Отношения

Татьяна Буланова: «Отношения с Владом как маятник»

Недавно в прессе вновь появились сообщения, что отношения певицы с мужем на грани разрыва. О том, как штормит ее семейную лодку, Татьяна рассказала в интервью.

Недавно в прессе вновь появились сообщения, что отношения певицы с мужем на грани разрыва. О том, как штормит ее семейную лодку, Татьяна рассказала в откровенном интервью.

16 апреля 2013 20:33
9484
0
Татьяна Буланова и Владислав Радимов. Фото: личный архив.

Судьбоносная встреча певицы и капитана футбольной команды «Зенит» произошла благодаря питерской газете. Их обоих пригласили для интервью в рубрике «Звезда с звездою говорит». Страсть вспыхнула мгновенно. На тот момент Татьяна была «прочно замужем» за продюсером Николаем Тагриным, воспитывала сына Сашу. Влад тоже был несвободен, но сопротивляться сильному чувству оказалось бесполезно. Они приняли нелегкое решение разбить свои семьи, чтобы создать новую. Было романтичное предложение руки и сердца на Эйфелевой башне, плавучий ресторан на Неве, фейерверки и знаменитые гости. Татьяна даже специально консультировалась с астрологом, чтобы правильно выбрать день свадьбы — 18 октября 2005 года. Через полтора года у пары родился сын Никита. Увы, это не сделало прочными их отношения, которые напоминают пороховую бочку, готовую взорваться каждую минуту. Были скандалы, ревность, упреки, несколько раз они пытались поставить точку, но… «Они такие разные, но все-таки они вместе» — это как раз про Буланову и Радимова. Когда мы записывали это интервью, певица призналась, что они с мужем действительно больше не живут вместе и, похоже, дело идет к разводу. Но все изменилось за какие-то две недели. Буквально накануне выхода номера нам позвонила радостная Татьяна и сообщила, что они с Владом в который раз решили попробовать все сначала.


Татьяна, почему вы так грустно поете о любви?
Татьяна Буланова:
«Не знаю… Может, это связано с особенностями тембра моего голоса? Бывает, что на демозаписи те же песни исполняют другие девушки — и никакого надлома нет. Только начинаю петь я — появляется что-то щемяще-грустное. Я и сама это прекрасно понимаю».


А может, это потому, что любовь часто сопровождается страхом потери, болью?
Татьяна:
«Не хочу показаться кому-то пессимисткой, но мне кажется, долго человек счастлив быть не может. Так уж мы устроены. Счастье быстротечно, эфемерно… И пусть этих моментов в нашей жизни будет как можно больше, но это все равно какие-то мгновения. Постоянно счастливыми себя ощущают только люди избранные, а таких немного. Так что мое состояние грусти — это, наверное, на уровне подсознания».


Вы меланхолик?
Татьяна:
«По гороскопу я Рыбы, а им свойственно брать по чуть-чуть от каждого знака Зодиака. Так что во мне много всего намешано, в том числе я совмещаю черты характера людей с различным типом темперамента. Могу быть очень энергичной, веселой, но могу и погрустить. Это зависит от того, в какой компании я нахожусь и каковы на тот момент мои жизненные обстоятельства. Бывает, что у меня какие-то неприятности в жизни, но я все равно на людях держусь, улыбаюсь, не плачу беспрестанно. Может, только наедине с собой оставаться тяжело».


Помните вашу первую любовь?
Татьяна:
«Мне только исполнилось тринадцать, я влюбилась в соседа по даче. Он был на год старше. Это было довольно сильное чувство, заметное не только мне. В нашей компании постоянно кто-то отпускал шутки на эту тему. Но я не рискнула сделать первый шаг, признаться тому парню, что он мне нравится. Мы не стали встречаться. Хотя мне, безусловно, хотелось, чтобы эта история получила продолжение. Я представляла, как мы могли бы гулять, взявшись за руки, или смотреть вдвоем кино. В общем, мечтала и страдала».


Вы не из тех женщин, кто завоевывает мужчин?
Татьяна:
«Нет, я считаю это унизительным. Завоевывать — исключительно мужская прерогатива. Когда женщина борется за мужчину, это какое-то извращение психологическое. Я вообще не понимаю выражения „сражаться за любовь“. Если один человек любит, а другой — нет, что тут можно сделать? Никого нельзя привязать насильно. Хорошо, если любовь взаимная. А если нет, то это огромная трагедия, драма, но ее надо пережить».


