагеря спросил у меня: «Вы первый раз в колонии?» — «Очень надеюсь, что в последний» (смеется).

— Когда вы выбирали свою профессию, то не рассчитывали, что будут разные интересные моменты, например, как этот?

— Нет, совсем не думала. Я вообще, когда шла в профессию, больше была нацелена на театр, чем на кино. Но так случилось, что кино нашло меня раньше.

В сериале «Декабристка» актриса сыграла адвоката, которая бросает московскую жизнь и отправляется вслед за мужем, осужденным по ложному доносу
В сериале «Декабристка» актриса сыграла адвоката, которая бросает московскую жизнь и отправляется вслед за мужем, осужденным по ложному доносу
Фото: материалы пресс-служб

— Приезжие всегда говорят, что москвичи славятся своей леностью. Вы москвичка. Замечали ли вы за собой это качество?

— Наверное, да, но я с ним стараюсь бороться.

— И как?

— Например, просто заставить себя встать и пойти туда, куда идти лень. Сейчас, например, я отвожу дочку Полину в школу. Для этого нужно встать рано утром. И, наверное, можно было бы этого не делать, в том смысле, что не водить самой ребенка туда, а попросить кого-то, но это же некий мотиватор. Ты встаешь, идешь, проводишь время с ребенком, дышишь, смотришь. И потом в результате себя очень хвалишь. То же самое и со спортом. Это надо же себя уговорить, чтобы взять и поехать заниматься в спортзал. И уговариваешь, едешь, занимаешься, а потом себя опять очень хвалишь. Любишь себя гораздо больше. В институте, например, для того, чтобы поехать на пробы на «Мосфильм», нужно было ехать от ВГИКа через всю Москву. Это занимало час. И всегда выбор стоял, когда у тебя есть свободная пара — ты можешь или поспать где-нибудь, или поесть, либо ты едешь на троллейбусах, метро, маршрутках на пробы. Шанс, что тебя утвердят, очень призрачный. Но это шанс! Какое-то движение. И я всегда выбирала именно такое движение, что в результате и дало результат. Потому что в какой-то момент — раз, и ты получила эту работу. Вдруг!

— Правда, что после картины «Легенда №17» вам сделали предложения голливудские продюсеры?

— Да, появились голливудские предложения, но они были и до этой картины. Я очень много раз пробовалась в какие-то проекты совершенно безотносительно «Легенды №17». Например, история с тем, что я пробовалась в «Крепкий орешек» — это было еще до «Легенды №17». После «Легенды» на Западе обратили внимание на Даню Козловского, в чьей славе немножко искупалась и я, меня увидели как артистку, которая играла его супругу. Да, у меня было несколько таких переговорных встреч.

— Был ли такой момент, когда вы поняли, что к вам постучалась в дверь звездная болезнь?

— Думаю, что нет. Потому что меня окружают очень адекватные люди. Поэтому у меня всегда было гармоничное заземление. Я начала сниматься в институте, когда многие еще и не думали об этом. И, по идее, у молодой девушки это может вызвать головокружение от успеха, но потом приходишь в институт и понимаешь, что все готовы к экзамену, а ты нет. И что на площадке у тебя все здорово, а в институте нужно закусить удила и пахать, пахать, пахать, чтобы просто сдать экзамен. И в этом коллективе ты уже ни разу не звезда, наоборот, отстающая.

«Я мечтаю освоить грузинскую кухню. Она, как мне кажется, одна из самых сложных»
«Я мечтаю освоить грузинскую кухню. Она, как мне кажется, одна из самых сложных»
Фото: Алина Голубь

— Я где-то слышал, что вы увлекаетесь кулинарией…

— Да, я люблю готовить.

— Какие у вас любимые блюда и кухня?

— Разные. Я мечтаю освоить грузинскую кухню. Она, как мне кажется, одна из самых сложных. А так… Много блюд узбекской кухни я умею готовить. Много блюд итальянской кухни. Она одна из самых легких, на мой взгляд. Начинала я именно с нее. Кроме того, владею всем, что связано с детским питанием. Естественно, я как мать все это знаю.

— Говорят, интерес к готовке проснулся с рождением дочки Полины…

— Пожалуй, да. Потому что пока не возникло каждодневной необходимости готовить, сама я могла питаться вполне себе подножным кормом долгое время. Тем более с моим ритмом жизни, с моей работой можно долго прожить на перекусах, правда, будешь не очень хорошо себя чувствовать. А когда я поняла, что хочу, чтобы у дочки остались воспоминания о завтраках, которые готовит мама, то встала к плите (смеется).

