Отношения

Настя Задорожная: «У меня нет желания затевать свадьбу»

В августе у артистки и фигуриста Сергея Славнова пятилетняя годовщина отношений. Пара доказала, что настоящей любви расстояния не помеха.

В августе у артистки и ее возлюбленного, фигуриста Сергея Славнова пятилетняя годовщина отношений. Пара смогла доказать, что настоящей любви расстояния не помеха.

2 августа 2013 19:06
13187
0
Настя Задорожная и Сергей Славнов.
Лилия Шарловская

Женское счастье — был бы милый рядом". Настя особенно остро понимала это в те дни, когда он приезжал — любимый и желанный. Подруги и критиковали Задорожную, и завидовали ей. Критиковали — потому что видели, как тяжело ей в те тоскливые осенние вечера, когда за окном дождь, все уныло и хочется тепла и уюта, идущего от ощущения близости дорогого тебе человека. Завидовали — потому что видели, как Настя преображалась в ожидании встречи. И еще потому, что присутствовала в их отношениях с Сергеем романтика, которую безуспешно пытаются сохранить пары со стажем. Задорожная всегда была личностью моногамной и на мелкие любовные интрижки не разменивалась. Еще в детском ансамбле «Непоседы» первый раз влюбилась — в Сергея Лазарева. И тайно вздыхала по нему несколько лет. Затем был долгий роман с известным телепродюсером, который был в два раза старше. А потом на съемках шоу «Звездный лед» Настя познакомилась с фигуристом Сергеем Славновым — он был ее партнером.

Настя, каким было ваше первое впечатление от знакомства?
Настя Задорожная:
«Вообще для меня участие в проекте „Звездный лед“ было большой авантюрой, потому что до этого я стояла на коньках всего пару раз. Несколько недель я занималась с тренером — нас учили азам фигурного катания. А потом мне сказали, что я встречусь со своим партнером — Сергеем Славновым, серебряным призером чемпионата Европы. В тот день — 30 августа — я отмечала день рождения, и у меня был концерт в каком-то клубе. После выступления я, как обычно, раздала автографы, пофотографировалась с поклонниками и отправилась в свою грим-уборную. Только собралась снять концертное платье, как дверь открылась и вошел какой-то парень с красным чемоданом и букетом цветов. Оказалось, это и есть мой будущий партнер по шоу. Сказал: „Я к вам тянулся за автографом. А вы на меня даже внимания не обратили, расписались — и все“. Я засмеялась: „Серьезно? Ну простите меня, простите!“ Как-то так — ничего особенного, обычное знакомство. Яркого впечатления он на меня не произвел».


Искра в тот момент не пробежала?
Настя:
«Нет, никакого электрического разряда я тогда не ощутила. (Смеется.) Но сейчас, по прошествии пяти лет, нисколько не переживаю по поводу того, что не было у нас любви с первого взгляда. Главное, что чувство пришло потом. А в тот момент я просто для себя отметила: милый парень, блондин с веснушками. Редкое сочетание. Забавно. Подумала: „Он мой партнер по шоу, надо с ним подружиться“. Кстати, Сережа до нашей встречи про меня тоже ничего не знал: спорт-смен, занят тренировками, телевизором особо не увлекался. Поэтому он понятия не имел, кто такая Настя Задорожная. Стал расспрашивать друзей. И один его приятель позвонил и сказал: „Сережа, интересуешься Задорожной? Бегом в газетный киоск. Она там на обложке мужского журнала во всей красе“. Таким образом посредством печатного СМИ мой партнер познакомился с материалом, с которым ему предстояло работать».


Материал понравился?
Настя:
«Да! Сережа сказал, что фотосессия очень профессионально сделана, все прекрасно и он доволен, что у него оказалась такая симпатичная партнерша. Ну, а потом начались репетиции. Помню первые ощущения, когда я взяла Сергея за руки. Партнер — это тот человек, которому нужно довериться. Ведь я же просто неопытный ребенок на катке, а он спортсмен, чемпион. Фигурное катание — довольно опасный вид спорта. Естественно, большая доля ответственности ложится на него, профессионала в этом деле. С Сережей я почувствовала себя уверенно, почему-то так и подумала, что он надежный парень. Мне хотелось доказать ему, что я способная и многому могу научиться. Наверное, это мое желание и стало залогом наших успешных совместных номеров. Мы с Сережей легко нашли общий язык. Оказалось, что с чувством юмора у него все в порядке. А для меня это немаловажный фактор в общении: я сама человек веселый и мне надо пошутить хотя бы раз в две минуты. Так совпало, что помимо репетиций у меня в тот период были съемки в сериале „Клуб“, и приходилось каждый день ездить за семьдесят километров от Москвы. Днем я снималась, вечером возвращалась в Москву, репетировала и только в три часа ночи ложилась спать. А утром надо было рано вставать».

