Петр Рыков: «Мы с мамой моральную помощь оказывать не умеем»
Денис Родькин: «По-моему, Эля Севенард — эталонная спутница жизни»
Игорь Жижикин: «В работе я космополит»
Мария Смольникова и Иван Орлов
Фото: Иван Новиков-Двинский

Мария Смольникова: «Я не была настроена отбивать чужого мужчину, но…»

Елена Грибкова
19 октября 2018 17:51
4583
0

Актриса вышла замуж за коллегу Ивана Орлова. Подробности — в эксклюзивном интервью

Все у них было как в русской сказке: он спас ее от злодеев, и она не могла не влюбиться. Стрела Амура попала точно в цель: актерская профессия — одна на двоих, увлечение живописью, особый, не свойственный большинству взгляд на мир и неспокойный темперамент. Поэтому, наконец обретя друг друга, Мария Смольникова и Иван Орлов уже не сомневались и 17 августа официально стали мужем и женой. Подробности — в эксклюзивном интервью журнала «Атмосфера».

— Где и при каких обстоятельствах вы впервые увидели друг друга?

Мария: С Ваней мы познакомились в театре «Школа драматического искусства», но не на сцене, поскольку вместе не играли, а за кулисами. В тот вечер наш театр устроил банкет в честь награждения «Золотой маской» актеров, режиссеров и художников театра (меня в том числе), а после торжественной части мы небольшой компанией пошли гулять по городу. И тут на нас напали…

Иван: Какие-то люди, совершенно неадекватные, с травматическим пистолетом сидели на обочине и ожидали тех, в кого бы пострелять. Случайно подвернулись мы.

— По закону жанра Иван должен был вас спасти…

Мария: Все именно так и произошло. Завязалась драка, и Ваню ранили из пистолета в лицо — до сих пор остался маленький шрам. Он пострадал гораздо сильнее других наших парней. Естественно, после того случая Ваня как настоящий герой уже не выходил у меня из головы. (Улыбается.)

В Иване Марию подкупило то, что он и человек замечательный, и артист талантливый
В Иване Марию подкупило то, что он и человек замечательный, и артист талантливый
Фото: Агата Аглая

— Маша, вы, как понимаю, уже были в разводе, верно?

Мария: На тот момент — да, так сложилось. Но я всегда стремилась найти человека по сердцу — надежного спутника, с которым можно было бы пройти долгий жизненный путь. Легкие отношения меня никогда не интересовали: я человек основательный. Одно время полагала, что, возможно, мне нужно обратить внимание на мужчину какой-то земной профессии, далекой от искусства, но я точно не желаю, чтобы кто-то мне посвящал свою жизнь, буквально служил, поэтому с коллегой-соратником, не требующим и от меня жертв, гораздо проще. Так я думаю. А уж если он будет личностью сильной, самостоятельной, который своей мятущейся, рефлексирующей, творческой натурой не склонен разрушать отношения, то вообще замечательно: так все и вышло! Ваня, при всей своей тонкости восприятия мира, чувственности, невероятно мужествен. Он легок, добр, с юмором, но при этом — основателен!

— Иван, а вы были свободны?

Иван: Знаете, я Машу впервые заметил еще юным, будучи студентом «Щепки», когда приходил в ГИТИС, где она училась, смотреть их постановки. Дело в том, что у меня есть привычка на спектаклях, которые оставляют некий след в душе, что-то зарисовывать, записывать какие-то мысли, и недавно я Маше показал один такой набросок, где она на велосипеде, в одной из студенческих работ. Помню, какое впечатление на меня произвела эта актриса! Возникла мысль: «Чудо, что так бывает!» И когда я оказался с этой девушкой в одном театре, с удовольствием наблюдал ее игру. Видел, как она себя не бережет, насколько она страстная на сцене, и продолжал восхищаться. Но узнал, что она не свободна, и у меня была своя личная история, так что жизнь у нас при этом текла параллельно.

Мария: Вплоть до того драматического случая. После него мы стали общаться по-дружески, много шутили, смеялись. Сохранилась наша начальная переписка, где много ироничных замечаний, каких-то острот… Мы словно издалека прощупывали друг друга. Я приходила на Ванины прогоны и убеждалась, что он не только человек замечательный, но и артист прекрасный. В одной постановке я его даже не узнала — настолько он вжился в образ. Через его актерскую игру словно бы угадывала его мир и верила всему, что он делает. И при этом, понимаете, полное ощущение зыбкости происходящего: неясно было — это просто симпатия, заманчивая игра или что-то более глобальное.

