Отношения

Екатерина Вилкова: «Мне бывает тяжело слушаться мужа»

Актриса рассказала о своем браке с Ильей Любимовым и объяснила, почему они год до свадьбы воздерживались от интимных отношений.

«Страсть туманит голову, не разглядишь, что за человек с тобой рядом. Поэтому мы с Ильей год до свадьбы воздерживались от интимных отношений». Актриса — о своем необычном браке.

28 июня 2013 22:27
33973
0
Екатерина Вилкова и Илья Любимов.
Наталья Мущинкина

Недаром говорят: пути Господни неисповедимы. Могла ли Катя Вилкова предположить, что ей — девушке с таким строптивым, непокорным характером — предстоит узнать, что такое смирение? Что ей понравится подчиняться мужчине и она будет ощущать при этом счастье? Что она, так мечтавшая реализоваться в профессии и покорить Москву, всерьез задумается о том, чтобы посвятить себя семье и детям? Наверное, чтобы человек мог так круто измениться, ему нужно многое пережить. Как писала пресса, до Ильи у Кати было несколько серьезных романов. Первая любовь — Денис Фролов. С ним она познакомилась, еще будучи студенткой Нижегородского театрального училища. Денис был старше ее на два года, учился в Высшей школе экономики. После окончания бакалавриата парень уехал в Москву. За любимым последовала и Катя, хотя ей предлагали работу в нескольких театрах в родном городе. Но в столице их пути разошлись. Катя поступила в Школу-студию МХАТ, где у нее завязался новый роман — с одногруппником Петром Кисловым. Увы, чувства быстро сошли на нет. Петр был не из тех мужчин, кто хранит верность в отношениях… С режиссером и сценаристом Михаилом Шевчуком молодая актриса познакомилась в 2005 году на съемках фильма «Сатисфакция». Он был вдвое старше, они стали жить вместе. Шевчук познакомил избранницу с родителями и даже специально под нее написал главную роль — в сериале «Пантера». Но, как говорят, он отличался ревнивым и вспыльчивым нравом. В результате Катя собрала вещи и сбежала. Подробности нового скандального романа Вилковой — с писателем и ресторатором Дмитрием Липскеровым — обсуждала вся Москва. Ведь он сам смачно описал интимную жизнь с «нижегородской актриской» в своем романе «Мясо снегиря». Катя тоже могла бы поведать миру о своих обидах и о том, что устала быть игрушкой в руках взрослого мужчины. Потому и решила уйти. Затем последовал роман с неким женатым бизнесменом — и новые разочарования. А потом она познакомилась с Ильей Любимовым. Наверное, если бы это произошло немного раньше, эти отношения могли бы оставить на сердце Екатерины очередную глубокую рану. «Я во многом преуспел: добился признания в профессии, сыграл главные роли в лучших спектаклях нашего театра, снимался в кино. Одновременно предавался любовной неге, валялся в дурмане, перепробовав все виды и способы употребления наркотиков — от легких до самых тяжелых. Мне просто повезло, ведь это едва не разрушило мою жизнь. Я крепко стесался с криминалом, посидел в тюрьме. И единственное, куда не ступала моя нога, куда даже не бросил взгляда, — это в сторону Божьего храма», — рассказывал о себе Любимов в одном из интервью. Перепробовав в жизни все и поняв, что чем дальше, тем больше он уничтожает себя, Илья пришел к вере. Так что Кате встретился уже другой человек — тот, что искал чистоты, настоящей любви. И она ему поверила. Они обвенчались на Красную горку — 1 мая 2011 года. А ровно через девять месяцев в семье родилась дочь — Павла.

Катя, уж вы-то, наверное, верите в то, что браки совершаются на небесах?
Екатерина Вилкова:
«Абсолютно в этом уверена. Как мне кажется, моя ситуация именно такая».


Правда ли, что вы с Ильей познакомились на Пасху?
Екатерина:
«Впервые мы встретились на фотосессии, которую устраивала наша общая знакомая Аня Цуканова. Тогда мы просто поговорили, обменялись номерами телефонов — и все. Никто никому не звонил. Прошел месяц, и совершенно случайно мы снова встретились — в церкви, во время пасхальной службы. И больше уже не расставались».


Вы почувствовали, что этот человек — ваша судьба?
Екатерина:
«У нас сразу возник очень сильный интерес и притяжение друг к другу. Но мы с Ильей оба взрослые люди, многое пережили, обжигались не раз. Поэтому, конечно, сначала трудно было поверить, что вот это — то самое, настоящее. Мы боялись ошибиться. Но, видимо, так нам суждено: быть вместе и создать семью».