«Едва взяв Сергея за руки, я поняла: он надежный партнер». Фото: PEOPLESCHOICE/Fotodom.ru.
«Едва взяв Сергея за руки, я поняла: он надежный партнер». Фото: PEOPLESCHOICE/Fotodom.ru.

И нагрузки сказались на здоровье — у вас случился приступ перитонита…
Настя:
«Да, мне стало плохо, и ночью меня на „скорой“ отвезли в больницу. Операция длилась четыре часа. Когда я очнулась, первое время не могла понять, что происходит, почему я лежу на больничной койке. Потом вспомнила, что у меня ледовое шоу, роль в сериале и еще собеседование в американском посольстве (надо было получить визу для съемок в фильме „Любовь в большом городе“). Груз ответственности давил на меня со страшной силой. Но я решила, что не буду расклеиваться, поддаваться панике, как можно быстрее соберусь с силами и выйду на работу. Разумеется, меня навещали друзья, мама — все переживали за меня. Но почему-то когда пришел Сережа, я просто дико обрадовалась. Спрашивала его, как идет подготовка к шоу, обещала, что через несколько дней вернусь в строй. Он смеялся: „Лежи, больная, выздоравливай! Я после аппендицита и то восстанавливался три недели, а у тебя перитонит“. Но я упорствовала: „Нет, я должна выйти на лед!“ Когда на шестой день я выписалась из больницы, врач покрутил пальцем у виска, сказал: „Ты сумасшедшая!“ И вот так я пошла на каток — с дренажными трубками в животе. У меня подкашивались ноги, и мне казалось, что за неделю пребывания в больнице я позабыла все, что учила до этого».


Вы героическая женщина!
Настя:
«Наверное, сейчас я бы так уже не поступила. (Смеется.) Но в той тяжелой ситуации мы очень сблизились с Сережей. В наших отношениях мы как бы с первой ступеньки сразу на шестую перепрыгнули. Мне кажется, я его покорила своим бесстрашием, тем, что я такая целеустремленная. Он сказал: „Задорожная, по тебе спорт плачет. С такой силой воли ты бы наверняка добилась успеха — хоть в фигурном катании, хоть в легкой атлетике“. А я переживала за него: „Вот не повезло тебе, такая непутевая досталась партнерша!“ Он отвечал: „Нет, ты молодец, самая лучшая“. Как он старался меня оберегать, как боялся за меня! Потом признавался, что даже перед Олимпиадой так не волновался. Он ведь даже споткнулся во время нашего первого выступления».


Вы в нем пробудили лучшие мужские качества — заступника.
Настя:
«Он просто как с принцессой со мной обращался — очень осторожно. Нас еще так засудили во время первого эфира… Но дело не в этом. Я просила Сережу не давать мне спуску, все искала какие-то яркие образы, приключения на льду. Пересмотрела все выступления Сергея и его партнерши Юли Обертас — хотела попробовать то, что делали они. Мой партнер оказался очень мужественным человеком. Для парного катания важно, чтобы фигуристка была изящной. Поэтому все они в основном небольшого роста и очень худенькие. Юля Обертас доставала Сереже до плеча и весила всего сорок килограммов. Я по этим параметрам просто великанша и не гожусь для фигурного катания. Тем не менее Сережа пошел навстречу моим желаниям и делал со мной много разнообразных поддержек. У нас были довольно эффектные номера».


А когда вы почувствовали к нему интерес как к мужчине?
Настя:
«У нас был довольно маленький каток для репетиций. Мы приезжали туда в свитерах, толстовках, а когда «раскатывались», становилось жарко. И мы начинали потихоньку раздеваться до маек. И вот я стала замечать такую вещь: почему-то когда Сережа снимал свитер (а делал он это вперед, через голову, оголяя спину), я неизменно оказывалась рядом. И взгляд мой обязательно падал на эту красивую мускулистую спину. У Сережи действительно прекрасная спортивная фигура. Не люблю перекачанных парней, а у него все как надо — очень пропорционально. И вот я одну репетицию смотрю на его голую спину, другую и думаю: «Ну-ну, Настя, партнером интересуешься?»


Сопротивлялись чувству?
Настя:
«Нет, наоборот. Как потянуло… Просто, что называется, крышу снесло. И я поддалась этому порыву без тени сомнения. Может, кто-то на моем месте подумал бы, проявил осторожность».


