Путешествия

Записки тайской мамочки: «Я наконец увидела 'шокирующую Азию»

Ольга Сапрыкина осенью прошлого года уехала в Таиланд, чтобы родить сына в стране вечного лета. На Пхукете она побывала на самом кровожадном в мире фестивале.

Ольга Сапрыкина, заместитель главного редактора журнала «Атмосфера». Осенью прошлого года уехала в Таиланд, чтобы родить сына в стране вечного лета. На Пхукете она побывала на самом кровожадном в мире фестивале.

10 апреля 2013 16:34
13573
1
Очень странно видеть людей, у которых из губ могут торчать ручки от зонтиков, под которыми они скрываются от солнца.

Я вам говорила, что тайцы в общей массе — люди мирные, доброжелательные и улыбчивые? Так вот, раз в год эти милейшие создания превращаются в кровожадных монстров. Они хватают все колюще-режущие предметы и безжалостно калечат… самих же себя.
Называется подобный массовый психоз вполне мирно — Вегетарианский фестиваль. Это, пожалуй, один из самых необычных праздников в мире, который каждый год привлекает на Пхукет все больше и больше туристов.

Вот уже почти двести лет, раз в год, участники фестиваля истязают себя всеми возможными способами.
Вот уже почти двести лет, раз в год, участники фестиваля истязают себя всеми возможными способами.

Рассказывают две версии возникновения этой странной традиции протыкать свое тело всем, чем только можно, и ходить в таком виде по улицам с песнями и плясками. Впрочем, ни одна из них, на мой взгляд, этого безумия не объясняет. Но я все равно расскажу.

Во время шествий взрывается такое количество петард, что это становится опасным.
Во время шествий взрывается такое количество петард, что это становится опасным.

Итак, согласно одной легенде, в начале XIX века на острове Пхукет жила небольшая община китайцев, которые работали на местных оловянных рудниках. В 1825 году среди общины разразилась жуткая эпидемия и, чтобы остановить ее, китайцы решили прекратить питаться мясом. Версия вторая на самом деле очень сходна с первой, только на арене появляются актеры китайской оперы. Это вроде как именно они все в том же 1825 году посоветовали своим землякам начать религиозный пост — мол, если этого не сделать, то остров захлестнет настоящая эпидемия. Как и почему пост и отказ от мяса вдруг стали сочетаться с кровавым ритуалом истязать себя всеми возможными способами, мне до сих пор непонятно. Но вот уже почти двести лет каждую осень на целую неделю остров превращается в очень странное место. Поверьте, это очень необычное зрелище, когда по улице идет целая процессия людей, у одного из которых из щеки может торчать глушитель от мотоцикла, а у другого — ручка от зонтика, под которым он скрывается от солнца.
Религия и коммерция в одном флаконе: иногда участники фестиваля носят на себе рекламные растяжки.
Религия и коммерция в одном флаконе: иногда участники фестиваля носят на себе рекламные растяжки.

Хотя на этот фестиваль едут со всего мира, вас вполне могут не допустить до него. Например, если вы — женщина, у которой как раз критические дни. Или же — глубоко беременны, как я. Чем провинились дамы с критическими днями (ну разве что возможностью составить конкуренцию истекающим кровью вегетарианцам), я не очень понимаю. А вот мне с моим животом действительно на фестивале было не очень уютно. И даже не вид проколотых щек, рук, ног и прочих частей тела тому виной. Просто шествия сопровождаются к тому же взрывами петард. И это настолько шумно и неприятно, что я, глянув (несмотря на запреты полицейских) одним глазком на шествие, сама заперлась в доме на время праздника. Нет, пожалуй, я поищу другие развлечения на острове. Более спокойные и умиротворяющие…

Продолжение истории…

Предыдущий рассказ Ольги читайте здесь, а с чего все начиналось — здесь.