Архив

Елена Валюшкина: «Мой муж не романтик. Этим он меня и привлек»

Приехать в гости к актрисе и увидеть семейную идиллию — большая удача. «МК-Бульвар» нашел именно идиллию в маленьком доме в Раздорах, где живет семья актрисы Елены Валюшкиной. Кухня, сад, рукоделие, дети, муж актер… Даже не верится, что такое возможно.

11 апреля 2007 18:00
3570
0

Приехать в гости к актрисе и увидеть семейную идиллию — большая удача. «МК-Бульвар» нашел именно идиллию в маленьком доме в Раздорах, где живет семья актрисы Елены Валюшкиной. Кухня, сад, рукоделие, дети, муж актер… Даже не верится, что такое возможно.

неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Валюшкина Елена Викторовна, актриса. Окончила Московское театральное училище им. Щепкина. Снималась в сериалах «Граница. Таежный роман», «Комедийный коктейль»; в фильмах «Не хочу быть взрослым», «Формула любви», «Как стать счастливым», «Раскаленная суббота», «Верую в любовь», «Потрясение», «Человек безвозвратный», «За имя твое», «Собака» и др. Играет в Театре им. Моссовета. Замужем за актером этого же театра Александром Яцко.
Имеет десятилетнего сына Василия и четырехлетнюю дочку Марию.