У вас ведь на тот момент был роман?
Настя:
«Нет, он закончился еще до ледового шоу. И в тот непростой период моей жизни — когда я перенесла операцию, когда на меня свалилась куча работы — мне было просто необходимо почувствовать себя любимой. И любить самой. Мне повезло, что это оказалось не интрижкой, не мимолетной историей. И мое чувство нашло отклик у Сергея. Я достаточно открытый человек — ну бывает, понравится кто-то, а тут почувствовала, что прямо пожар разгорается внутри! И это было так хорошо, так вовремя… Единственное, я очень переживала, чтобы из наших отношений не устроили пиар-историю. Нас пытались на это раскрутить, но мы не поддавались».

«Вся моя работа сопровождается бесконечным флиртом с партнерами, режиссерами. А как по-другому? Мы же должны найти общий язык…». Фото: Лилия Шарловская.
«Вся моя работа сопровождается бесконечным флиртом с партнерами, режиссерами. А как по-другому? Мы же должны найти общий язык…». Фото: Лилия Шарловская.

А Сереже пришлось объясняться с Юлей Обертас?
Настя:
«Нет, так писала желтая пресса. На самом деле Сережа расстался с Юлей еще задолго до того, как начался „Звездный лед“. Они остались просто партнерами. На тот момент у него была другая девушка, которая жила в Питере. Они встречались несколько месяцев. Когда Сережа понял, что его тянет ко мне, решил завершить те отношения. Я как раз поехала в Нью-Йорк на съемки, а Сергей позвонил мне и сообщил, что был в Питере и объяснился со своей девушкой. Конечно, разговор получился непростым, но я горжусь тем, что он поступил по-честному. Вести двойную игру, что-то скрывать — Сергей слишком благороден и слишком добр для этого. Он обманывать совершенно не умеет — простой, чистый и светлый человек. Я очень редко встречала таких людей. И эти качества, на мой взгляд, бесценны».


Вы в тот момент жили настоящим, не думая о том, как дальше будут развиваться ваши отношения?
Настя:
«Мы все откладывали разговор, понимая, что закончится ледовое шоу — и начнется жизнь, в которой у нас очень мало возможностей встречаться. Я жила в Москве, Сергей — в Питере, но большую часть времени он проводил в разъездах. Гастроли артиста длятся несколько дней, редко — месяц. И в основном это происходит в России. Если фигурист уезжает, то это надолго, и, как правило, речь идет о чужой стране. Первое время переживать разлуку было особенно тяжело. Помню, после Нового года (который мы встретили вместе) Сережа улетел на соревнования во Францию. У меня в тот момент шли съемки, и я не могла за ним последовать. Это было ужасно. Целый месяц мы общались только по телефону и по скайпу — говорили часами. Даже засыпая, оставались онлайн. Я клала свою подушку возле компьютера. Бывает, проснешься посреди ночи: „Сережа, ты здесь?“ — „Да-да, спи“. Кому-то это может показаться бредом, а мы по-другому не могли. Я считала дни, недели до его возвращения: вот одна прошла, другая, уже совсем скоро… Трудно было. Но понемногу я привыкла к его кочевому образу жизни. Сейчас мы заранее согласовываем наши графики и, как только появляется окно, встречаемся».


Никто не хочет пожертвовать карьерой ради личного счастья?
Настя:
«А кто сказал, что мы несчастны?! Я знаю, что Сережа хочет кататься, он очень любит это. И я не могу ставить его перед выбором: я или спорт. Мне не нужны жертвы с его стороны. Ему хорошо со мной, но он получает удовольствие от того, что делает. Мне самой безумно нравится смотреть его выступления. Я им горжусь. Мы любим друг друга и в то же время понимаем, как важна для нас работа. Мы люди, которые влюблены в свое дело. Музыка для меня, фигурное катание для Сережи — не просто средство заработка, а то, без чего мы не можем жить, без этого стухнем сразу. Во всяком случае, пока это так. Потом, возможно, ситуация изменится».


А вы чисто теоретически знаете, что не сможете без съемок, концертов?
Настя:
«Когда у меня случаются творческие кризисы, я прямо-таки в депрессию впадаю».


Любовь в такие моменты не спасает?
Настя:
«Моя любовь в это время где-то на коньках катается. (Грустно улыбается.) Хотя, помню, у меня месяц не было работы, и я уехала к Сереже. Хорошо время провели. Но я по натуре трудоголик — без дела не могу сидеть. Мне надо, чтобы вокруг кипела жизнь. Хочется себя реализовать, на данный момент это важно для меня».