Иван: Я волновался, когда Маша находилась в зале. Однажды она в сообщении в двух словах отозвалась об увиденном спектакле, и я полюбопытствовал, что она думает конкретно о моей роли. Спросила: «Тебе интересно?» — и тут же получил огромную, развернутую рецензию. (Улыбается.) И я тоже часто присутствовал на Машинах прогонах. Причем если изначально приходил понаблюдать за работой режиссера, то постепенно осознал, что цель у меня совсем другая. Вроде как свидание.

"Я отдавал себе отчет, что в эти отношения вступаю с кольцом в руке. И сцену предложения организовал на киноплощадке, договорился с ребятами, оставил букет"
"Я отдавал себе отчет, что в эти отношения вступаю с кольцом в руке. И сцену предложения организовал на киноплощадке, договорился с ребятами, оставил букет"
Фото: Агата Аглая

Мария: Когда впервые заметила Ванино лицо на галерке — была по-настоящему возмущена: как он смел подсматривать за таинством, когда я где-то не уверена, совершаю ошибки, спотыкаюсь… Но позже — уже наоборот: он меня вдохновлял. Все-таки здорово, что мы одной профессии: рядом — тот, с кем есть что обсудить. Да и пошалить можно весело. Мы вот, например, иногда придумываем себе персонажей на обед и едим в точности от их лица и с их репликами. Это могут быть уставшие друг от друга и от жизни в «хрущевке» супруги или еще кто-то…

Иван: Видите, теперь у меня много женщин, которые соединяются в одной. (Улыбается.) А тогда было очевидно, что идет некое сближение, и если оно произойдет, то возникнет колоссальная вспышка — я войду в эти отношения с головой. И я могу на самом деле причинить человеку боль, поскольку прежние отношения у меня не завершены и требовалось поставить точку. Так что я чуть-чуть себя придерживал. До тех пор, пока это было возможно.

Мария: Ваня был не один, и меня этот факт, безусловно, смущал. Я стараюсь быть честной и не была настроена отбивать чужого мужчину. Но когда сердце зажигается, долго его контролировать невозможно. В итоге я не сдержалась и открылась в своих чувствах. Настал такой рубеж, когда предрассудок, что потеряешь уважение к себе от подобного шага, я победила. Внутри же меня все бурлило, я металась, дольше оставаться в таком состоянии не могла и решила, что уж лучше обнаружиться, натолкнуться на холодный отказ и успокоиться, нежели продолжать себя накручивать. Ну и я, застав Ваню одного в театре, спросила, нравлюсь ли ему как женщина. (Улыбается.)

— Иван, для вас эта беседа была неожиданной?

Иван: Нет, я догадывался. Но, конечно, ее признание невероятно обрадовало. Мне-то казалось, что я внутренне уже абсолютно с ней, а она мне только мило симпатизирует.

Мария Смольникова и Иван Орлов поженились 17 августа
Мария Смольникова и Иван Орлов поженились 17 августа
Фото: Анна Платунова

— Тоже опасались, что Маша вас обманет?

Иван: Да, окрутит и будет веревки вить! (Смеется.) Получается, что перед Новым годом у нас началась новая жизнь. Поэтому на вопрос, что мне Дед Мороз подарил, я отвечал: «Счастье!»

— Вас еще объединила и любовь к живописи, верно?

Мария: Безусловно! У меня в роду был художник Николай Качинский, поэтому гены сказались, и я с ранних лет была неравнодушна к данному виду искусства. Свой досуг я неизменно провожу за кистью: делаю коллажи с сочетанием различных техник, пишу цветы или ангелов, какими их себе представляю… И когда я узнала, что Ваня рисует, я на него вообще взглянула другими глазами. Вы бы видели его холсты!!! Еще Ваня ведет художественную студию, учит писать маслом людей любого возраста. Тех, кто даже не предполагал никогда, что способен к подобному творчеству. Ваня умеет мотивировать и заряжать положительными эмоциями.

Иван: Мне нравится писать сюжеты. Это может быть и зарисовка из спектакля, и мудрый старец с острова в окружении воронов, и шаман в образе льва, и Маша… Каждый раз это выплеск энергии, но со смыслом. И мне приятно делиться опытом, погружать людей в этот медитативный полет, когда нет других мыслей — только мир на полотне. Уверен, что рисовать, как и петь, могут все.

— Есть у вас еще какие-то общие занятия, кроме профессии и живописи? Спорт, например?

Иван: Пока Маша катается на велосипеде одна, а я бегу рядом. (Улыбается.) Точнее, я иду, а Маша едет. Надо будет второй велосипед приобрести… Еще каждый день ношу жену на руках. Но вообще мы долгие пешие прогулки по Москве практикуем.

— Кстати, вы же оба — приезжие. Как вам в столице?