— Елена, вы девушка московская?
— Нет, подмосковная. В старших классах жила у бабушки, в Томилине. А вообще у меня папа военный, и я, как и мой младший брат Игорь, родилась в Потсдаме. Мамочка наша, повар-кондитер по специальности, везде сопровождала мужа и болталась с ним по гарнизонам. После Германии мы оказались в потрясающем городе Бийске Алтайского края, где прошло практически все мое октябрятское детство. Так что я росла в этой волшебной атмосфере горных рек, чудесного озера с поэтическим названием Ая… Это была, конечно, настоящая романтика. Я научилась переходить реки вброд, плавала на байдарках, гуляла по лесу в поисках грибов, собирала шишки на боевой машине пехоты…
— Это красота окружающей природы пробудила в вас художественные способности?
— Вполне возможно. Но я благодарна своей мамочке, что она сначала отдала меня в музыкальную школу, где я училась играть на фортепьяно, на гитаре; затем в танцевальную, а потом в художественную. То есть я всегда была такой отличницей, активисткой, вечно меня выбирали председателем совета отряда. В пионерских лагерях я вела народ за собой, никогда не могла стоять в стороне.
— Если вы были заводилой, значит, сверстники вас любили?
— Я бы сказала, половина на половину. Одни относились ко мне с искренней симпатией, а другие терпеть не могли, их раздражала моя энергия. С годами я стала хитрее и научилась поднимать людей не голосовой агитацией, а личным примером. Так, несколько лет назад мы отдыхали с семьей на море, в Абхазии, и страшнейший шторм выбросил на пляж горы мусора, так что в воду было зайти невозможно. А люди никак на это не реагировали, просто валялись на лежаках, грели пузо. Тогда я одна — молча, тихо — стала все это собирать в пакеты. Лишь когда я вычистила километр пляжа, люди постепенно стали подниматься мне на подмогу. Эта история послужила еще одним доказательством того, что в каком-то возрасте уже пора бросить призывать и только собственными поступками воздействовать на окружающих.
— С вашими лидерскими качествами в режиссеры нужно было идти, а не в актрисы. Почему выбрали именно эту профессию?
— Это благодаря моей любимой бабушке, Валентине Георгиевне Ильинской, которая мне ничего не навязывала, но всем своим образом жизни будто бы готовила меня к этому пути. Сама она в ранней молодости пробовалась в Малый театр, к Дикому, и он ее уже брал, но мачеха не позволила идти в артисточки, когда дома полно детей. Поэтому бабушка вынуждена была самовыражаться в художественной самодеятельности. И какие-то ее способности, видимо, передались мне.
— Какие в ближайшее время проекты с вашим участием выходят на экран?
— Скоро выходит в прокат полнометражный художественный фильм «Враги» продюсера Алексея Учителя, который сняла молодой режиссер-дебютант Мария Можар. Картина о войне. В оккупированной фашистами белорусской деревне живет никому не нужная, несчастная, страшненькая, добрая, смешная, рыжая Настька. Вот ее я и играю. Главная роль.
— И правильно вам ее дали, вы же актриса комедийная…
— Я драматическая актриса, характерная, но в любую роль, даже трагедийную, всегда добавляю немного юмора. Иной раз и неосознанно. Самых что ни на есть классических героинь с косой до пояса я не могу подать без иронии и шутки. Так уж устроена, по-другому не умею. К слову, коллеги не раз замечали эту мою особенность.
— Какими-то еще киношными предложениями похвастаться можете?
— Могу, но не буду. Боюсь сглазить. Сейчас у меня висят на стадии подписания грандиозные проекты: и фильмы, и сериалы. И у меня такая огромная жадность на эту работу. Я корю себя за то, что многие годы делала выбор в пользу театра, зачастую отказываясь от тех лент, которые позже становились суперпопулярными. И теперь вот буду пытаться наверстать упущенное. Поэтому я только одобряю всеядность наших молодых актеров и рекомендую им браться абсолютно за все, что им предлагают. Иначе это время потом не вернешь.
— Ваш звездный час был на «Формуле любви», где вы еще совсем молодой девочкой оказались среди мэтров… Каковы были впечатления?
— Дело в том, что я же во всем была правильной: никогда не опаздывала, без билета в общественный транспорт не садилась, на машине ездила только на зеленый сигнал светофора… Это сейчас, с возрастом, стала немного давать себе послабление… А тогда я попала абсолютно в свою среду, меня окружали настоящие звезды, которые общались со мной на равных и очень серьезно относились к профессии. Лишь один раз Абдулов с Фарадой решили проверить меня на вшивость: во время самой трудной моей сцены, где я бегу через лес, они уселись нога на ногу напротив на раскладных стульчиках и с оценивающим видом стали наблюдать за моей игрой. И как же мне было приятно, когда с каждым дублем я видела в их глазах нарастающее уважение.
— Давайте поговорим о личной жизни. Слышала, что вы первый раз вышли замуж сразу по окончании училища…
— Да, и провела в этом браке одиннадцать лет. Но говорить на эту тему не хочу. Вот после развода у меня началась настоящая жизнь. Моя. С моим нынешним мужем, которая уже длится тринадцать лет (три раза плюет через плечо), и дай бог, дальше будет так же продолжаться. Я точно знаю, что мой супруг Александр Яцко — мой подарок судьбы.
— Как я понимаю, вы к нему ушли от предыдущего мужа?
