Архив

Андрей Чернышов: «Я не скандальный, но меня лучше не обижать»

Он один из тех актеров, которые всегда на виду. Прославился с рекламным слоганом «Хочешь, я угадаю, как тебя зовут?», снялся в двух десятках сериалов, и его частенько можно увидеть одновременно на всех федеральных каналах… Благодаря удачной фактуре у Андрея масса поклонниц, но он по-прежнему не женат. На досуге слушает Фрэнка Синатру, ездит на «Линкольне» и беседует с «МК-Бульваром».

10 мая 2007 17:16
1557
0

Он один из тех актеров, которые всегда на виду. Прославился с рекламным слоганом «Хочешь, я угадаю, как тебя зовут?», снялся в двух десятках сериалов, и его частенько можно увидеть одновременно на всех федеральных каналах… Благодаря удачной фактуре у Андрея масса поклонниц, но он по-прежнему не женат. На досуге слушает Фрэнка Синатру, ездит на «Линкольне» и беседует с «МК-Бульваром».

неСЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Родился 3 февраля 1973 года в Киеве. В 1994 году окончил Высшее театральное училище им. Щепкина. С 1994 по 2006 год — актер московского театра «Ленком». Снялся в фильмах «Вас ждет любовь», «Шпионские игры», «Тринадцатый сектор», «Давай поиграем», «Любовь и страхи Марии» и сериалах «За все тебя благодарю−2», «Карамболь», «Женская интуиция−2″, „Исцеление любовью“, „Близнецы“, „Пан или пропал“, „Нет спасения от любви“, „Марш Турецкого“, „Московские окна“, „Нина. Расплата за любовь“, „Две судьбы“ и др. Не женат.

