Отношения

История любви: Дмитрий Миллер и Юлия Деллос

Перипетии их отношений вполне достойны описания в романе. А в апреле этого года в семье произошло радостное событие: родились двойняшки Марианна и Алиса.

Перипетии их отношений вполне достойны описания в романе, но эта пара смотрится очень гармонично — будто две половины одного целого. А в апреле этого года в семье произошло радостное событие: родились двойняшки Марианна и Алиса.

22 августа 2014 19:08
28025
0
Дмитрий Миллер и Юлия Деллос. Фото: личный архив.

Юля Деллос: «Попасть в Мекку кинематографа всегда было моей мечтой. Это город-сказка. Конечно, я не думала, что он такой, как курортная Ялта, которую распластали. (Смеется.) Но оказалось, что в этом растянутом пространстве кроется немало чудес. Там столько интереснейших мест для посещения! Я жила в Санта-Монике, творческой части города, где обитают актеры, сценаристы, режиссеры. Там даже официанты в ресторанах — все сплошь белозубые красавцы и красавицы. Они тебя обслуживают, будто кастинг проходят у Стивена Спилберга».

На самом деле там многие начинающие актеры подрабатывают в ресторанах…
Юля:
«Да. В школе Чаббак была такая традиция: после урока идти на дружеский бокал в итальянский ресторан, который располагался рядом. Так его хозяева — актеры, которые играли в фильме „Плохие парни“, а бармен Адам — сценарист и режиссер. Порой я ощущала себя так, будто сама живу внутри какого-то фильма. К примеру, как-то раз мы с подругой Ириной сидели в ресторане (она визажист, очень талантливая девушка, училась в голливудской школе макияжа). Нам выделили столик на открытой террасе, мы наслаждались видами. Надо сказать, что в этом заведении не продавали алкоголя, но посетители могли приносить его с собой. И вот мы стали свидетелями интересной сцены. В три часа ночи к ресторану стали подъезжать „Роллс-Ройсы“, фантастической длины лимузины, из них выходили какие-то драгдилеры, рэперы в цепях, полуголые афроамериканские дивы с силиконовой грудью пятого размера, с нарощенными волосами, ресницами, ногтями, в облаке дорогих духов. А их секьюрити вытаскивали из багажника ящики с дорогущим шампанским и ставили все это богатство под столы. Выглядело все так колоритно, что мы глазели на них, просто открыв рот. В другой раз я попала будто в центр боевика. Над городом кружились вертолеты, орала полицейская сирена, кого-то задерживали, надевали наручники — непонятно: то ли съемки, то ли на самом деле все происходит. А однажды я встретила самую настоящую ясновидящую».

Вы попали к ней на прием?
Юля:
«Нет, все гораздо интереснее. Когда Дима вернулся в Россию, я стала снимать дом в Санта-Монике вместе с двумя французами: композитором и девушкой-продюсером. У нас была чудесная компания. Мы общались с известным режиссером Питоф (тем самым, который снял „Женщину-кошку“ и „Видок“). Изумительный человек, тончайший, романтичный, глубокий. Еще один приятель — Бари Блаунстейн, сценарист всех фильмов с Эдди Мерфи, можно сказать, его крестный отец в кинематографе. И вот на мой день рождения эти замечательные люди решили устроить мне приятный сюрприз — заказали столик в ресторане в Малибу, на побережье. Мы хотели пить вино, любоваться солнцем, тонущим в океане, — такая вот романтика. Но даже мои друзья не знали, насколько волшебным окажется этот вечер. До ужина я решила немного прогуляться пешком. Вижу — навстречу идет афроамериканка. Она почему-то сразу привлекла мое внимание: такая красивая, высокая, стройная, с короткой стрижкой, в развевающихся одеждах в стиле Йоши Ямамото. Я подумала: „Какая же она интересная, изумительная, элегантная!“ Очень захотелось сделать ей комплимент. Но я не успела. Когда мы поравнялись, я подняла глаза, улыбнулась, она также улыбнулась в ответ и… вдруг говорит: „С днем рождения, Джулия! Будь счастлива“. Представляете! Я чуть в обморок не упала! Прошла на автомате несколько шагов, потом не выдержала, оборачиваюсь: „Как вы узнали?“. Оказалось, что это местная ясновидящая, и я встретила ее именно в свой день рождения! То есть Лос-Анджелес действительно уникальный город, город чудес — там нельзя не снимать кино, нельзя не написать сценарий. Там многое вдохновляет!».