Мария: Знаете, в родном Екатеринбурге я бы точно не могла существовать всю жизнь. Для меня тяжеловата энергия этого города. Наверное, поэтому там много мощных личностей. Люди там подпитаны своей средой, привыкли к вечному преодолению, особые! Поскольку я тоже сформирована данной атмосферой, Москва менее страшит и даже кажется приветливой. Думаю, энергия Урала мне помогает на моем пути. Но эту пробивную тягу я стараюсь использовать исключительно в работе, а не в повседневном общении.

Иван: А я южанин, из Краснодарского края, и московская круговерть мне по нраву. Мне нужны эти ритмы, плотность существования, постоянное движение. Правда, Маша учит меня даже в самом бешеном потоке останавливаться, замечать детали, фокусироваться на важных мелочах.

Свадебное платье актриса купила в родном Екатеринбурге, а прическу украшала брошь в виде орла
Свадебное платье актриса купила в родном Екатеринбурге, а прическу украшала брошь в виде орла
Фото: Анна Платунова

— Как вы сделали предложение руки и сердца?

Иван: Дело в том, что я уже отдавал себе отчет, что в эти отношения вступаю с кольцом в руке. До этого я не ловил себя на подобных мыслях. А тут как-то сразу стало очевидно, что если я с Машей, то она будет моей всегда. И сцену предложения я организовал на случайной киноплощадке: договорился с ребятами, оставил у них букет…

Мария: В марте, после репетиции в МХТ, Ваня меня встретил, мы пошли бродить по центру, и там, в переулках, снимали кино: стояли камеры, осветительные приборы… И вот мы проходим мимо, как вдруг кто-то мне вручает цветы, Ваня становится на колено, просит выйти за него замуж, кругом киногруппа… А я ошарашена, пытаюсь понять, что происходит. «Конечно, да», — говорю… Это было так нелепо, трогательно, красиво!

Иван: Я схватил Машу на руки и унес, чтобы не срывать коллегам съемочный день. (Улыбается.) Это было на киноплощадке, но совсем не как в кино. Всю дорогу домой мы смеялись от абсурдности происшедшего. Маша стоит растерянная, с букетом цветов, посреди прожекторов и людей с рациями, а я, коленопреклоненный, трясу ее руку и раз пять повторяю: «Скажи мне „да“, скажи „да“…» Полное ощущение полета и важности события мы получили уже при подаче заявления в загс.

— Неужели?

Иван: Мы нашли в графике единственное свободное утро на неделе, изучили форумы, где пары писали про гигантские очереди, что им приходилось ночевать в машинах, чтобы попасть в какие-то списки и успеть до конца рабочего дня… Твердо решили, что будем первыми: дальше у нас репетиции. План такой: в шесть утра, до прихода всех жаждущих, я сам создаю список и вписываю нас в первой строке, а Маша подходит к открытию.

Мария: В девять утра, когда я пришла к загсу с кофе, Ваня поджидал меня на лавке совершенно один. Оказалось, что никакого ажиотажа не было и он в полном одиночестве просидел три часа. (Улыбается.)

Иван: Это было прекрасное утро. (Улыбается.) Мы стараемся находиться в моменте — момент грандиознее планов. После росписи в день свадьбы хотели прокатиться на троллейбусе, и на остановке гости обратили внимание, что троллейбусы уже не ходят по Садовому кольцу. Ехали на общественном автобусе — с пересадкой, песнями и незнакомыми гостями…

"Я решила, что уж лучше натолкнуться на холодный отказ, чем продолжать себя накручивать. Застав Ваню одного в театре, спросила, нравлюсь ли я ему как женщина"
"Я решила, что уж лучше натолкнуться на холодный отказ, чем продолжать себя накручивать. Застав Ваню одного в театре, спросила, нравлюсь ли я ему как женщина"
Фото: Ирина Денисова

— Да, расскажите, как провели свадьбу и медовый месяц.

Мария: За платьем я поехала в Екатеринбург: с детства меня завораживала там целая улица свадебных салонов. А прическу мою украшала брошь в виде орла, которую я сама вышила бисером. Я же взяла фамилию мужа — Орлова, прежнюю оставила в качестве творческого псевдонима. А Ваня подарил мне маленькую табуреточку, которую сделал сам, чтобы я могла целовать его без спросу. (Улыбается.) Свадьба у нас прошла в антикварной мастерской нашего друга Петра Сибела. Мы там накрыли столы и позвали своих близких друзей.

Иван: Это был потрясающий день. Было много гостей, но самый тесный и родной круг. Огромная концентрация невероятных, талантливых, штучных людей. Они просто дарили себя друг другу: пели на разных языках, играли на гармони, танцевали… А свадебное путешествие у нас было накануне: в Тунис летали. Устроили себе ленивый отдых. В следующий раз собираемся во Францию, а затем — в Индию. Лично я обожаю погружаться в различные культуры, исследовать нравы, обычаи, кухню местных жителей… Но вот Маша опасается. (Улыбается.)