Вам не показалось странным поведение Ильи, его взгляды на отношения мужчины и женщины?
Екатерина:
«Меня это немного удивило, но в хорошем смысле слова. Илья говорил, что для него духовный контакт важнее физической близости. Как только мужчина озвучивает подобные мысли, начинаешь ему доверять. Ведь было в моей жизни немало разочарований, и каждый раз я внутренне закрывалась все больше и больше. А тут человек одной фразой сразу сумел так к себе расположить».


И вы целый год до свадьбы воздерживались от интимных отношений?
Екатерина:
«Да. На мой взгляд, это правильный путь. Мы не первые и, надеюсь, не последние из пар, кто его выбрал. Страсть и гормоны туманят голову и зачастую мешают разглядеть какие-то важные вещи. Тебя несет на волне радости, удовольствия, и ты толком не соображаешь, что происходит, что за человек рядом с тобой. А ведь вам вместе жить всю жизнь, растить детей. Поэтому не хочется, чтобы что-то застило взор».

В обычной жизни актриса предпочитает спортивный стиль. Вечерние платья ей нравятся, но носит она их редко. Фото: Лилия Шарловская.
В обычной жизни актриса предпочитает спортивный стиль. Вечерние платья ей нравятся, но носит она их редко. Фото: Лилия Шарловская.

А были какие-то сомнения: тот ли это человек?
Екатерина:
«До нашей свадьбы я, как и любая женщина, конечно, анализировала свои чувства, сравнивала эти отношения со своими прежними „любовями“. А что я испытывала тогда, когда влюбилась в первый раз? А сейчас как? То же самое или нет?.. Но поскольку в данном случае эмоции были гораздо сильнее и объемнее, на любой свой внутренний вопрос я получала четкий ответ: да, это он. И теперь каждую секунду я убеждаюсь, что поступила правильно».


Илья вам говорил, что советовался с духовным отцом по поводу выбора будущей жены?
Екатерина:
«Я узнала об этом не сразу. Потому что если сказать девушке, с которой начинаешь встречаться, нечто вроде: я тут посоветовался с моим духовником, годишься ли ты мне в жены, — это может и отпугнуть. Почему мою судьбу должен решать какой-то посторонний человек, пусть даже и священник? К тому же я в то время была далека от воцерковления. Так что все происходило постепенно. Безусловно, решение создать семью было очень важным в нашей жизни. И хорошо, что у нас есть духовный наставник, его помощь необходима. Если есть сомнения в каких-то вопросах, безусловно, лучше спросить его об этом. Он не решит проблемы, но может дать какой-то ценный совет».


Традиционно пары в конфетно-букетный период встречаются, посещают культурные мероприятия, отправляются в романтические путешествия. А что делали вы — вели разговоры по душам?
Екатерина:
«Конечно. Мы с Ильей ходили в библиотеку, читали книги. (Смеется.) Было абсолютно все то же самое, что и у всех. Проводили много времени вместе, гуляли, устраивали кутежи, занимались повседневными и бытовыми делами — начиная от поездок в „Икею“ и заканчивая ресторанами, кино, визитами к родителям, друзьям. Но и по душам, разумеется, беседовали — все, как и у других пар».


Родители как восприняли Илью?
Екатерина:
«Прекрасно. Хотя мне кажется, что они до сих пор его побаиваются. К Илье многие люди относятся настороженно, потому что у него низкий голос и он производит впечатление мрачного типа. А на самом деле он совсем не такой! И если он молчит, то он просто молчит, а вовсе не потому, что чем-то недоволен. Мама все переживала: „А что он не разговаривает, обиделся?“ И мне приходилось объяснять, что нет. Если Илье что-то не нравится, он как раз выскажет это вслух».


Чувствуется, что он харизматичный человек и может оказывать влияние на других.
Екатерина:
«Иногда может. Так сложилось, что он живет с тремя женщинами — женой, дочкой и няней, и все мы стараемся его слушаться».


Илья рассказывал, что ваша семья строится в соответствии с канонами православия и жена подчиняется мужу.
Екатерина:
«Это не только законы православия, так изначально природой заложено. Мужчина сильный, он — тот, кто убивает мамонта, защищает дом, идет на войну. А женщина — за мужчиной. Недаром говорят: замужем. То есть за его спиной прячешься от каких-то бед, проблем. Муж как щит. Поэтому он и принимает решения. Но, конечно, между женой и мужем все равно должен быть диалог. Все тянуть одному — ни один человек такого не выдержит. Бывает, мужчина не может что-то сделать по определенным причинам: он болеет или его нет рядом. Тогда, естественно, женщина на подстраховке».