— Помнится, вы и лягушачьи лапки готовили?

— Ой, мне эти лапки припоминают до сих пор в каждом интервью (смеется). Лягушачьи лапки в прошлом. В какой-то момент мне захотелось, чтобы Полина, когда вырастет, говорила, что таких вкусных сырников, как у мамы, она больше нигде не пробовала. Или что «Моя мама печет блинчики лучше всех». Собственно говоря, в этом направлении я, пожалуй, и начала свою работу, а потом как-то все остальное подтянулось. Потому что это, в принципе, самое простое волшебство и самый легкий способ выражения для женщины. У тебя была мука и яйцо, а вышло тесто. Потом ты из этого теста пельмени сделала. Это же фантастика. У тебя ничего не было, а случилась еда. Для меня это чудо, правда. Я когда пеку пирог, для меня это каждый раз чудо. Думаю, а как это он поднялся? Магия абсолютная.

— А кто пироги-то ест? По вам не скажешь.

— Гости. Но я тоже ем, а потом на пилатес. Я очень люблю вкусненькое, очень!

— Ваши коллеги часто говорят, что благодаря кино многому научились. Я слышал, что вы научились плавать на съемках картины «Дом восходящего солнца»…

— Плавать я и сейчас не умею (смеется). Я научилась делать какие-то поступательные движения в воде, но плаванием бы это все равно не назвала. Но на экране кажется, что я плыву. Хотя я просто очень органично тонула и в этот момент совершала какие-то действия руками. А потом меня вынимали. Еще на съемках «Августа восьмого» я научилась водить машину. И вожу очень хорошо. Потому что меня учили каскадеры. Недавно был смешной случай. Подъезжаю к «Мосфильму», паркуюсь, а было очень мало места для этого. Я открыла окошко, смотрю в него, чтобы не зацепить машину, и вдруг слышу: «Ну выкручивай, руль выкручивай!» Вижу, стоит мой каскадер, который меня учил водить (смеется), говорит: «Ну кто учил тебя машину водить, в конце концов?»

Светлана Иванова и продюсер и режиссер Джаник Файзиев долго скрывали свои отношения и подтвердили их лишь спустя три года после появления на свет дочери
Светлана Иванова и продюсер и режиссер Джаник Файзиев долго скрывали свои отношения и подтвердили их лишь спустя три года после появления на свет дочери
Геннадий Авраменко

— Вы хрупкая девушка, но говорят, что у вас очень жесткий внутренний стержень, это так?

— Я так не думаю. Возможно, моя требовательность в работе может быть так расценена. Слышала про себя несколько раз, что я капризная, такая-сякая, но я как раз не считаю, что это так. Во-первых, я видала гораздо более капризных (смеется). А во-вторых, точно про себя знаю — я, наоборот, очень гибкая. Я всегда за диалог, всегда за компромисс, всегда за переговоры, со мной можно договориться, даже в очень конфликтной ситуации. И я очень люблю все, что связано с кино, поэтому всегда за команду в целом. В общем, нужно быть жесткой, но гибкой.

— Как сказал один известный человек: «Чем больше узнаю людей — тем больше нравятся собаки». Как у вас с этим?

— Мне очень нравятся люди. Собак я, безусловно, тоже люблю. Но я люблю людей, со всеми их слабостями. Я и с новыми людьми очень люблю знакомиться. Понятно, что не сразу кого-то могу пустить близко, но у меня очень много каких-то теплых и приятных знакомств случилось за последние года три. И я знаю точно, что эти люди в моей жизни надолго.

— Как вы считаете, новые люди появляются в вашей жизни после того, как вы стали известной актрисой?

— Точно нет. Как правило, люди вообще не знают, что я актриса. Такие люди встречаются, и я их очень люблю уже за одно это (смеется). Это правда приятно, когда человек начинает с тобой общаться, совершенно тебя не зная. И потом вдруг выясняется, что я актрисой работаю.

— Лет через 15–20 какой себя видите?

— Надеюсь, что счастливой. Надеюсь, что здоровой. Не знаю, мне кажется, что мне будет весело. Мне кажется, что у меня будет большая шумная семья.