А учиться в киношколе вам нравилось?
Юля:
«Это очень полезный профессиональный опыт для меня. Преподавание там было на самом высоком уровне. Я доказала, что могу играть и говорить на английском языке. Правда, потом пришлось сделать перерыв, потому что я узнала о своей беременности. Произошло это в тот момент, когда я прогуливалась по супермаркету и прикидывала, не купить ли мне приглянувшиеся часы. Позвонила медсестра из клиники, куда я сдала кровь на анализ, говорит: „Тесты положительные, вы беременны!“ Огорошила меня так, что от волнения я переспросила: „Это точно?“ Она смеется: „Точнее не бывает!“ И тут у меня просто хлынули слезы».

«Врач из американской клиники уговаривал: «Юля, оставайтесь! Куда же вы полетите в эту ужасную страну?», но я очень скучала по мужу». Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.
«Врач из американской клиники уговаривал: «Юля, оставайтесь! Куда же вы полетите в эту ужасную страну?», но я очень скучала по мужу». Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.

Дмитрий Миллер: «Мы с Юлей очень хотели иметь детей. Так долго этого ждали, не получалось. И когда все свершилось, это казалось каким-то чудом».

Юля: «В этом супермаркете у меня работала приятельница, она очень тепло ко мне относилась, постоянно делала какие-то скидки. Так получилось, что я остановилась как раз напротив ее отдела. Она увидела, что я плачу, выбежала из-за прилавка: „Юля, что случилось?! Я могу помочь?“ А я просто дар речи потеряла от волнения. Потом чуть-чуть пришла в себя, успокоилась, говорю: „Ничего страшного, просто я только что узнала, что беременна“. Что тут началось! Она стала меня обнимать, целовать: „Для меня такая честь, что в такой важный момент я нахожусь рядом с тобой!“ Стала звать продавщицу из другого отдела: „Сара! Юля только что узнала, что беременна!“ Они вместе со мной плакали от счастья, будто это они беременны, а не я. Вот такой был трогательный момент женского единения».

А Дима тогда был в Лос-Анджелесе?
Юля:
«Нет, он уже уехал в Россию. Я позвонила ему по Скайпу. Как раз и Даня, сын, находился рядом с ним. Рассказываю новости, а муж заявляет: «А я и не сомневался, что все будет хорошо!»
Дмитрий: «Наверное, тогда я еще не до конца осознал, что наконец-то стану отцом. Настоящее потрясение и слезы были, когда Юля отправила мне результаты УЗИ».
Юля: «В Америке к этому относятся очень просто. Когда я пришла делать УЗИ, врач сказал: «Доставай телефон. Будем снимать видео». Я смотрела на экран с замиранием сердца. Врач говорит: «Так… что мы видим? Вaby A. О, baby В!» Это прозвучало как каламбур. «Bee» по-английски означает «пчелка», и выглядели мои дети на экране как маленькие пчелки. И вот когда я отправила Диме это видео, он позвонил очень взволнованный. Сказал: «Как это прекрасно!»
Дмитрий: «Это была двойная радость. Правда, по какому-то стереотипу, сложившемуся в голове, я думал, что, раз двойня, наверное, кто-то из них окажется мальчиком. (Смеется.) А родились Алиса и Марианна. Но я очень рад — они такие нежные, трогательные девочки! Дочки-лапочки. Их не надо ругать, и строгим с ними тоже не надо быть. Я даже внутренне расслабился, когда узнал, что не пацаны, которых как-то строго воспитывать надо».

Дима, вы, наверное, волновались за Юлю? Все-таки ей уже не двадцать лет.
Дмитрий:
«Я достаточно хорошо знаю свою жену: она очень ответственная, педантичная, четко выполняет рекомендации врачей. Поэтому я не сомневался, что все будет в порядке».
Юля: «Конечно, если сравнивать мою первую беременность и эту — просто небо и земля. Тогда я была занята в спектакле, и мне приходилось выполнять акробатические номера. Я нижний брейк танцевала на пятом месяце беременности! Причем мне и в голову не приходило, что это может как-то навредить ребенку. Я не думала о том, что могу его потерять. Уже когда живот стал заметен, месяце на шестом, я сказала режиссеру: „Если можно, я не буду делать сальто, но из спектакля уходить не хочу!“ Совершенно бесстрашная была девушка и веселая».
Дмитрий: «Ты и осталась такой. Если бы детей было не двое, ты бы и сейчас отжигала».
Юля: «Нет, я все-таки более осторожной стала. Хотя и вторая беременность протекала прекрасно. На пляже и в чаепитиях с друзьями. Я ела много свежих фруктов, вкусную калифорнийскую малину, ездила с друзьями вдоль побережья на красном «мустанге», мы ходили на премьеры фильмов. Вообще о том периоде у меня остались самые радужные воспоминания. Я пользовалась колоссальным успехом у противоположного пола. В Лос-Анджелесе много мексиканцев, а они обожают фигуристых женщин с бедрами. Я идеально попадала под их стандарт красоты, особенно когда у меня появился маленький животик. Меня просто носили на руках! В супермаркетах я получала бесплатно фрукты и овощи, мне несли какие-то угощения из закромов. Приглашали на ужин, спрашивали номер телефона. Помню, на пляже ко мне просто «прилип» один парень — очень хотел познакомиться. Говорил: «Ты такая красивая, так мне понравилась, хочу на тебе жениться». Я отвечаю: «Тебя не смущает, что я беременна двойней?» «О, а я думал, ты просто такая фигуристая». (Смеется.) Клиника, где я наблюдалась, чудесная, персонал внимательный, чуткий. Очень милый, позитивный доктор уговаривал: «Юля, куда же вы едете? Поживи здесь, а муж с сыном приедут тебя навестить. Неужели тебе здесь не нравится? Колибри летают вместо воробьев. Это же Калифорния, детка!»