Вы человек с сильным характером. Приехали из Нижнего Новгорода покорять Москву, карьеру сделали. Наверное, вам не так-то просто оставаться на вторых ролях?
Екатерина:
«То, о чем мы с вами говорили, вовсе не означает, что моего мнения в семье никто не спрашивает. Иногда оно даже бывает решающим, особенно в вопросах, касающихся воспитания дочки. Тут Илья всегда ко мне прислушивается. Ребенок — это больше моя забота, чем мужа. Конечно, не всегда наши мнения совпадают, иной раз бывает тяжело слушаться мужа, но я стараюсь. И переживаю, когда у меня это не получается».


Вас всегда привлекали волевые натуры?
Екатерина:
«Не знаю, не анализировала. Но, безусловно, мне бы хотелось, чтобы мужчина был мужчиной, а не инфантильным существом. И мог брать на себя ответственность».


Илья пришел к христианским ценностям после бурно проведенной молодости…
Екатерина:
«Да, многое повидал. Для меня это не секрет».

«Это стереотипы, что глава православной семьи строит домочадцев с розгой в руке. Большинство православных мужей – тихие, тактичные и нежные люди». Фото: Иванов Сергей/PhotoXPress.ru.
«Это стереотипы, что глава православной семьи строит домочадцев с розгой в руке. Большинство православных мужей – тихие, тактичные и нежные люди». Фото: Иванов Сергей/PhotoXPress.ru.

А у вас была хорошая семья, юность без каких-либо эксцессов. Что вас привело к церкви?
Екатерина:
«За внешним благополучным фасадом зачастую скрываются вещи, которые мы можем и не знать. Нам не дано залезть в голову другого человека и понять, что он чувствует. Это не значит, что я скрываю какие-то страшные тайны. У меня было отличное детство, заботливые родители. И, слава Богу, в целом жизнь складывалась удачно. Конечно, возникали ситуации, когда я могла очень сильно упасть и разбиться, но ангел-хранитель меня вовремя отводил. У меня всегда была куча вопросов по отношению к миру. Как надо жить? В чем смысл существования? Как сохранить любовь, семью? К моменту встречи с Ильей у меня сформировалось стойкое убеждение, что институт брака себя исчерпал. Я видела, что происходят обманы, измены, и мне казалось, что этого невозможно избежать. Мне не хотелось с таким ощущением строить семью, все мое существо этому противилось. И сейчас мне очень помогает знание, что есть храм, какая-то защита, душевная подпитка. Очень трудно мне про это говорить — муж все гораздо проще и понятнее объясняет… После того как я схожу в церковь исповедаться и причаститься, я словно сильнее делаюсь, будто витамин С мне ввели в организм. И я понимаю, что правильно, а что нет, все на свои места становится».


До Ильи у вас было несколько серьезных романов, но до брака дело не доходило. Что вас останавливало — попадались не те люди?
Екатерина:
«Тогда я так не думала — казалось, что обстоятельства не складываются. Но, наверное, в душе понимала: да, не те люди. И знала, что где-то бродит по белу свету Илья Петрович и рано или поздно я смогу его завлечь в свои сети».


Вам его завоевывать пришлось?
Екатерина:
«Нет, все происходило на удивление просто, логично, без драм и эксцессов. Наши отношения — будто кубик Рубика, который собирается без усилий с твоей стороны. И ты даже как бы отстраняешься от ситуации и думаешь: как такое возможно?»


В интервью вы говорили, что Илья не очень-то ликовал по поводу того, что станет отцом…
Екатерина:
«Просто Илья другой человек по эмоциональному складу. Если я в минуты радости бурно выражаю свои чувства, прыгаю до потолка, то он более сдержанный. Поэтому когда я примчалась к нему с тестом на беременность с двумя полосочками, он спокойно сказал: «Ну молодец, супер». В первый момент мне даже немного обидно стало. Он увидел, что я огорчена, обнял меня и сказал: «Ну что я теперь, должен от счастья прыгнуть с балкона? Я могу, но тогда вы останетесь без папы».


А вас переполняли эмоции?
Екатерина:
«Как у многих нерожавших женщин в двадцать семь лет, у меня были определенные опасения, что что-нибудь не получится. Но несмотря на свои страхи, я хотела иметь детей. И Бог сделал нам такой подарок — у нас теперь есть Павла».


В честь кого ее назвали?
Екатерина:
«В честь святой Павлы. Дочь должна была появиться на свет накануне ее именин. Родилась чуть раньше, но поскольку мы уже выбрали имя, свыклись с ним, то решили оставить».