— Нет, все было совсем не так. От предыдущего мужа я ушла к прекрасному, талантливому режиссеру по имени Андрей… Мы с ним замечательно жили около года вместе, только ничего у нас не сложилось по причине его алкоголизма. У меня частенько случались весьма насыщенные дни, когда я выводила его из запоя с помощью своей, уже ставшей дружеской бригады «скорой помощи»… А Александр в течение нескольких лет до этого и в период моего бурного романа ходил каждый день мимо меня в театре, мы здоровались, мило общались, как добрые коллеги, и ничего более. Я была замужней дамой, и у него были другие интересы, многие его романы происходили у меня на глазах, в стенах театра… Он всегда пользовался сумасшедшим успехом у женщин. До сих пор на него вешаются гроздьями, я только успеваю сбивать. (Смеется.) Кричу: «Товарищи! Это мое! У нас дети!»
— Что же вас вдруг свело вместе?
— Когда мне исполнилось тридцать лет, случилась трагедия — умерла мама. Поработав в Чернобыле, в возрасте всего пятидесяти четырех лет она очень быстро «сгорела». И после этого несчастья у меня резко поменялось отношение к жизни. Папа, брат, я — все как-то потерялись, что-то надломилось в нашей семье… И тут мы стали репетировать с Сашей Яцко пьесу «Однажды прошлым летом» Уильямса. Он играл доктора, а я его ненормальную пациентку… На почве тесной работы и сблизились. Хотя никаких видимых предпосылок к этому не было. Нет, ну понятно, он завидный был жених — умный, высокий, красивый. Правда, раньше у меня ничего внутри не екало, а тут прямо крышу снесло. При этом мы как-то постепенно стали жить вместе. И если бы подобное со мной случилось раньше, я бы еще двадцать раз подумала, прежде чем поселиться под одной крышей с мужчиной, с которым не зарегистрирована официально. Иной раз тогда думала про себя: какая я ужасно распутная, развратная женщина, что обо мне будут говорить люди! Видимо, давало о себе знать строгое воспитание.
— И как скоро вы оформили свои отношения?
— Надо сказать, это случилось довольно быстро. Мы тихо сходили в загс, без всяких шумных торжеств. И сразу начали строить планы по поводу будущих детей. Но, к сожалению, с этим у меня были большие проблемы, и помогла лишь Сашина убежденность в том, что диагноз «бесплодие» вовсе не окончательный и обязательно стоит бороться, лечиться, и все получится. Я перенесла кучу операций, мне делали четыре «подсадки», которые завершились плачевно, и когда, вконец измученная, сказала: «Все, хватит, больше не могу, у меня не осталось ни сил, ни здоровья, ни денег!», я забеременела естественным путем и нормально родила сына. А потом еще и дочку. И все это у меня получилось благодаря Сашиному упорству и поддержке. Знаете, он настоящий мужик. Закрытый по характеру, молчаливый, заботливый, надежный. А какой он трепетный папа! Кормление, мытье, лечение ребенка ему можно доверить легко.
— Интересно, а как он за вами ухаживал?
— Вот тут не смогу рассказать вам ничего любопытного. Мой муж не романтик. Чем меня и привлек. Терпеть не могу все эти «уси-пуси». Саша у нас добытчик и глава семьи.
— Но вы же тоже добытчица, раз работаете неустанно…
— Я — нет. Когда слышу в очередной раз приглашение в очень малобюджетное кино, меня начинает буквально колотить. Хочется все-таки уже попасть в какой-нибудь крупнобюджетный проект.
— Надеюсь, что вскоре это случится. Расскажите еще о муже, какими подарками, например, он вас балует?
— Разными. В последнее время я ныла, что мне уже надоели отечественные машины и я хочу в свои сорок четыре года гордо, эффектно выйти из красивой красной иномарки. И Яцко мне в декабре, на день рождения, преподнес ключи от «Ситроена». И теперь я в любой пробке чувствую себя комфортно, могу спокойно наблюдать за окружающими, поглощая свое диетическое питание. Полагаю, что к этому автомобилю мне еще нужна собака. Она бы так грациозно выскакивала из салона… (Улыбается.) Для полного комплекта животных было бы как раз: рыбки, хомяки и тринадцатилетний кот Тоша, которого я вытаскивала четыре раза с того света, уже есть.
— Однажды вы начали расписывать мебель, окна, двери, заниматься рукоделием, лепкой, бисероплетением… Что послужило толчком ко всему этому и почему вы не зарабатываете на этом?
— Вновь рисовать я начала, когда забеременела. А что касается денег… Я не делаю из этого увлечения бизнес, наверное, потому что не слишком серьезно отношусь к данному занятию. Все работы я раздариваю друзьям. Потом, когда зовут на всевозможные выставки по прикладному искусству, в Музей им. Бахрушина или другие галереи, я все это у них на время забираю, посетителям ничего не продаю и потом все возвращаю обратно.
— И какие изделия созданы вами?
— Бисером я украшаю и сумки, и подушки, и туфли, и одежду… А всем знакомым уже расписала все что можно. Одной девушке на двери в спальню ее ребенка изобразила ромашковое поле с веселыми пчелами, а другой приятельнице — стандартный деревянный стол отделала в африканском стиле, и мы его назвали «Сафари». И я этим ремеслом занимаюсь не абы как: регулярно приобретаю специализированные книги, внимательно их штудирую, а потом экспериментирую. Между прочим, и детям передались наши способности — они великолепно рисуют. Плюс — явно склонны к музыке.
— Есть ли у вас какая-нибудь еще нереализованная мечта?
— Мне не хватает путешествий. Когда смотрю туристические телепрограммы или читаю журналы, где люди отправляются куда-нибудь далеко, чтобы опробовать что-то на себе, я думаю: «Елки-палки! Как находят такую шикарную работу?! Кто эти счастливцы и каким образом они оказались на этом месте?!» Откровенно завидую. Вы даже не представляете себе, как я хочу трудиться так же.