Дмитрий легко нашел общий язык с сыном Юли Данилом. Их объединила страсть к музыке и путешествиям. Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.
Дмитрий легко нашел общий язык с сыном Юли Данилом. Их объединила страсть к музыке и путешествиям. Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.

Но вы все равно уехали?
Юля:
«Конечно, я очень скучала по Диме и Дане. Чувствовала себя словно в пионерском лагере, куда меня сдали родители. И потом, у нас уже и с московским роддомом были договоренности. Помогли Димины однокурсницы по медицинскому университету». (Дмитрий учился там до того, как поступил в театральный институт имени Щепкина. — Прим. авт.).
Дмитрий: «Кстати, они подарили нам онлайн-курсы по подготовке к родам. Там много хороших рекомендаций для молодых родителей. Я хоть и знаком с медициной не понаслышке, читать было интересно. Отдельно советы для будущих пап, отдельно — для мам. Мужчин в принципе настраивают и готовят к тому, что нужно выполнять любой каприз беременной супруги. Может, к примеру, случиться такая ситуация: ты присутствуешь при родах, за компанию с женой дышишь и тужишься, вот уже и ребенок должен появиться на свет, и тут вдруг она заявляет: „Не хочу, чтобы ты здесь оставался!“ И надо спокойно это принять. Без возражений уйти. В моей ситуации это было бы особенно смешно».

Почему?
Дмитрий:
«Мы снова начали снимать сериал «Светофор», и спасибо всей съемочной группе, которая подстраивалась под меня, корректируя график. Я говорю: «Юля, ты представляешь, я улетаю на съемки, а через два дня ты звонишь: «Все, рожаю!» Я срываюсь обратно, прибегаю в роддом. Как супергерой врываюсь к тебе в палату, беру за руку, а ты говоришь: «Я передумала, уходи».

Но в действительности так не произошло?
Дмитрий:
«Нет. Я успел как раз вовремя, присутствовал при родах и видел, как на свет появились мои девочки».

Некоторые мужчины, говорят, в обморок падают…
Дмитрий:
«Когда в мединституте мы проходили практику, мне приходилось присутствовать при операциях. И помню, что порой становилось дурно. А здесь я был спокоен, сосредоточен, следил за женой. Юле делали кесарево сечение. А в палате стоял аппарат, который фильтровал кровь, собирал в пакетик, и ее обратно Юле переливали».
Юля: «Когда я все это увидела, поняла, что роды у меня будут „технологичные“, хайтек. (Смеется.) Врачи поставили этот аппарат прямо у меня перед носом. И я „созерцала“, какое количество крови я теряю, даже не верилось, что это все мое. Но врачи успокоили: „Не волнуйтесь, мы всю вашу кровь потом обратно вам вернем“. Когда все закончилось, я почувствовала себя как лягушка, которую переехал трактор, как боец, которого ранили шрапнелью в живот. Была одной сплошной пульсирующей болью. Но моя награда находилась рядом. Уже на третий день я встала к детям — кормить их молоком. Огромное спасибо всей съемочной группе „Светофора“ за то, что они вошли в наше положение. То время, что я провела в больнице, я видела Диму каждый день. Признаюсь, была просто потрясена его великодушием и заботой. Вы не представляете, как он за нами ухаживал! Надо сказать, что кормили в роддоме недопустимо. То, что нам давали на обед, категорически нельзя есть кормящим мамам. Яблоки кислые, соки в пакетах, щи из капусты — все это нельзя. Дима привозил мне нормальную еду, он сам готовил супы, варил язык, запекал в духовке буженину. Я поразилась, с каким вкусом он выбрал костюмчики и соски для детей, купил пеленки. И он с таким энтузиазмом все делал — я просто не ожидала».
Дмитрий: «Когда они находились в больнице, под присмотром, мне было проще — по сути, я был интендантом, на мне лежало только обеспечение. Потом, когда Юлю с детьми выписали, я в полной мере ощутил, какая это сложная роль — быть отцом. Это труднее всего, что со мной происходило до этого. Не сравнится ни армия, ни поступление в институт! Надо просто превратиться в сплошную любовь и приятие. Потому что и устаешь, и не высыпаешься, а их две, они плачут. Это психологически тяжело: ведь вроде я все делаю как надо, стараюсь изо всех сил, а они все равно ревут в два голоса».
Юля: «Однажды он не выдержал и прямо-таки почти швырнул Марианну в кроватку. Я, когда это увидела, сказала: „Больше к ребенку не подпущу!“ Но муж работает над собой».