Мария: Лично на меня гораздо большее впечатление производят вояжи по России. Например, наша поездка в провинциальный Тутаев. Оказалось, это абсолютно чудный тихий город на Волге, в который хочется возвращаться! Он — с ветхими домами и уникальными людьми. Мы там жили в Доме творчества «Романово», познакомились с семьей, которая кропотливо восстановила деревянный особняк XIX века. Это все настолько увлекательно!

— Иван, а как вы уживаетесь с успешной женой? Все-таки Маша — театральная звезда, многим также запомнилась по фильмам «Дочь», «Сталинград», «Калиманджара», по сериалам «Гурзуф», «Sпарта»…

Иван: К успехам Маши я отношусь исключительно положительно. С никакими неприятными аспектами ее популярности я пока не сталкивался. Так что все здорово.

— Друг друга не ревнуете?

Мария: Я склонна доверять и себе, и Ване. И мне даже где-то приятно, что муж нравится другим девушкам. Как может быть по-другому?! Он парень симпатичный, добрый, обаятельный и, главное, порядочный. Именно поэтому моя душа откликнулась.

Иван: А я ревную, но у меня нет установки, что я должен как-то ограждать Машу от мира. Скорее, вижу свою задачу, охраняя ее от дурного влияния, от обид и чужой агрессии. Она же необыкновенно хрупкая, и ее хочется беречь.

И после свадьбы Иван носит жену на руках
И после свадьбы Иван носит жену на руках
Фото: Лариса Костенко

— Совместная жизнь открыла какие-то новые грани во второй половине?

Мария: Ваня — необыкновенный, позитивный, оптимистичный человек, не склонный рассуждать о бедах, способный прогнать самую лютую хандру. И меня подкупает то, что он не оставляет без внимания бытовые мелочи. Без лишних вопросов починил текущий кран в общежитии, где мы живем…

— Чувствуется, часто хвалите мужа!

Мария: Мы оба хвалим друг друга. Но петь дифирамбы неискренне я просто не умею. И мне бы не хотелось, чтобы в дальнейшем, с возникновением привыкания друг к другу, я перестала бы замечать какие-то действительно потрясающие вещи…

Иван: Сейчас ощущения очень свежие и острые. Нас сопровождает драйв ежедневно. Маша у меня вызывает восторг по любому поводу. Допустим, она готовит оригинально: даже в классических блюдах поджидают сюрпризы.

Мария: Ты имеешь в виду, когда я, чтобы не пачкать лишнюю посуду, предложила разогреть стейк прямо в супе?..

Иван: И это тоже. Я и не знал, что так можно, — Маша расширяет границы моего сознания. (Улыбается.) Но это шутка: жена меня очень вкусно кормит. Полагаю, окажись мы где-то одни далеко-далеко в горах, она откажется от имеющегося пайка в мою пользу.

Мария: Разумеется, потому что если я потеряю сознание от голода, ты меня донесешь до спасительной помощи, а я тебя — точно нет!

— Да, вы, Маша, хрупкая, стройная, а Иван — с ростом баскетболиста… Вы ровесники?

Мария: Я старше на два года, но Ваня любит антиквариат. (Улыбается.)

Иван: Это все ерунда. Мы встретились, когда это должно было случиться. Без предыдущего опыта мы бы не нашли друг друга.

— Как родители восприняли вашу вторую половину?

Иван: Маша их мгновенно очаровала. И братья мои с радостью ее приняли!

Мария: А моя мама познакомилась с Ваней на вокзале, когда мы ее встречали из Екатеринбурга. Ваня взял ее чемодан, пошел вперед, а мама за его спиной одобрительно показала мне большой палец, а потом призналась, что в первые же тридцать секунд поняла, что это мой человек.

Как Татьяна Ларина, Маша первая открылась в своих чувствах, но, к счастью, они оказались взаимными
Как Татьяна Ларина, Маша первая открылась в своих чувствах, но, к счастью, они оказались взаимными
Фото: Лариса Костенко

— У вас уже образовалась некая традиция подарков?

Иван: Мы не привязываемся к датам — просто, когда оказываемся в магазине, мне хочется сделать Маше приятное, и я покупаю приглянувшуюся вещь. Все спонтанно происходит. Так что мы оба не экономные — легко обращаемся с деньгами, и нам кажется, что так и надо.

— У вас открытый дом?

Иван: Мы не против уединения, но и приглашать друзей любим. Собираемся за столом с абажуром, поем песни под гитару, болтаем, выпиваем… Это всегда тепло, просто и импровизационно!

— Рано об этом говорить, но будущее потомство собираетесь направлять на продолжение династии?

Мария: Думаю, что нам не стоит лезть со своими планами. Пускай они слушают свое сердце — берут пример с нас! (Улыбается.)