Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Елена Великанова: «Стать мамой я пока не готова»

30 октября 2007 22:17
1181
0

Маленького исполнителя главной роли в фильме «Ванечка» зовут Максим Галкин. Он еще не такой известный, как его тезка, однако после премьеры фильма, которая состоится в кинотеатрах 8 ноября, наверняка станет знаменитым. По сюжету родители Ванечки погибают в автокатастрофе, и все заботы о ребенке берет на себя юная Надя из Омска, приехавшая поступать в Москву в театральный институт. «МК-Бульвар» побеседовал с актрисой Еленой Великановой, впервые почувствовавшей себя в роли мамы.

Маленького исполнителя главной роли в фильме «Ванечка» зовут Максим Галкин. Он еще не такой известный, как его тезка, однако после премьеры фильма, которая состоится в кинотеатрах 8 ноября, наверняка станет знаменитым. По сюжету родители Ванечки погибают в автокатастрофе, и все заботы о ребенке берет на себя юная Надя из Омска, приехавшая поступать в Москву в театральный институт. «МК-Бульвар» побеседовал с актрисой Еленой Великановой, впервые почувствовавшей себя в роли мамы.

— Елена, на сайте фильма помещена ваша цитата: «Этот фильм создавался с такой любовью, что он никого не оставит равнодушным…» Наверное, вы вспоминаете о съемках с особенной теплотой?

— Да, и все потому, что на нашей съемочной площадке присутствовал ребенок: благодаря Максиму создавалась потрясающая атмосфера. Рядом с нашим главным героем люди просто расцветали и начинали улыбаться, причем как мужчины, так и женщины. Каждый съемочный день, а всего их было 33, он был нашим лучиком света.

Воспоминания о съемках у меня остались действительно только хорошие. Помню, в последний съемочный день наш режиссер Елена Владиславовна Николаева переснимала последнюю сцену девять раз: очень ей не хотелось говорить актерам «Стоп! Снято!», зная, что это будет последний дубль.

— Вы говорили, что ваша героиня близка вам тем, что собирается поступать во ВГИК. А что-то еще у вас есть общее с Надей?

— Да, и мне кажется, это даже будет видно на экране. У нас много общего — и внутренние качества, и поступки, которые совершает моя героиня. Я бы на ее месте поступила точно так же. И дело не в том, что она поступает в театральный институт, как и я. А в том, что, когда стоит выбор между человеческой жизнью и профессией, она делает выбор в пользу ребенка. У меня такой же подход — семья прежде всего. Нельзя жертвовать всем ради собственной карьеры или мечты, потому что есть более важные вещи. О них и говорится в нашем кино.

— Пообщавшись долгое время с маленьким ребенком на съемочной площадке, вам самой не захотелось стать мамой?

— С Максимом я познакомилась задолго до начала съемок — нужно было, чтобы ребенок ко мне привык.

Эмоции у меня были разные: от дикого желания стать мамой до полной уверенности, что это все невозможно, очень тяжело и слишком ответственно. Одно дело, когда наблюдаешь за чужим ребенком со стороны, и совсем другое — когда ты с ним непосредственно общаешься. Максиму было всего восемь месяцев, и мне почти пришлось проходить курс начинающей мамы: учиться держать ребенка, кормить, сажать, поднимать его на руки.

Быть мамой довольно сложно, и я не знаю, насколько я к этому готова. Но дети — это большая радость.

— На площадке вы работали со многими известными актерами — чувствовали себя комфортно в компании мастеров?

— Да, атмосфера на съемках была очень комфортная. Меня все поддерживали — и Андрей Панин, и Армен Борисович Джигарханян. Я с большим волнением ждала съемок, потому что не знала, как сложатся наши отношения. Для меня было большой честью играть с такими мастерами, тем более что Андрей Панин вообще один из моих любимых актеров.

— При этом в одном из эпизодов вы даете ему пощечину. Не боялись бить любимого артиста?

— Я никогда не ударяла мужчину по лицу, так что для меня это была двойная задача. Во-первых, нужно было ударить, что для меня просто унизительно, а во-вторых, ударить Андрея Панина. Когда прозвучала команда «Мотор! Камеры! Начали!» и мы стали играть сцену, ударить Андрея с первого дубля я не смогла. Замахнулась как следует, но только слегка дотронулась до его щеки. Андрей говорит: «Ну вот, у тебя рука не поднимается». А уже на втором дубле я сделала все как надо и треснула его будь здоров, так что Андрей даже немножко сдвинулся с места. Этот дубль и вошел в картину.

— Эта сцена была самой сложной или были и другие моменты?

— Сложных сцен было много. Была сцена драки, если говорить об игровых моментах, очень сложной была сцена молитвы. А что касается работы с ребенком — был эпизод, в котором мы едем в такси с Валерием Александровичем Бариновым. Он играл таксиста, нас посадили втроем в машину, и, по сценарию, в этот момент Максим должен был плакать. На площадке он у нас редко капризничал, разве только когда хотел кушать. А в этот раз его плач был настолько душераздирающим — просто сердце кровью обливалось. И когда ты понимаешь, что тебе нужно играть, вести сцену и ты не можешь ничем помочь ребенку — это было очень тяжело.

— Елена, последний вопрос не относится к фильму. Вы петь умеете?

— Да, у меня есть музыкальное образование, я пела в хоре, восемь лет училась игре на фортепиано и вокалу.

— То есть этот талант вам передался не от знаменитой певицы Гелены Великановой, а вы освоили мастерство самостоятельно?

— Наверное, не знаю. (Смеется.) Но Гелена Великанова — действительно моя родственница. Она двоюродная бабушка моего папы, так что семейные узы нас связывают.