Что уже умеет ваша дочка, чем вас радует?
Екатерина:
«Иногда радует своим крепким сном. Она уже ходит, разговаривает. И с каждым месяцем становится все хитрее и хитрее. Это видно по тому, как она общается с нами. В любом ее поступке проявляются решительность, находчивость и желание подмять мир под себя».


Как вы думаете, в кого такая девочка?
Екатерина:
«Даже и не знаю. У нас в семье таких не было. (Смеется.) Наверное, взяла какие-то черты от нас обоих и возвела в третью степень».


Дочку будете воспитывать в соответствии с православными канонами?
Екатерина: «
Мы считаем, что вера — это поддержка и очень мощная направляющая в жизни. Хотим, чтобы Павла ходила в храм, причащалась. Пока она сама этого не умеет, мы ее возим».


Вы сказали, что ухаживать за ребенком вам помогает няня. А как вы ее нашли?
Екатерина:
«Ее рекомендовала моя подруга. Мы познакомились, и я поняла, что эта женщина нам подходит. Теперь она стала фактически членом семьи. Мне кажется, я доверяю ей больше, чем себе. Реальность сильно расходится с тем, что ты фантазируешь себе о маленьком ребенке. Первое время я реагировала на каждый писк и чих моей дочки. Почему она проснулась? Почему плачет? А вдруг что-то не так, вдруг она заболела? Просто потому, что это первый опыт и еще не с чем сравнивать».


Каким отцом оказался Илья?
Екатерина:
«Прекрасным! Он вообще может оставаться с Павлой один целый день. Кормит, гуляет, укладывает ее спать, читает книжки, играет. Причем она ведет себя с ним гораздо спокойнее, чем со мной или с няней».


Тоже, наверное, чувствует силу его характера.
Екатерина:
«Да, боится, что он вот-вот достанет плетку и нацепит длинную бороду Карабаса-Барабаса». (Смеется.)

Кокетка Бэтси в картине «Стиляги» (на фото – слева) получилась у Кати очень убедительной. Кадр из фильма.
Кокетка Бэтси в картине «Стиляги» (на фото – слева) получилась у Кати очень убедительной. Кадр из фильма.

По поводу вашей карьеры муж ставит условия: в каких проектах вам участвовать, а в каких нет?
Екатерина:
«Волевой, сильный, умеющий принимать решения мужчина — это вовсе не значит деспот и самодур. Илья, как любой вменяемый человек и прекрасный муж, не ограничивает меня в выборе. Но иногда, когда я в чем-то сомневаюсь и спрашиваю его совета, он анализирует, будет ли это полезным для меня. Естественно, если я с температурой и больным горлом собираюсь покататься на лыжах, он говорит: „Нет, тебе лучше этого не делать“. А как иначе? Он же несет ответственность за меня, за дочь. Так что уверяю вас: это стереотипы, что глава православной семьи строит домочадцев с помощью розги. Большинство православных мужей — милые люди, очень тихо разговаривающие, тактичные и нежные, без палок в руках. По крайней мере ничего такого я не замечала среди своих знакомых».


Вы, наверное, сами взыскательно относитесь к предлагаемым сценариям?
Екатерина:
«Семья и хождение в православный храм на мой выбор ролей никак не влияют. Я воспринимаю свою профессию как возможность заработка. Но при этом для меня всегда существовали некие рамки, за которые мне выходить не хотелось. А в остальном я выбираю из того, что мне предлагают. Я не стану сидеть дома без копейки денег и сажать ребенка на воду и гречку, если будет какой-то „недостойный проект“ — сериал, например. Это твоя работа, и нужно делать ее хорошо: неважно, снимаешься ли ты в блокбастере или же в мыльной опере. Это твой хлеб».


Из каких соображений вы брали дублерш на постельные сцены в фильме «Тиски»?
Екатерина:
«Потому что я никогда не умела этого делать — раздеваться перед камерой. Мне неуютно, некомфортно, ощущение такое, будто меня просто насилуют. Да я и не считаю, что подобное умение — это часть актерской профессии. Есть же специально обученные люди — стриптизеры, танцоры, которым подобные вещи даются легко».


Когда-то вы утверждали, что не выйдете замуж за актера. Тем не менее это случилось. Нет ли между вами соперничества?
Екатерина:
«Не замечала. Илья мужчина, а я женщина. Он брюнет, я блондинка. Нам никогда не играть одних ролей. Глупо соперничать с собственным мужем. Если у него что-то получается лучше, чем у меня, если у него на данный момент больше работы — я только радуюсь, потому что могу отдохнуть. А муж пусть приносит в дом деньги».


