Личность

Способность к лидерству — это дар

Ольга Лукина рассказала WomanHit, какие существуют типа лидеров, почему не всем удается стать хорошим руководителем, и как грамотно реализовать свои врожденные способности.

Ольга Лукина рассказала WomanHit, какие существуют типа лидеров, почему не всем удается стать хорошим руководителем, и как грамотно реализовать свои врожденные способности.

17 марта 2014 16:52
6965
0
Способность к лидерству – это дар. Фото: Lori.ru.

Ольга Лукина — кандидат медицинских наук, консультант по личностному развитию лидеров, основатель Института психотерапии и коучинга. В фокусе ее профессиональных интересов находится личность лидера, его внутренняя свобода и самореализация.
Одной из основных задач стоит определение категории лидера и выявление ключевых проблем, из-за которых лидер перестает справляться с повседневными кризисами.

— Ольга, все-таки давайте сначала разберемся в категории лидерства. Что это значит — быть лидером?
— Под словом «лидеры» я имею в виду не просто людей, добившихся успеха, обладающих властью или состоянием, а людей, наделенных природой мощной жизненной силой, используя которую они способны влиять на других людей и ход событий. Менять существующий порядок вещей, нести прогресс. Это люди, которые в экстремальных ситуациях не впадают в оцепенение, а напротив, мыслят и действуют быстрее и находят выход. Это люди, которые привыкли к тому, что у них все получается. Почти все они добились значительных успехов в своем деле и уже успели доказать себе, что способны справляться с различными испытаниями и кризисами. В жизни они полагаются только на себя, помимо этого привыкли помогать и поддерживать других.
Но некоторые из них — лидеры поневоле, заставившие себя быть «героями дня», не имея к этому склонности от природы. Это первая категория лидеров. Они взяли на себя функции лидера под давлением обстоятельств. Но, не справившись с этой задачей, они пережили нерезультативность в бизнесе, как фиаско всей жизни, так и не поняв, что выстраивать и развивать нечто новое, вести за собой людей, нести ответственность за свою предприимчивость — это способности, которыми наделены не все. Эти «невольники» не поняли, что не справились с ролью лидера не потому, что являлись плохими, а потому, что являлись другими. Их успех был не здесь. Затем наступает кризис. Они не чувствуют никакого азарта, никакого желания что-то привнести в жизнь посредством своей деятельности. Никакого желания осваивать новые направления, то есть то, что обычно чувствуют природные лидеры. Переживание таких людей похоже на двухслойный пирог. Верхний слой — это бесконечная усталость и тяжесть. Более глубокий слой — это вина перед собой и гнев.
Работа с такими людьми чрезвычайно сложна. Эти люди обычно очень трудно и медленно приходят к осознанию того, что семья и семейное дело не умрут, если они перестанут ради них жить.
Напротив, у людей, которые в этом бизнесе работают, появиться новый шанс, новые возможности, если руководителем станет тот, кто от этого будет получать удовольствие и захочет двигаться вперед. А у «лидеров поневоле» откроется возможность снять с себя тяжкий и бессмысленный груз и выбрать то, в чем смысл его собственной жизни.

— Вы советуете таким людям, занимающие руководящие должности, прекратить работу и заняться тем, что им больше по душе? А это не рискованно? Ведь можно и вообще себя потерять.
— Совсем недавно была выявлена статистика, согласно которой самое большое количество инфарктов у людей случаются в ночь с понедельника на воскресенье. Это говорит о том, что человек, с которым случился инфаркт, боится после выходных опять идти на нелюбимую работу, брать на себя ответственность и груз, который ему больше не под силу. Из своей практики вижу, что люди очень страдают от того, чем они занимаются, если это им не доставляет радости, не возбуждает их.
Поэтому эти люди приходят ко мне за советом и говорят: «У меня нет сил, нет желания работать, я больше не получаю удовольствия от работы». Тогда мы обсуждаем, по какой причине он зашел в тупик, обсуждаем варианты, но выбор всегда остается за ним.

— Напрашивается вопрос: лидерство — это особый дар, который не каждому дан или что-то другое?

— Это — несомненно, особый дар. Поэтому хочу рассказать о людях, которые предали себя и не приняли свой дар лидерства. Можно сказать, что эти люди получили от природы лидерский дар, но по разным причинам не развили его. Такое случается нередко. Люди, предавшие свое предназначение, в той или иной степени добиваются внешнего успеха. Но чем выше они поднимаются в своей успешности, чем больше материальных благ достигают, тем острее чувствуют дискомфорт.
Далеко не всегда люди понимают, что это. Иногда им кажется, что дискомфорт вызван тем, что их недостаточно ценят на работе, или в силу своей авторитарности босс не дает им достаточно свободы, чтобы реализоваться. Иногда они считают, что переросли компанию, в которой работают. Некоторые ищут причину в отношениях в семье — начинают убеждать себя, что это из-за недостатка любви со стороны партнеров. Порой дело доходит до разводов. Но на самом деле они недовольны собой. За то, что не боролись за себя, за свой дар. Они предпочли приспособиться под требования.