Ваша мама, наверное, переживает, что у вас такой вот роман — на расстоянии…
Настя:
«Родители — это отдельная история. Но жизнь-то моя. Я за маму безумно счастлива — она наконец-то встретила достойного мужчину. (Родители Насти развелись, когда ей было двенадцать лет. — Прим. авт.) Мама долго была одна, а сейчас у нее случилась любовь. И она так и светится вся! Я очень-очень за нее рада и просто молюсь, чтобы у нее все сложилось хорошо».


А вас отношения с Сергеем изменили?
Настя:
«Я вообще изменилась за пять лет. Стала более спокойной. Конечно, мы проходили этапы притирки, мы ведь люди из разных миров. Мир спортсменов — особенный, очень замкнутый, там совершенно иная система ценностей. И люди, занимающиеся фигурным катанием, как правило, находят пару среди своих. У них кочевая жизнь, и иных шансов нет. То, что мы с Сережей пытаемся построить наше будущее, — это действительно подвиг. Пока мы чувствуем необходимость друг в друге, и наши чувства не угасли. Разумеется, нам бывает непросто. Поскольку Сережа все время где-то, большая часть бытовых проблем ложится на мои плечи. По телефону и скайпу всех вопросов не решить. Но этот фактор для меня определяющим не является. Я из тех людей, кто будет бороться за любовь. И я делаю все что могу, чтобы сохранить наш союз».

За роль Алисы Громовой в фильме «Любовь в большом городе» Настя получила премию радио Monte Carlo как самая сексуальная актриса. С Алексеем Чадовым. Фото: Лилия Шарловская.
За роль Алисы Громовой в фильме «Любовь в большом городе» Настя получила премию радио Monte Carlo как самая сексуальная актриса. С Алексеем Чадовым. Фото: Лилия Шарловская.

Какой самый долгий период, когда вы не виделись?
Настя:
«У меня такое ощущение, что сейчас. (Задумывается.) Да, около двух месяцев прошло, как Сережа уехал. Но я все время в работе: когда ты занят, время летит быстрее».
Два месяца — это не критично. Капитаны дальнего плавания оставляют семью на полгода…
Настя: «Я себя в шутку так и называю — жена моряка. Два месяца — не критично, но если суммировать то время, что мы проводим вместе за год, то его получится не так много. Зато всякий раз с нетерпением ждешь встречи. И у нас через каждые два месяца есть эти прекрасные „три счастливых дня“, которыми не каждая пара может похвастаться».


Вы всегда предупреждаете Сергея о своем приезде или делаете сюрприз?
Настя:
«Предупреждаю. Он ведь в другой стране, и не помешает знать, где именно он остановился. Желательно также, чтобы он меня встретил и не пришлось самой тащить огромный чемодан. Помню случай, когда Сережа был занят подготовкой к соревнованиям, и мне пришлось добираться одной — с самолета пересаживаться на поезд, потом с этого поезда на другой. Сергей в тот момент находился в таком городе, куда самолеты не летают».


Ревнуете друг друга?
Настя:
«Это было в самом начале. Сережа довольно ревнив. Но я сразу решила расставить все точки над „i“: мы должны друг другу доверять — не на словах, а на деле. Иначе наши отношения просто рухнут. Если накручивать себя: он там в другом городе, в женском коллективе, или она на съемках, в окружении звезд, — это просто сожрет тебя изнутри. Я Сергею сказала прямым текстом: „Если я надумаю тебе изменить, то сообщу об этом заранее“. У меня не бывает интрижек, романов на съемочной площадке. Хотя моя работа сопровождается бесконечным флиртом с партнерами, режиссерами. А как по-другому? Мы же должны найти общий язык, а как это сделать побыстрее? Через флирт. И никто не запрещает, это в порядке вещей. Разумеется, есть определенные границы, которые я не собираюсь переступать. Я разделяю работу и личную жизнь. И я попыталась все это донести до Сережи, хотя он первое время и ворчал: „Вот, вы там все время что-то отмечаете, празднуете. Трудно удержаться от соблазна“. Я говорила, что даже если это и так, я четко знаю момент, когда нужно остановиться. И после пирушек еду домой спать в свою постель. Сережа и сейчас иногда нервничает и звонит мне по нескольку раз. И тогда я тоже начинаю заводиться: ну сколько можно контролировать, не надо! А потом понимаю, что ему там тяжело без меня и плохо, поэтому он так эмоционально взвинчен. И мы миримся. Доверие — тот плацдарм, на котором держится наш союз. Если бы его не было, все бы разрушилось».