Когда любовь уходит, лучше расстаться?
Татьяна:
«Это такое чувство, которое трансформируется. Первая вспышка — страсть, когда сносит крышу, — длится лишь какое-то время. Но когда люди начинают жить вместе, все безумство проходит. И это совершенно нормально с психологической точки зрения. Если любовь была, она и остается, только по-другому выражается. Может проявляться в уважении и заботе, а может и по-иному. Самое ужасное, когда один человек, чувствуя свою власть над другим, начинает его подавлять, унижать. При этом он его любит. Так тоже бывает. Но когда ты понимаешь, что уже не хочешь видеть партнера, тебя тяготит ваше общение, нужно уходить. Даже ради детей не стоит сохранять семью. Они будут чувствовать нездоровую атмосферу».

«Мы с Владом очень разные. Не совпадаем в эмоциях, юморе, музыкальных вкусах. Даже кино смотрим разное! И я не люблю футбольные матчи». Фото: Лилия Шарловская.
«Мы с Владом очень разные. Не совпадаем в эмоциях, юморе, музыкальных вкусах. Даже кино смотрим разное! И я не люблю футбольные матчи». Фото: Лилия Шарловская.

Некоторое время назад вы рассказывали о сложностях в семье, даже подумывали о разводе…
Татьяна:
«Всякое бывает в жизни. Мы действительно на некоторое время решили разъехаться. Думали, так будет лучше для нас обоих. Расставание — это всегда грустно. Неважно, осталась ли любовь или только воспоминания о ней. Когда что-то не получается, возникают обиды, претензии — это неприятно и морально тяжело. В тот момент ты действуешь на эмоциях. А потом, пожив отдельно, мы с Владом поняли, что друг без друга не можем».


Как вам удалось помириться?
Татьяна:
«У нас с мужем очень эмоциональные отношения. (Смеется.) Как маятник — то все просто прекрасно, то катится в какую-то пропасть. В такие моменты все воспринимается очень трагично. Но даже когда мы ссоримся, в душе все равно остается теплое чувство и уважение друг к другу. На этот раз наше примирение тоже произошло спонтанно: созвонились, поговорили — и опять вместе. Наверное, в душе мы оба этого хотели, соскучились».


Конечно, вас многое связывает. Все-таки семь лет прожили.
Татьяна:
«Да… У меня и первый брак был долгим — тринадцать лет. Там мы вообще, можно сказать, двадцать четыре часа в сутки жили бок о бок. Не хочу себя хвалить, но то, что мы так долго протянули, моя заслуга. Честно говоря, что у первого, что у второго моего мужа характер сложный. Так что в большей степени моя терпимость и отходчивость держали отношения».


О браке с Николаем Тагриным вы, признаться, рассказывали странные вещи. Например, даже если брали деньги у мужа, всегда возвращали долг. Вы не чувствовали рядом сильного плеча?
Татьяна:
«После первых месяцев романтики наш брак с Колей превратился в партнерский союз. Муж заботился обо мне ровно настолько, насколько было необходимо, чтобы я могла выступать. Я не чувствовала его заботы и ласки в той мере, как мне бы хотелось. Возможно, отчасти это и было причиной, по которой я ушла к Радимову. Думаю, проблема во мне самой. Сильная женщина — это трагедия. Когда мужчина чувствует женскую хрупкость, слабость, он начинает свою любимую оберегать, окружать вниманием. А если женщина сама может справиться со всеми трудностями, он расслабляется. Я же, как у Булгакова, никогда ни у кого ничего не буду просить. Справляюсь с проблемами в одиночку, а мой мужчина думает, что так и надо. Хотя мне в душе и хочется, чтобы меня направляли, давали советы, но для этого, наверное, я должна доверять человеку. А я в большей степени доверяю себе».

«Дома я могу позволить себе ходить в халатике, без макияжа. Ну а мужу хотелось бы видеть меня при параде». Фото: Лилия Шарловская.
«Дома я могу позволить себе ходить в халатике, без макияжа. Ну а мужу хотелось бы видеть меня при параде». Фото: Лилия Шарловская.

В тот момент, когда у Владислава начались проблемы на работе, именно вы оказали ему моральную поддержку, постарались забыть обо всех существовавших трениях и разногласиях. После этого вы стали ближе?
Татьяна:
«Да, конечно. Хотя меня немного удивила его реакция. Я тогда дала интервью, в котором рассказала, что решила поддержать мужа, не рвать наши отношения, ведь у Влада тогда и так были трудности с работой. Он же заявил: мол, это выглядело так, будто бы я его пожалела. На самом деле все было совершенно иначе. Просто я очень переживала за него как за близкого мне человека. В тот момент я поняла, что никогда в жизни его не предам и встану на его защиту. А он расценил это по-другому. Может, я не так себя позиционирую? Смотрю на своих подруг: они ловко умеют притворяться белыми и пушистыми кошечками. Мне кажется это глупым, я так не могу, хотя мужчины почему-то на это ведутся. Но я не в состоянии все время притворяться. Дома мне хочется расслабиться. Моя профессия связана со сценой, с созданием образов — в этом есть элемент актерства. Перед публикой я должна держать лицо. Неважно, что в это время в моей жизни происходит. Была однажды ситуация… Шестнадцать лет назад я улетела на гастроли на три недели, зная, что мой папа тяжело болен. Врачи сказали, что жить ему осталось считаные дни. Но я улетела с концертами, зная, что папа при смерти. И все эти гастроли отработала. Никому из моего окружения не пришло в голову сказать: „Таня, сворачиваем все, возвращаемся“. Я вернулась, побежала в больницу, успела попрощаться с отцом, а через полчаса он умер».