А если, наоборот, вы будете более востребованы? Сколько голливудских пар распалось из-за профессиональной ревности!
Екатерина:
«Ну не знаю… Все зависит от человека, который рядом. Я уже говорила, что отношусь к своей профессии как к ремеслу. Безусловно, актерство доставляет мне радость, затрагивает мое нутро, но это лишь способ заработать на жизнь, прокормить себя, своих близких. В этом плане у нас с мужем общие цели, в чем же нам друг другу завидовать?»


Видимо, вы совсем не тщеславны…
Екатерина:
«Нет, если бы это было так, наверное, мы бы сейчас с вами не разговаривали. Тщеславие помогает добиться успеха. Мое выражается в том, чтобы все делать хорошо, остаться довольной своим трудом. Но прыгнуть выше всех и показать, что я такая крутая и у меня есть статуэтка — „Оскар“ или „Ника“, не так важно для меня. Конечно, артисты как дети, им иногда нужны „пряники“ — поощрение и похвала. Особенно поначалу, когда они только начинают карьеру. Но я уже получила свою порцию похвалы, которая выражалась пусть и не в наградах, но в оценке сыгранных мной ролей и в дальнейших предложениях. Так что мое тщеславие распространяется только на качество моей работы».


Какими из своих фильмов вы особенно гордитесь?
Екатерина:
«Если назвать что-то одно, я, во-первых, буду нечестна, а во-вторых, могу кого-нибудь обидеть. Все проекты, в которых мне довелось участвовать, — это в профессиональном плане некие ступеньки, по которым я поднималась. Я стараюсь получать от работы удовольствие. Это всегда встречи с умными, талантливыми людьми, которые могут чему-то научить. Иногда, если повезет, таких людей может быть несколько на одной картине. Всегда есть интересные моменты — профессиональные и человеческие. Но, наверное, самое теплое отношение у меня к фильму „Самка“ Гриши Константинопольского — просто потому, что подобная картина у меня одна и она немного сумасшедшая». (Роль тележурналистки Ларисы, которая пытается найти следы снежного человека, была написана специально для Екатерины Вилковой. — Прим.авт.)


А «Стиляги»?
Екатерина:
«Все фильмы Валерия Петровича Тодоровского, в которых мне посчастливилось сниматься („Стиляги“, „Тиски“), — это сразу пять-шесть ступенек, а может, и несколько лестничных пролетов в моей карьере. Но если я до ста лет буду вспоминать картину „Стиляги“, то вряд ли сделаю еще что-то достойное. Поэтому я называю то, что было не так давно».


Как вам кажется, у вас есть определенное актерское амплуа?
Екатерина:
«Конечно, я тешу себя надеждой, что я вся такая разнообразная и могу сыграть что угодно. Но думаю, что в нашем кино все-таки присутствует типажность. Не всегда получается у режиссеров и продюсеров отступить от проложенных троп. Иногда они боятся рисковать, поскольку на производство фильмов тратятся большие деньги. Может, они и правы».


Вы все еще в декрете или уже начали сниматься?
Екатерина:
«Пока нет такой возможности — просто сидеть дома и кайфовать от общения с детьми. Так что я уже приступила к работе. Кстати, телефильм „Истребители“, который шел на экранах не так давно, — одна из моих первых работ после рождения дочери. На съемочной площадке мне посчастливилось приобрести немало ценных знакомств».


Вы сказали «кайфовать от общения с детьми». Одним ребенкомне ограничитесь?
Екатерина:
«Меня очень радует и вдохновляет пример Ивана Охлобыстина и его жены Оксаны. Если они сумели создать такую большую, счастливую, крепкую и дружную семью, значит, может получиться и у нас. Они прекрасно живут, путешествуют, у них замечательные дети. И Оксана вовсе не выглядит несчастной, изможденнной. Она всем довольна. Если бы еще отцу Иоанну не приходилось так много работать, чтобы прокормить эту ораву, вообще все было бы волшебно».


Оксана отказалась от карьеры в пользу семьи. Вы к этому готовы?
Екатерина:
«Не думаю, что с ее стороны это была жертва. Наоборот, забота о семье и детях для Оксаны великое счастье. Я поняла это, общаясь с ней. Думаю, если бы у нее родился еще сын или дочка, она бы ничуть не расстроилась. Наверное, если у меня будет пятеро или шестеро детей, вряд ли я смогу совместить их воспитание с работой. Но пока это чисто умозрительные рассуждения. Сейчас мне удается быть и актрисой, и мамой».