— Можно ли сказать, что недовольство таких людей происходит от того, что есть куча нереализованных амбиций?
— Всегда говорила и буду говорить, что амбиции — это претензии человека к жизни, желание чего-то достичь, ожидание от жизни большего, и я не вижу в этом ничего плохого. Но когда человек не использует свой лидерский дар, его амбиции превращаются во что-то болезненное, некомфортное. Нужно искать причину, почему это произошло. Почему претензии есть, а умения и привычки достигать поставленной цели — нет.
Таким нереализованным лидерам важно опираться на свои сильные стороны, и это одна из граней эмоциональной грамотности, тогда можно ставить высокие планки и доходить до них.

— Какие возникают проблемы у людей, которые приняли дар лидерства, развили его, добились высоких результатов? Что им мешает быть счастливыми?
— Третий тип, деструктивный лидер — это люди, принявшие свой дар лидерства и использующие его на разрушение. Это, безусловно, люди одаренные, но весь вопрос в направлении вектора силы. Это люди, которых природа наделила мощной лидерской силой, но с раннего детства они столкнулись со злом, насилием, унижением, обманом. Они не только выжили, они стали хитрее, сильнее. Этот тип лидера достигает своих внешних целей, потому что он действительно силен, обладает хитростью, интеллектом. Далеко не всегда такой лидер осознает разрушительность и зло своих действий. Нередко он верит в то, что насилие, унижение были совершенно необходимы. В основе их деятельности всегда лежат агрессивность, захватничество, запугивание. Но ни деньги, ни известность, ни охрана не дают им возможности почувствовать себя спокойно. Их преследуют тени из прошлого, везде мерещиться предательство, лицемерие, неуважение. Эти люди пережили в детстве наиболее разрушительный удар. Треснула сама платформа жизни, доверие к ней.
Они давно перестали ждать от жизни чего-то хорошего. Глубинно их жизнью руководит страх и отлаженная жажда мести. Отсюда берется их мотив стремления к всемогуществу, победе любой ценой, разрушения на своем пути всех и вся, и себя в том числе. Примеров таких лидеров в нашей истории не счесть. Буквально несколько лет назад в Европе, в какой-то крупной корпорации был руководитель, доводивший своих сотрудников до самоубийства, и он совершенно не чувствовал за собой никакой вины. Для него люди были отработанным материалом.

— Если честно, я бы не стала работать с таким человеком, слишком уж неприятно иметь дело с таким типом. Как профессионал, как вы поступаете в таких случаях?
— Мне совершенно не хочется оказаться на месте психотерапевта, работающего с очередным «Гитлером» и вооружающего своего клиента новыми знаниями и навыками, изначально не разобравшись в глубинных механизмах его личности.
Сам того не осознавая, такой лидер станет использовать новые возможности для усиления феномена зла внутри себя. Моя человеческая и профессиональная ответственность — не допустить этого.
Представляя деструктивное лидерство «изнутри», я начинаю работать с такими клиентами, фокусируя их внимание на разрушительности и опасности их жизненной парадигмы для них самих и окружающих. И мы идем дальше, если они находят в себе мужество эту парадигму изменять.

— А есть ли какой-то оптимальный тип лидера, который правильно руководит людьми, никого не доводит до самоубийства, пользуется любовью и уважением своих сотрудников, и сам чувствует себя на своем месте. Что такого человека должно беспокоить?
— Есть. Это — созидающий лидер. Люди, которые еще в детстве приняли свою способность к лидерству, нашли свой путь в жизни и реализовали свою одаренность. Они достигли очевидного успеха, прошли испытание статусом, деньгами, возможностями. И примерно к середине жизни подошли к своему экзистенциальному кризису. Это кризис ответственности и внутренней свободы. Им хочется что-то оставить после себя, свое мастерство, яркий след в жизни. Но достигнув успеха, построив то, что они хотели построить, они наталкивались на свои внутренние ограничения, свои бессознательные страхи, главным из которых был запрет на счастье, запрет быть самим собой. Таким людям нужно вовремя понять — какой смысл в успехе, если ты ощущаешь себя его заложником и не чувствуешь себя счастливым? Также до них важно донести, что у любого ресурса есть предел и нужно прекратить работать на пределе своих человеческих возможностей. Нужно научиться отдыхать, переключаться, и это возможно, если они начнут доверять больше своим сотрудникам, научаться грамотно делегировать полномочия. У такого лидера станет меньше проблем, если он повысит собственную эмоциональную грамотность и получит мощный инструмент для понимания себя.

— Мне кажется, практически все согласятся, что получить от природы в дар такое качество, как лидерство — большое счастье.
— Быть одаренным в лидерстве и реализовать этот дар — совершенно разные вещи. Человек может выбрать свой дар или отклонить. Если человек сумеет раскрыть и реализовать свое лидерство, жизнь его станет наполненной и осмысленной, а деятельность будет приносить глубокое удовлетворение и радость. Если же человек отказывается от своего дара, даже неосознанно, или не может его реализовать, он предает себя. Тогда дар лидерства становится проклятием, внутренней виной, обрекающей на страдание и одиночество.