Ни разу за пять лет не возникало сомнений — зачем эти сложности? Может, найти человека, который будет все время рядом?
Настя: «
Не хочу рассказывать вам сказку про идеальную пару. Все в нашей жизни случалось: и ругались, и ссорились, и не разговаривали по нескольку дней. Но ни разу не было такого, что мы решили: все, расстаемся. Мы работаем над отношениями — во время ледового шоу заложили их фундамент, прошли стадию бетона, а сейчас начинаем складывать дом по кирпичикам».


Какой-то долгострой у вас получается.
Настя:
«Это и называется — выстроить отношения. И они становятся глубже, прочнее. Иначе действительно получится бессмысленная трата времени. Я поняла, что нашла человека, с которым хочу быть вместе. У меня даже мысли нет поменять его на кого-то другого».


А общий дом — не эмоциональный, а реальный — у вас есть?
Настя:
«Мы живем в Москве, в моей квартире. Сейчас Сережа почти не появляется в Питере. Общим домом это назвать сложно. Для моего любимого это скорее перевалочный пункт. И там он всегда желанный гость. (Смеется.) На самом деле я шучу. Конечно, это общий дом, мы там живем. Просто Сережа чаще бывает в разъездах, чем я».


Не так давно Сергей подарил вам обручальное кольцо…
Настя:
«Какое обручальное кольцо? Не было ничего такого. Все выдумки журналистов желтых изданий. Про меня уже писали, что я беременна. На самом деле Сережа уже несколько раз делал мне предложение. Первый раз — через три месяца после знакомства, потом через полгода, через год. Но я сказала: „Сережа, фактически я и так твоя жена. Это предложение — ради чего оно? Затевать какое-то торжество, свадьбу у меня сейчас желания нет“. Признаться, у меня довольно скептическое отношение к браку. Мне кажется, официальные узы никак не спасают любовь. Мне комфортно и так. Я отличаюсь от большинства девушек, которые мечтают поскорее выйти замуж, надеть кольцо».


Наверное, так они ощущают себя более защищенными.
Настя:
«А я считаю, что и без кольца можно чувствовать себя спокойно. Возможно, потом у меня появится желание отпраздновать наш день любви. Но пока я не вижу в этом нужды. И я не из тех, кто идет на поводу у общественного мнения».


Люди женятся, когда планируют развивать семью, рожать детей…
Настя:
«Посмотрим. К этому тоже надо готовиться. Пока мы живем в таком безумном графике, о детях думать бессмысленно. А на будущее загадывать я не люблю. Мне нравится, что жизнь преподносит сюрпризы».


Что общего за это время появилось у вас — людей из разных миров?
Настя:
«У нас общая компания. Надо сказать, мои друзья — люди довольно своеобразные. Мы познакомились еще в институте и до сих пор дружим. Они довольно остры на язычок — только дай волю кого-нибудь покритиковать, поподкалывать. Но Сережу приняли очень хорошо. Он теперь свой в доску, встречается с ними, даже когда меня рядом нет. И я очень этому рада. Ведь не всегда получается, что твоя вторая половина вписывается в коллектив, и тогда начинаются конфликты. А тут процесс вливания прошел безболезненно. Сережа приобрел новых друзей. И как мне кажется, за счет того, что он стал вращаться в этой компании, он стал более открытым. У спортсменов ведь действительно ограниченный круг общения. А тут ему все рады, ему комфортно, интересно. Еще я наблюдаю, что в нем развивается настоящий домохозяин. Хочется ему что-то делать для семьи, по хозяйству. Он очень хорошо готовит. Недавно был в Англии, узнал рецепты каких-то блюд и обещает меня побаловать чем-то невероятно вкусным».


Как вы проводите вместе время?
Настя:
«Любимое развлечение — выехать за город на барбекю с друзьями. А поскольку друзей много, пикники бывают часто. Еще любим походы в кино, путешествия. Серега объездил весь мир, а мне это еще только предстоит. Он большой фанат рыбалки. В прошлом году я решила сделать любимому подарок. Сказала: „Как только появится пара свободных недель, покупаю путевку и мы едем в Норвегию рыбачить“. С тех пор прошел год… Может, этим летом получится. Очень на это надеюсь».


Какой город вам нравится больше всего?
Настя:
«У нас нет любимого города, как и любимой песни. И про годовщину знакомства мы иногда забываем. Наши отношения — это антиклише. Зато у нас есть другое — искренность и доверие друг к другу. А это дорогого стоит».