Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Дмитрий Исаев: «Ради роли Николая Ростова я научился фехтовать на саблях»

30 октября 2007 22:10
1575
0

В ноябре на телеканале «Россия» состоится премьера международного сериального проекта «Война и мир». В создании телефильма с бюджетом 26 миллионов евро принимали участие семь стран. Накануне российской премьеры «МК-Бульвар» поговорил с исполнителем роли Николая Ростова Дмитрием Исаевым.

В ноябре на телеканале «Россия» состоится премьера международного сериального проекта «Война и мир». В создании телефильма с бюджетом 26 миллионов евро принимали участие семь стран. Накануне российской премьеры «МК-Бульвар» поговорил с исполнителем роли Николая Ростова Дмитрием Исаевым.

— Дмитрий, как давно вы читали роман в последний раз?

— Я, конечно, проходил его в школе. Потом я читал его еще раза четыре или пять, так как очень люблю Толстого. И с удовольствием перечитал перед съемками, нашел в нем много нового для себя, потому что это касалось детальной разработки каких-то конкретных моментов. «Война и мир» — непростой материал для актера. Но у меня есть знакомый психолог, который мне очень помог. Мы составили с ним таблицы, схемы психологического портрета Николая Ростова, его мотиваций, возрастных изменений, моментов кризиса. На Западе такими услугами психологов пользуются процентов девяносто актеров, просто тщательно это скрывают. Я сам узнал об этом совершено случайно. А на самом деле, когда есть такие таблицы и все в голове уложено, в роли намного проще существовать.

— А фильм Сергея Бондарчука смотрели?

— Да, когда-то давно смотрел. И американский тоже.

— Перед съемками не пересматривали?

— Нет.

— Но вы понимаете, что этому фильму не избежать сравнения с тем, 1967 года?

— Сравнения я не боюсь. Хотя думаю, что сравнивать что-либо сегодня в нашей жизни — ненужное занятие, потому что мы сейчас воспринимаем мир совсем по-другому, чем раньше. Да и степень возможности съемок фильма отличается от той, что была тогда.

— В фильме много компьютерной графики?

— Это вопрос не ко мне. Но мне кажется, что это в основном спецэффекты, когда что-то просто «размножалось». Хотя массовки было достаточное количество.

— А где съемки проходили?

— Преимущественно в Литве. Там интересно было то, что мы так и не дождались снега. И вся эта русская зима, которая будет на экране, «сделана» при помощи искусственного снега. Бешено дорогое удовольствие и очень трудоемкий процесс: группе приходилось работать сутками, чтобы засыпать эти поля.

— Зато не так холодно было.

— Да. Там было +12 все время. Но зато когда мы прилетели в Питер, там было −27. Итальянцы были к этому абсолютно не готовы.

— В фильме много батальных сцен. Сложно было в них сниматься?

— У нас была интернациональная команда очень профессиональных каскадеров. Безопасность стоит у них на первом месте. А на втором — тренинг актеров. Там не было так, как это чаще всего у нас происходит: приходишь на площадку и вступаешь в бой. Тут только на один из боев было потрачено две недели подготовки.

— Чему вы научились для этой роли?

— Я всегда занимался фехтованием на шпагах и никогда не пробовал на саблях. Это совершенно разные вещи. И мне пришлось готовиться к этому с нашими мосфильмовскими каскадерами. Без этих тренировок я вряд ли бы чувствовал себя так комфортно и уверенно на площадке. А комфорт и уверенность, особенно в боевых сценах, очень важны.

— Сложно было работать в такой многонациональной команде? Как вы общались?

— Я, к сожалению, плохо говорю по-английски. Но со мной была моя жена, которая его прекрасно знает. Так что у меня был свой собственный переводчик.

— А фильм на каком языке снимался?

— На английском. Я сейчас как раз еду дублировать его на русский. Что касается нашего общения на площадке, надо отдать должное режиссеру Роберту Дорнгейму, который почти каждый день после съемок собирал всех актеров и устраивал мини-праздник, чтобы мы общались, привыкали друг к другу, чувствовали друг друга. А больше всего мы сдружились с немцами: актрисой, которая сыграла мою мать, и актерами, исполнившими роли Долохова и Денисова. Мы до сих пор общаемся.

— А как вы думаете, им легко было играть русскую классику?

— Надо сказать, у них достаточно часто возникали вопросы: «А так действительно бывает?», «А так делать — по-русски?», «А похоже ли у меня получается?» Это было очень приятно. Потому что это профессионализм с их стороны — лишний раз не бояться спросить, так это или нет.

— А что бы вы сами еще хотели сыграть из русской классики?

— Все. Мне кажется, применительно к нашей классической литературе это самый подходящий ответ.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЭКРАНИЗАЦИИ РОМАНА «ВОЙНА И МИР»

«ВОЙНА И МИР» (США, 1956)

Одри Хепберн в роли Наташи Ростовой, Генри Фонда в роли Пьера Безухова. Эта голливудская экранизация, снятая на знаменитой итальянской киностудии «Чинечитта», до сих пор считается классикой мирового кинематографа. Но если многие критики долго спорили на тему, подходит ли Фонда на роль Безухова, то они же были так же категоричны, что Хепберн — идеальная Ростова. Так же думали и продюсеры: они заплатили Одри 350 тысяч долларов, что на тот момент было самым большим гонораром для актрисы.

«ВОЙНА И МИР» (СССР, 1967)

Фильм Сергея Бондарчука с Людмилой Савельевой в роли Наташи Ростовой, Вячеславом Тихоновым в роли князя Болконского и самого Сергея Бондарчука в роли Пьера Безухова получил премии «Оскар» и «Золотой глобус». Эта картина до сих пор держит рекорд по количеству массовки: 120 тысяч человек. А также рекорд Книги рекордов Гиннесса как самый длинный фильм, снятый для ТВ. Бюджет ленты с учетом инфляции в пересчете на нынешние деньги составил 560 миллионов долларов.

«ВОЙНА И МИР» (Великобритания, 1972)

Эта экранизация отличилась тем, что в роли Пьера Безухова снялся знаменитый Энтони Хопкинс. Роль 14-летней Наташи Ростовой сыграла актриса Мораг Худ, которой в момент съемок было 30 лет. Роль князя Болконского исполнил актер Алан Доуби. Съемки этого 20-серийного сериала проходили преимущественно в Югославии. А у поклонников Льва Толстого вызвали нарекание тем, что даже имя такого незначительного персонажа, как Платон Каратаев, было переведено неправильно: Плэйтон.