Дети

Эвелина Бледанс и ее сын стали произведением искусства

Недавно актриса представила обществу картину «Современная Мадонна с младенцем», для которой позировала с маленьким Семеном.

Недавно актриса представила обществу картину «Современная Мадонна с младенцем», для которой позировала с маленьким Семеном.

15 ноября 2012 17:07
15670
0
Эвелина Бледанс с сыном позируют для картины.
материалы пресс-служб.

— Эвелина, как появилась идея написания этой картины?
— Все случилось благодаря моей любви к шляпам. У меня огромная коллекция головных уборов, как современных, так и винтажных. И один бутик итальянских шляп, в которых ходят даже королевские семьи, заинтересовался моей персоной. Они организовывали выставку картин, на которых изображены наши знаменитости в шляпах. Предложили поучаствовать и мне. А я захотела сделать это вместе с Семеном.


— Чтобы доказать, что детишки с синдромом не опасны, как это было сказано по одному из центральных каналов?

— Знаете, 80% россиян нас поддерживают, любят нашу семью и уважают. Но есть 20%, которые считают, что я пиарюсь за счет ребенка, что я его везде таскаю, и, возможно, у него и нет никакого синдрома. И вот этим людям я говорю, что буду повсюду бывать с Семеном, делать с ним репортажи, съемки, фильмы и т. д. И картина — это еще одна возможность участия моего ребенка в интересном проекте. Как и любая мама, я им горжусь, для меня он самый лучший. И в его лице я буду показывать, что все детки с синдромом, если их любить, кроме добра и радости, ничего другого не приносят.


— Вы действительно теперь судитесь?

— Да. Мы уже потратили много денег, так как адвокаты очень серьезные. Но муж говорит, что за правое дело стоит бороться. Когда передача вышла, то родители тут же начали писать Семену в Твиттер, мне в личку, звонить в фонд и возмущаться, почему их деток назвали потенциальными убийцами. Представляете, только мы знаем о двух случаях, когда после этих агрессивных слов отказались от новорожденных малышей. Их взяли в семьи благодаря усилиям социальных работников, а после выхода программы вновь отдали в дом малютки. Ущерб нанесен очень большой. И спускать это на тормозах мы не собираемся. Я непосредственно подаю иск как мать, защищающая честь и достоинство своего ребенка. Но параллельно подписи собирает наш фонд, с нами работает Павел Астахов. То есть мы таким образом защищаем всех деток с синдромом.

Эвелина Бледанс с сыном. Фото: материалы пресс-служб.
Эвелина Бледанс с сыном. Фото: материалы пресс-служб.

— Возвращаясь к картине: как Семен выдержал роль натурщика?
— Сейчас многие художники рисуют с фотографии. А наш Леонид Петрухин считает, что писать нужно исключительно с натуры. Он приехал к нам за город, обустроил целую комнату под студию, дождался, когда солнце засветило определенным образом. И Семен сделал мне подарок: около часа сидел спокойно на руках. Да, он иногда срывал кепочку, которая была на него надета. Но это оказалось на руку художнику, который «поймал» жест малыша. Потом Семена отпустили, покормили и отправили гулять на улицу. А меня еще достаточно долго рисовали. Так и получилось, как говорил художник: чуть больше трех часов. И если раньше дом был завален моими шляпками, то теперь — Семена. Ему подарили с десяток соломенных, хлопчатобумажных шляп и кепок — так что он уже готов к следующему летнему сезону. А вот теплых, фетровых шляп на маленьких деток не делают.


— Семен не удивился, когда увидел маму в шляпе?

— Он со мной прошел съемки сериала «Одна за всех». (Смеется.) И поначалу дико удивлялся, когда видел маму в белом цвете и с огромными губами. А потом привык. Поэтому мое появление в шляпе не было для него сильным шоком.


— Художники действительно не дают шевелиться во время написания портрета?
— С Семеном мы шевелились. А когда я осталась одна, то решила вести себя примерно. Специально для себя придумала историю, что буду смотреть не «в кадр», а как бы вниз. Это было мое ухищрение, потому что смотреть на протяжении нескольких часов в одну точку достаточно тяжело. И еще за это время я сделала много полезных дел у себя в телефоне. (Смеется.) В результате очень хорошо получилось: Сема смотрит «в кадр», а я как бы на него.


— А мужу понравилось?
— Он сказала, что Семен толстый получился, круглолицый. Но все-таки картина — это не фотография, а некий взгляд художника. Мне все понравилось: и цвета, и настроение. Не зря у Леонида много полотен в частных коллекциях, как у нас, так и за границей. Он художник со своим стилем. И, возможно, когда сын вырастет и продаст эту картину, то сможет купить себе небольшой остров. Мы уже заказали классную музейную рамку. Хотя из-за нее долго спорили с мужем. Он утверждал, что рамки — прошлый век и самые модные картины висят без них. Но я настояла. (Смеется.)

Картина с Эвелиной Бледанс и ее сыном. Фото: материалы пресс-служб.
Картина с Эвелиной Бледанс и ее сыном. Фото: материалы пресс-служб.


— Семену недавно исполнилось 7 месяцев. Отмечали?

— Ну как мы отмечаем? Каждый день. (Смеется.) Вот сейчас немножко курицы съели, потом пюре из банана. У нас уже такая взрослая жизнь наступает. Конечно, сисю мы любим больше всего кушать, но всякие сладкие пюрешки и компоты тоже уважаем. И уже мои запасы, которые я заготовила и заморозила из своего сада, очень быстро исчезают. У меня муж обожает мои компоты, и теперь к нему присоединился еще и сын. Сейчас их самый любимый — это сливово-крыжовниковый. Потом буду варить клубничный — ее больше всего у меня заготовлено.


— Долго грудью кормить планируете?
— Пока бог даст молока, так и буду. Я хочу максимально долго, как минимум год. Надеюсь, проблем с молоком не случится, так как я не отлучаюсь надолго от сына.


— В этом году вы переехали из Москвы в собственный дом. И как вам загородная осень?
— Загородная осень хуже, чем загородное лето. Гулять холодновато. Мы привыкли, что у нас ребенок по 20 часов находится на свежем воздухе, а сейчас, естественно, такого позволить нельзя. Но для малыша даже самая плохая осень за городом лучше, чем самое прекрасное лето в городе.