— Андрей, ваш герой из рекламы: „Хочешь, я угадаю, как тебя зовут?“ — до сих пор вызывает бурю эмоций. В чем ее секрет?
— Я не знаю, почему она так запомнилась. Мы снимали тот самый момент, с плевком, одним-единственным дублем. В течение двух часов я по-разному изображал удивление: закатывал глаза, падал со стула… А потом сам предложил режиссеру: „Давай, мол, я как бы от неожиданности прысну ей прямо в лицо!“ Тому идея понравилась, только он попросил девушке ничего не говорить. Что я и сделал. А Наташа обиделась. Она модель и не привыкла к такому обращению. „Мой макияж!“ — в шоке повторяла она. Мы, конечно, извинились перед ней, успокоили… На гонорар от ролика я купил себе мобильный телефон, отремонтировал автомобиль (у меня „четверка“ была) и отправил маму к морю отдохнуть. Остальное как-то быстро разошлось…
— Двенадцать лет вы были актером „Ленкома“, но полгода назад ушли из театра из-за травмы ноги. Как это произошло?
— Никаких переломов не было, я просто прооперировал колено. В „Ленкоме“ нагрузки (танцы, балет) были огромные, и однажды на спектакле мое колено не выдержало. Но я ушел из театра не из-за ноги. Травма была лишь толчком, поводом. Просто меня уже не устраивали требования театра, а театру не нравились мои условия. Но обиды на „Ленком“ у меня нет, я до сих пор его люблю. Сегодня я чувствую себя абсолютно свободным человеком. Видимо, наступило время, когда мне нужно побыть без театра. Быть на привязи я устал. Время от времени я играю в антрепризах, и меня это устраивает.
— Почему Марк Захаров взял именно вас? Чем вы его зацепили?
— Я всегда любил этот театр, „Юнону и Авось“ смотрел шестнадцать раз… Но никаких дополнительных усилий, чтобы поступить туда, я не предпринимал. Просто показывался во все театры, а меня взяли в „Ленком“. У театра была необходимость пополнить штат молодыми артистами моей фактуры. Но в „Ленкоме“ кроме массовки у меня долгое время не было никаких ролей.
— Вам работы сегодня хватает или хотелось бы побольше?
— Куда же больше? Наоборот, хочется отдохнуть. Сейчас я снимаюсь в „Чужих тайнах“ и играю в спектакле Житинкина „Дама и ее мужчины“.
— Вы на все предложения соглашаетесь?
— Раньше соглашался на все. Мне нравилось находиться перед камерой, нравилась атмосфера съемочной площадки. Я стольких охранников переиграл! А сейчас я стал поразборчивее. Отказываюсь от чернухи, от всего, что несет негатив.
— То есть киллера вы уже играть не будете?
— Я играл страшных убийц… И еще буду, если направленность фильма будет хорошая. Не хочется участвовать в том, что порождает низменные инстинкты. А в последний раз я отказался от съемки из-за маленького гонорара.
— А вы актер дорогой?
— Де Ниро дороже. (Смеется.) Но есть актеры и подешевле. Мои финансовые претензии зависят от фильма. Если это коммерческий проект, то я хочу, чтобы мне платили на уровне; если сценарий интересный и роль замечательная, то здесь уже не до денег. Вот в фильме моего приятеля я снимался бесплатно.
— Читала, что чаще всего вы в своем родном Киеве снимаетесь…
— Это только последний год. Но в Киеве я готов сниматься практически в любом проекте. Там же мои родители живут.
— Кто еще у вас в Киеве остался?
— Бабушка, собака. Школьных друзей там у меня нет. После третьего класса я уехал с родителями в Сибирь. Вернулись обратно, когда мне было 16. Сейчас я обзавожусь новыми знакомыми: киевскими артистами, киевскими операторами.
— Чем ваши родители сегодня занимаются?
— Мама работает в школе учительницей математики. А отец продает оптику, у него свои магазины. У меня и бабушка еще работает! Ей 82 года, а она в институте крови трудится. И правильно делает! Бабушка так и говорит: „Моя жизнь — это движение“.
— Читала, что каждый Новый год и день рождения вы встречаете только с родителями. Неужели никогда не пропускали?
— Еще ни разу не пропустил. Это уже вошло в традицию, я сам так хочу. Пару раз родители на Новый год и на мой день рождения ко мне приезжали, а все остальное время я праздники в Киеве отмечал.
— Родители смотрят фильмы с вашим участием?
— Конечно, по нескольку раз. Мой лучший критик — мама. В молодости она сама мечтала быть актрисой, но ее отец не пустил. До недавнего времени ее восхищало все, что я делал. Я подумал было, что она неадекватно стала меня оценивать. Недавно привез ей свою очередную работу, а она ей ужасно не понравилась! Вот это уже понравилось мне! Конечно, сначала я расстроился, но… Маме виднее.
— С 9 лет вы жили в Читинской области. В школе у вас было все схвачено: мама — классный руководитель, а папа — директор школы…
— Вот вы говорите „схвачено“, а у меня детства не было. С меня спрашивали строже, чем с других. Если я приносил домой „четверку“ — для моих родителей это была трагедия. Они считали, что я должен поддерживать честь семьи. Школу я закончил с серебряной медалью. У меня была лишь „четверка“ по труду. Сами понимаете, „четверка“ по труду» — звучит смешно. Из-за «труда» я лишился золотой медали! Просто в школе был клан учителей, которые как могли противостояли моему отцу. Вот они и занижали мне оценки.
— А как с поведением у вас было?
— Школа была маленькая, в моем классе всего 4 человека училось, все были на виду. Я ни разу не прогулял ни одного урока. К родителям в школе я обращался по имени-отчеству. Вел себя, как будто они были обычные учителя, а не мои родственники.
— Как занесло ваших родителей в такую глушь?
— Отец поехал по комсомольской путевке на БАМ, а потом приехали и мы с мамой. Тогда другие времена были…