Вам никто не помогает?
Юля:
«Сначала было очень много помощников. Приехали мама, сестра Димы. А потом все разъехались, и Дима отправился на съемки в Таиланд. И осталась я одна с двумя детьми. Училась их одновременно кормить, договаривалась, чтобы не плакали. (Смеется.) Но иногда они мне устраивали „хор бурановских бабушек“. Причем Алиса явно прислушивалась, пыталась попасть в тональность старшей сестры. Марианна, чувствуется по голосу, боевая девочка. Алиса же более спокойная, голосок у нее тоненький. Свою помощь предлагала Димина мама, но она пожилой человек, это слишком большая нагрузка для нее. Пока справляемся своими силами».

В лучших традициях голливудского кино поездка в Америку стала историей со счастливым концом. Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.
В лучших традициях голливудского кино поездка в Америку стала историей со счастливым концом. Фото: личный архив Дмитрия Миллера и Юлии Деллос.

Кому из вас ближе Марианна, кому Алиса?
Дмитрий:
«Юля говорит, что Марианна — это моя дочка. Кричит сильно, отходит так же быстро. А Алисочка более женственная, изысканная, умеет трогательно складывать ручки».
Юля: «Но это не значит, что кого-то из них мы любим больше. Они очень разные, у каждой свой характер».

Они реагируют друг на друга?
Юля:
«Если положить их рядом, касаются друг друга, тянутся ручками. Пока это происходит инстинктивно, неосознанно, но выглядит очень трогательно. У меня есть фото, где видно, как Алиса целует в щечку сестру. Между ними еще нет соперничества. И это очень мило».

Придерживаетесь ли вы какой-нибудь методики воспитания? В Голливуде очень популярны книги Рэйчел Вэддилав. Она считает, что нужно воспитывать в ребенке самостоятельность. Если малыш плачет, не стоит брать его на руки, убаюкивать.
Юля:
«Америка — очень пунктуальная страна. Она сама по себе — огромный бизнес-проект. У нас же все спонтанно, и это незаменимая составляющая русской души. Нам необходимо установить тактильную связь с детьми. А успокаивать даже приятно. Особенно когда видишь результат».

Как Даня воспринял появление младших сестричек?
Юля:
«Ждал и очень переживал. Он ужасно боялся, что со мной что-то будет не так и я умру при родах. Даня — уже взрослый парень, самостоятельный. Живет отдельно со своей подругой Дашей, работает в крупном PR-агентстве. Недавно организовал выставку, на которую приехали представители лучших отелей мира. Я им очень горжусь. И понимаю, что мой ребенок вырос. Когда Даня стал жить отдельно, мы вдруг остро ощутили, что чего-то не хватает. Квартира пустая, никого нет, смеха не слышно, омлет некому приготовить… Так что появление Алисы и Марианны в нашей жизни произошло очень вовремя. Я снова ощутила себя молодой мамой. По-моему, у меня даже кожа стала лучше и волосы. Правда, во время беременности я поправилась на тридцать пять килограммов. Двадцать восемь из них ушли после родов. Но все равно надо приводить себя в форму».

Вы ведь раньше оба занимались сыроедением…
Дмитрий:
«Все это в прошлом. Сейчас не до экспериментов над собой. Юля — кормящая мама. А я сам не хочу. Изменились приоритеты. То, что занимало раньше и казалось важным, отошло на задний план. Очень скучаю, когда не вижу своих девочек. Я уезжал на съемки, меня не было восемнадцать дней. Приехал — а они за короткое время уже подросли! Хочется наслаждаться каждым эпизодом их развития. Ведь эти мгновения неповторимы».

Юля, а вы по российским меркам мать-героиня!
Юля:
«Да, могу теперь в метро бесплатно ездить. Ради этого все и затевалось». (Смеется.)

А Диме работать приходится в два раза больше…
Дмитрий:
«И хорошо, пусть будет работа — чем больше, тем лучше. Был вполне приличный, как я считаю, сериал „Склиф“. Продолжаются съемки любимого „Светофора“. Есть и другие достойные предложения. Уровень сериалов поднялся, так что есть из чего выбирать».