Ужасно…
Татьяна:
«В этом тоже, наверное, проявилась сила моего характера. Как бы ни было мне тяжело в той ситуации, я выполнила свои профессиональные обязанности. Когда чувствовала, что подступают слезы, выбегала за кулисы».


Вы не думали потом, что правильнее было бы отменить концерты, провести рядом с родным человеком его последние дни?
Татьяна:
«Наверное, если бы папа умер до моего возвращения и я не застала его в живых, я бы себя корила. А так — мы успели попрощаться. Совесть моя чиста».


Кто-то из великих сказал, что плата за талант — одиночество. Вы с этим согласны?
Татьяна:
«Может быть. Я начала уже говорить о том, что мне как медийному лицу приходится все время держать себя в руках. Порой и общение с журналистами не бывает приятным, но я никогда не позволю себе нахамить человеку, наорать, какие бы эмоции в тот момент меня ни переполняли. И вернувшись домой, еще и изображать кошечку — честно говоря, на это уже не остается сил. Мне хочется прийти и упасть на диван, посмотреть фильм, почитать какую-нибудь книжку — под настроение. Дома я могу позволить себе ходить в халатике, без макияжа. Ну, а мужу, наверное, было бы приятно видеть меня при полном параде. Возможно, ему не хватает моего внимания. Потом, мы ведь очень разные. Не совпадаем в эмоциях, юморе, музыкальных вкусах. Даже кино смотрим разное! Влад любит, чтобы в доме все лежало на своих местах, мне же ближе творческий беспорядок. Наверное, чтобы брак был счастливым, надо мыслить и жить на одной волне. Все-таки людям с разным… не хочется говорить „уровнем развития“ — разным мировосприятием тяжело понять друг друга. Например, я обожаю оперу и не люблю балет. Когда я смотрю на танцоров, не могу расслабиться. Представляю, каким тяжелым трудом им это далось, вижу натруженные ноги… и не могу наслаждаться зрелищем. Наверное, по той же причине мне не нравится спорт. Никогда не любила футбольные матчи».


Существует мнение, что противоположности притягиваются.
Татьяна:
«Я не верю, что несходство вкусов и характеров может создать прочную базу для отношений. Наверное, противоположности притягиваются, но вот как им потом живется? Люди все-таки посложнее, чем магниты. (Смеется.) И каждый человек — микрокосмос, в каждом есть положительные и отрицательные заряды. Самое главное — это, конечно, связка между людьми, не зависящая от характера, темперамента и знака Зодиака. Но все-таки когда интересы совпадают, больше вероятность, что вы долго проживете вместе».


Сходство вкусов и интересов — это скорее прочная основа для дружбы.
Татьяна: «
Вот в дружбу между мужчиной и женщиной я не верю. Всегда существует сексуальная подоплека — действует закон природы. И если люди испытывают взаимное притяжение, значит, рано или поздно дружба перерастет в нечто большее».


У вас не было друзей-мужчин?
Татьяна:
«Нет. У меня много знакомых мужчин. В основном мы поддерживаем отношения по работе. Например, у меня есть приятель-фотограф. Но я не могу сказать, что мы дружим. Я не могу позвонить ему и сказать: „Ну как ты живешь, расскажи“. Мы созваниваемся, если это связано с какой-то фотосессией, выходом нового альбома. При этом мы можем иногда сходить куда-то вместе пообедать. У меня есть другой хороший знакомый — известный композитор. С ним интересно обсуждать разные темы, но я никогда не буду плакаться ему в жилетку и спрашивать советов по поводу моей личной жизни. Существует, на мой взгляд, дистанция между мужчиной и женщиной, не позволяющая раскрыться до такой степени, как сделаешь это, например, с близкой подругой. У меня и подруг-то немного, я довольно замкнутый человек».


Влад ревновал вас к другим мужчинам?
Татьяна:
«Мне кажется, он действительно ревнивый человек, хотя и старается это скрывать. Могу сказать, что я не давала никаких поводов для ревности и других мужчин у меня не было».