— И как ваши родители отреагировали на то, что вы решили стать актером?
— А я говорить вслух об этом почему-то долгое время стеснялся. Даже родители не знали о моей мечте. Им я сообщал, что собираюсь быть то шофером, то океанологом… С первого раза я в Москве ни в один театральный вуз не прошел. Уехал в Киев и год проработал подсобным рабочим в театре. А потом снова приехал поступать. На этот раз взяли в Щепкинское училище.
— Зато сейчас у вас все хорошо складывается. Вот в сериале «Свободная женщина» вы работали с Анни Жирардо…
— Сначала я просто умолял режиссера Валерия Ахадова: «Сделайте мне сцену с Жирардо!» Он и придумал: в финале фильма Анни сидит с героиней, а я появляюсь сзади нее. (Смеется.) А во второй части сериала Жирардо уже играла мою маму, и поэтому общих сцен было больше. На моих крупных планах эта великая актриса здорово подыгрывала мне, хотя была за кадром. На сто процентов выкладывалась! Просто фантастика! Я работал со многими нашими известными артистами. Так вот, когда снимают твой крупный план, некоторые уходят с площадки. Теперь я понимаю, что это показатель не очень хорошего актерского класса. А Жирардо, не скрою, сказала мне очень хорошие слова.
— Андрей, правда, что вы очень любите Фрэнка Синатру?
— Эта музыка всем нравится, она не может не нравиться. Зная о таком пристрастии, мне на день рождения мои друзья Денис Матросов и Маша Куликова два больших портрета Фрэнка Синатры подарили. Сначала они хотели купить один, но не смогли выбрать и взяли два. Вот и стоят у меня теперь два Синатры на полу в разных местах.
— Синатру слушаете, «Линкольн» водите. Любите все американское?
— Я люблю американские автомобили. В них есть особый шик, они такие большие, мягкие, комфортные… Кто знает американские машины, тот поймет, о чем я говорю. Еще я люблю американское кино, но это не значит, что я поклонник всего американского.
— А в Америке вы были?
— Нет. Но съездить бы не отказался.
— Помимо музыки, говорят, вы еще боксом увлекаетесь…
— Боксом я начал заниматься довольно поздно, лет пять назад. А последние полгода у меня перерыв, просто нет времени. Довольствуюсь боксом лишь по телевизору.
— Актеры, в силу своей профессии, берегут свое лицо…
— Конечно, какие-то ссадины бывали. Но я же занимался у профессионалов, и они, зная, что я актер, старались мне нос особенно не ломать.
— То есть вам на дороге лучше не попадаться?
— Обижать меня не стоит. Последний раз я дрался несколько лет назад. Человек нахамил мне, я попытался его вразумить, но он все равно полез в драку. В итоге — получил по заслугам.
— Как сегодня у вас на личном фронте?
— Я не люблю говорить на эту тему.
— Как-то вы сказали: «Я уже давно готов к семейной жизни». Почему тогда откладываете?
— А я жду, когда некое биологическое соединение возникнет… Люди тысячи лет об этом думают — и до сих пор никто не знает секрета. Любовь — это как болезнь, ты зомбирован в этот момент. В человеке может быть множество недостатков, но они никак не могут повлиять на отношение к нему, когда ты влюблен. А потом, когда чувство проходит, ты думаешь: «Что это, почему я ее любил, за что я ее любил?»
— По вашим словам, вы еще в 21 год сделали предложение девушке, но она отказалась…
— Видимо, разлюбила. Я долго переживал.
— Вам известен способ, как выйти из депрессии по случаю безответной любви?
— Нужно принять ситуацию. Понять, что этим отношениям вышло время и не нужно пытаться все продолжать. Дальше все равно что-то будет. Сейчас у меня нет таких ситуаций, а в молодости я долго мучался. А потом сказал сам себе: «Хватит!»
— Какая у вас обычно любовь: взаимная или безответная?
— Взаимная.
— Тогда почему все рассыпается?
— Гражданский брак, неофициальные отношения — это неплохо. У меня все это было.
— Какой должна быть женщина, чтобы она была бы вам бесконечно интересна?
— Прежде всего я отмечу естественность. Хотя это такая вещь удивительная: бывает красотка писаная, известнейшая актриса, топ-модель и бог весть кто еще, а смотришь на нее, как, например, на красивый кувшин. Или вроде не скажешь, что красавица, а тебя начинает просто колотить… Если говорить о внешней стороне, то мне очень нравится Одри Хепберн. Или женщины с картин Боттичелли. Его картины — это для меня какое-то воплощение абсолютной женственности. Для меня идеальная женщина — та, от встречи с которой меня как будто пронизывает электричеством. Конечно, мне хотелось бы, чтобы она не была стервой. Кроме того, я очень ценю в женщинах такое качество, как непосредственность. Потому что если в человеке сильно развит эгоинтеллект, меня это скорее оттолкнет. Мне очень сложно представить себя рядом с идеальной женщиной. Если она идеальна во всем, то становится просто скучно. Так и в профессии: положительных героев играть слишком просто. Если мне приходится играть положительного героя, я ищу в нем какие-то изъяны, какие-то слабости, пытаюсь отойти от идеала. Для меня идеальный — значит никакой. Мне кажется, что в человеке обязательно должно быть что-то живое, настоящее, из-за чего он становится интересен.
— У вас есть настоящие друзья?
— Денис Матросов и Маша Куликова. Мы познакомились на съемках «Двух судеб». Денис — мой однокурсник, но мы на курсе не дружили. У Дениса с Машей с этого фильма начался роман, а у нас с Денисом — дружба.
— Читала, что вы сценарии пишете…
— Когда-то меня увлекли возможностью снять кино. Я в это поверил и написал сценарий. Сначала один, потом другой… Может, еще пригодятся.