Дети

Музыка для «нестандартных» детей

Приглашает Центр оперного пения Галины Вишневской

Центре оперного пения Галины Вишневской — удивительное место. Внутри центра очень красиво, как и положено во дворцах. А в зале шел необычный концерт — для детей, но не простых, а с синдромом Дауна.

24 марта 2011 18:35
3539
0

Мы поговорили с Ольгой Ростропович, президентом Фонда Мстислава Ростроповича и устроителем этой благотворительной акции.

— Ольга Мстиславовна, как появилась идея концертов?

— Дело в том, что я долгое время жила в Америке — почти 40 лет. А там подобные концерты очень распространены. И мне захотелось внедрить это в русскую культуру — рассказать детишкам с ограниченными возможностями здоровья про музыку, доступно и интересно. Мы стали звонить в больницы, детские дома, просто в семьи и приглашать ребят. К сожалению, в России к таким детям относятся не всегда, скажем так, терпимо. И это надо исправлять…

Мы даем возможность им провести время со своими родителями, с братьями и сестрами, у которых нет проблем со здоровьем. Надо воспитывать общество: чтобы таких детишек видели в залах на выставках, чтобы они просто появлялись на людях и на них не показывали пальцем. В основном к нам приходят дети с синдромом Дауна, бывают еще с церебральным параличом. Преимущество зала в Центре оперного пения как раз в том, что сюда можно заезжать на колясках. А воскресенье — удобный день для родителей.

…Когда в 2009-м году возникла идея концертов, правительство Москвы дало нам финансирование до конца года. И, естественно, однажды ведущий Артем Варгафтик объявил со сцены, что «сегодня будет последний концерт» из этой серии. Детишки и их родители были очень расстроены, звонили в фонд, писали письма. Вот посмотрите, что нам прислали! (С благодарственного письма от организации, помогающей больным с синдромом Дауна, смотрят несколько десятков улыбающихся «даунят». — Ред.). Как после этого можно не продолжить? И я решила продолжать концерты на свои средства.

— А что ощущают юные пианисты и скрипачи на сцене?

— Молодым музыкантам тоже надо приучаться к тому, что не всегда они будут играть в тишине при переполненных залах. Уметь играть в детской аудитории очень важно для артистов. Потому что часто во время выступления тебя что-то сильно отвлекает: вдруг кто-то зажег свет, стукнул кого-то, или что-то упало… И нужно иметь очень хорошую профессиональную, артистическую закалку, чтобы не реагировать на раздражители и находиться в каком-то своем русле. А дети в зале могут сидеть свободно, выдавая свою реакцию на произведения…

И интересно, что на сцене выступают не взрослые люди, а сверстники наших гостей. И вдруг кому-то из зрителей однажды захочется играть так же, как та девочка со скрипкой?..

— Кто составляет программу?

— Составляю я, учитывая специфику публики. Мы говорим о «простых» известных композиторах — Бетховене, Моцарте. В следующий раз будем говорить про Баха.

У детишек с синдромом Дауна глубокий внутренний мир. Они часто талантливы, например, в живописи. Они любят музыку и могут что-то сочинять. Они замечательные, очень добрые и беззащитные дети. Я сегодня смотрела, как они слушали — иной раз просто «уходят» в музыку. Детишки без проблем, более «нормальные», могут поерзать в кресле, поскучать, они думают еще о чем-то другом, а этих сама музыка уносит туда, где им очень удобно и комфортно.

— Как часто проходят детские концерты?

— Каждое последнее воскресенье месяца. Крайняя встреча будет в мае, а потом мы опять начинаем в сентябре. Вход свободный, зал рассчитан на 330 человек, и даже если к нам придет детей больше, мы всех рассадим, не сомневайтесь. Наш новый ведущий — Павел Любимцев — милейший человек. Ему это интересно: сегодня в рассказ о Моцарте он много добавил от себя, и даже вспомнил замечательное стихотворение Булата Окуджавы…

ПЕСЕНКА О МОЦАРТЕ

Булат ОКУДЖАВА

Моцарт на старенькой скрипке играет,
Моцарт играет, а скрипка поет.
Моцарт отечества не выбирает —
просто играет всю жизнь напролет.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба — то гульба, то пальба…
Не оставляйте стараний, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

Где-нибудь на остановке конечной
скажем спасибо и этой судьбе,
но из грехов своей родины вечной
не сотворить бы кумира себе.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба — то гульба, то пальба…
Не расставайтесь с надеждой, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

Коротки наши лета молодые:
миг — и развеются, как на кострах,
красный камзол, башмаки золотые,
белый парик, рукава в кружевах.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба — то гульба, то пальба…
Не обращайте вниманья, маэстро,
не убирайте ладони со лба.