А вы ревнивы?
Татьяна:
«Нет, абсолютно! Меня, признаться, это даже иногда пугает».
Какие уроки вы вынесли из нынешней ситуации? Чего постараетесь избежать в будущем?
Татьяна: «Я ничего такого предосудительного не делала… Возможно, надо как-то учиться действовать не на эмоциях, а с холодной головой. Я в отношениях всегда очень искренняя и не могу притворяться. Если что-то случается (другая симпатия, влюбленность), не могу это скрыть. Так произошло в моем первом браке. Николай был готов меня простить. Просил, чтобы я, что называется, перебесилась и вернулась. Он действительно очень меня любил. Но мне казалось это предательством, неуважением к нему. Раз полюбила другого — надо уходить. Я считаю правильным, когда в паре мужчина любит больше. Тогда у него есть стимул работать над собой, чтобы нравиться своей избраннице. И он выглядит в глазах женщины сильнее».


А разве Владислав не проявлял по отношению к вам внимания? Ведь были красивые жесты — предложение руки и сердца на Эйфелевой башне, фейерверки в честь вашего дня рождения, поцелуи при полном стадионе…
Татьяна:
«Да, все это было… И надеюсь, еще будет. Но жизнь ведь не только праздник. Главное — найти в себе силы преодолеть какие-то сложные моменты в отношениях, не наговорить лишнего сгоряча. Наверное, мне самой нужно быть немножечко хитрее. В каких-то ситуациях вести себя дипломатичнее, мягче».

С продюсером Николаем Тагриным певица познакомилась на съемках клипа. Они прожили вместе тринадцать лет. Фото: Лилия Шарловская.
С продюсером Николаем Тагриным певица познакомилась на съемках клипа. Они прожили вместе тринадцать лет. Фото: Лилия Шарловская.

На Западе, когда между супругами возникают проблемы, они обращаются к психотерапевту. И порой специалисты помогают преодолеть кризис.
Татьяна:
«У меня есть знакомая семейная пара, их брак спас психолог. Но я не то что не доверяю психотерапевтам — я наперед знаю, что они могут мне сказать. Мне очень интересна эта наука, я много книг прочла. И я знаю себя, все свои проблемы, понимаю, над чем мне надо работать. Просто не всегда хватает на это сил».


А может, в душе вы этого просто не хотите? Вам комфортно жить так, как вы живете?
Татьяна:
«На самом деле я очень консервативный человек, меня пугают перемены. Недаром же говорили древние китайцы: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен».


Как считаете, ваше перемирие с Владом — всерьез и надолго?
Татьяна:
«Надеюсь. (Смеется.) Ничего не хочу загадывать. Живу, работаю, общаюсь с друзьями, провожу время с моими замечательными сыновьями, которых обожаю. Саша и Никита очень разные по характеру. Старший сын спокойный, погружен в свой внутренний мир, интроверт. А младший — очень открытый, компанейский, все эмоции наружу. Любит играть в футбол, с удовольствием шествовал по подиуму — рекламировал одежду. Но все мы родились под знаком Рыб, поэтому существует между нами какая-то таинственная связь, которую я ощущаю на подсознательном уровне. Старшему недавно исполнилось двадцать, но есть в нем некий юношеский максимализм. Конечно, мне со своей колокольни жизненного опыта некоторые проблемы кажутся очевидными, и я стараюсь давать ему советы. Иногда он к ним прислушивается. Я особо не лезу в его личную жизнь. Захочет — сам что-то расскажет. Но Саша знает, что всегда найдет у меня понимание и поддержку».


А вы находите поддержку в его лице? Особенно сейчас, когда вам так непросто?
Татьяна
: «Не знаю… Наверное, тут опять моя дурацкая черта характера проявляется. Я трудности преодолеваю в одиночку. Это ужасно на самом деле. Может, когда-нибудь появится в моей жизни такой человек, который скажет: «Так, все, хватит. Все твои проблемы я беру на себя».


Интересно, какой вы будете свекровью?
Татьяна:
«Нормальной, терпимой, думаю. Самое главное — чтобы моя будущая невестка любила моего сына. А все остальное — это же его выбор. Даже если этот выбор вдруг покажется мне неудачным — ему с ней жить. К тому же я могу и ошибаться. Так что читать нравоучения и давать советы, которых никто не спрашивает, не стану».


Как Саша воспринял «тайм-аут» в вашей семейной жизни?
Татьяна:
«Он вообще этого не касается. Когда мы разводились с первым мужем, Саша меня понял. Он и с папой бы с удовольствием общался, но тот как-то не проявлял и до сих пор не проявляет особого желания встречаться. Надеюсь, со временем их отношения наладятся. Что касается нынешней моей ситуации с Владиславом, сын даже толком не понимает, что происходит. Мы не обсуждали эту тему».


А младший?
Татьяна:
«С младшим, конечно, тяжело. Я когда с первым мужем разводилась, было ужасно жалко Сашу. И сейчас мне очень жалко Никиту. Но принимая решение, будем ли мы с Владиславом вместе, надо исходить все-таки из того, какие отношения между нами. Если счастливы родители, счастливы и дети».