Архив

Тридцать лет полета

Кто сказал, что мюзикл — исключительно бродвейское изобретение?
В Советском Союзе этот жанр тоже пользовался большим спросом. Правда, фильмы, в которых пели и плясали, называли отчего-то музыкальными комедиями. Однако любви народной это не убавляло. И картина «Небесные ласточки», которая недавно отметила свое тридцатилетие, — наглядный тому пример.

14 мая 2007 18:16
805
0

Кто сказал, что мюзикл — исключительно бродвейское изобретение?
В Советском Союзе этот жанр тоже пользовался большим спросом. Правда, фильмы, в которых пели и плясали, называли отчего-то музыкальными комедиями. Однако любви народной это не убавляло. И картина «Небесные ласточки», которая недавно отметила свое тридцатилетие, — наглядный тому пример.

А ведь когда-то режиссер Леонид Квинихидзе снимал документальное кино, специализируясь все больше на хронике. Хорошо, вовремя передумал и резко изменил курс: после пары-тройки серьезных картин он переключился на жанр легковесный, но тем не менее благодарный. Так миру были открыты неведомые доселе таланты любимых артистов — в картинах Квинихидзе они пели, плясали и вообще вели себя очень вольно.

Первым серьезным успехом Квинихидзе была музыкальная комедия «Соломенная шляпка». Правда, успех этот — с небольшой оговоркой: картину любили зрители, а вот критики — как им и полагается — лишь критиковали. За чрезмерную затянутость, за несмешные репризы, за общую тяжеловесность.

Что не помешало Квинихидзе, выслушав все претензии, моментально приступить к съемкам следующей картины — разумеется, в жанре музыкальной комедии и, что самое главное, практически с тем же актерским составом. Главный герой в исполнении Андрея Миронова даже имя не стал сильно менять. Если в «Соломенной шляпке» его зовут Фадинар, то в «Небесных ласточках» — Флоридор. Неудивительно, что атмосфера на съемках была легкой, а работа спорилась без видимых усилий. Просто собралась группа единомышленников на берегу моря (съемки большей частью проходили в Ялте) и в перерывах между пирушками сняла незамысловатую, но очень милую ленту.
Хотя, конечно, были в процессе работы над «Небесными ласточками» и сложные моменты.


Как «первая ласточка» стала «небесной»

С самого начала Леонид Квинихидзе решил, что обворожительного лейтенанта Шамплатро сыграет Михаил Боярский — тоже, между прочим, снимавшийся в «Соломенной шляпке». Поэтому актрису на роль юной Денизы искали с учетом того, как она смотрится рядом со знатным Д’Артаньяном: именно в паре с ним проходили все кинопробы. Долгие и мучительные, надо сказать. В те дни к киностудии «Ленфильм» даже страшно было близко подойти. Женщинам — из-за чувства жгучей зависти, мужчинам — от страха получить прямо на месте инфаркт. Казалось, все самые красивые девушки страны съехались в эти дни в город на Неве. Тонкие и изящные, они стайками летали по «Ленфильму», внося сумятицу в здешнюю неспешную жизнь. Понятно, что выбрать самую-самую среди такого цветника было очень непросто.

Однако все эти красавицы, многие из которых уже успели блеснуть у себя в городе на балетной или драматической сцене, изначально были в неравной ситуации с одной скромной школьницей. Звали девочку Ия Нинидзе, и именно ей Леонид Квинихидзе решил отдать главную женскую роль.

К своим четырнадцати годам этот грузинский самородок успел блеснуть у Георгия Данелия в комедии «Не горюй!» и в «Мелодиях Верийского квартала» у Георгия Шенгелая. Именно последняя картина, тоже снятая в духе лучших мюзиклов, говорят, и вдохновила Квинихидзе пригласить Ию на пробы. Однако художественный совет кандидатуру режиссера принять отказывался. По вполне понятным, надо сказать, причинам: почти все сомневались, что четырнадцатилетний ребенок, пусть даже очень талантливый, сможет вытянуть целых две серии, да еще исполняя главную роль — с песнями, танцами и самостоятельной драматической линией.

Решающее слово оказалось… за одним западным режиссером, имя которого сейчас никто и не помнит. Дело в том, что как раз в те годы в СССР снимался фильм «Синяя птица» с участием советских и голливудских актеров. Съемочная группа, состоящая исключительно из заграничных профессионалов, отработала часть времени на «Мосфильме» и приехала на натурные съемки в город на Неве. Само собой, для почетных гостей решили устроить экскурсию по «Ленфильму»: показали съемочные павильоны, шумовые студии, а потом в порыве русского гостеприимства даже разрешили поприсутствовать (случай небывалый для советских чиновников) на одном из заседаний художественного совета. По счастливой случайности гости попали на обсуждение кандидатур главных героев к фильму «Небесные ласточки».

Когда тот самый западный режиссер увидел на экране юную Ию Нинидзе, говорят, с ним случился шок. «О боже, как эта девочка похожа на Одри Хепберн!» — воскликнул он и тут же выдвинул питерским чиновникам предложение: дайте мне разрешение, и я сниму гениальный фильм, где ваша актриса сыграет великую Хепберн в молодости.
Конечно, члены худсовета мило покивали головами, пообещали этот вопрос обсудить как-нибудь в другой раз и моментально утвердили Нинидзе на главную женскую роль. Мол, такая корова нужна самому! Так по воле случая Ия вытянула счастливой билет, став на долгие годы «Небесной ласточкой».


Как «Старший сын» дорогу перешел

А вот дальше случилось то, чего никто из съемочной группы не ожидал. Картина неожиданно лишилась героя-любовника в лице Михаила Боярского. Актер получил предложение сняться в серьезном фильме «Старший сын» — вместе с Евгением Леоновым и Николаем Караченцовым. Конечно же, между ролью лейтенанта Шамплатро (это было явным повторением того, что он играл в кино) и Семеном по прозвищу Сильва из «Старшего брата» (роль, которая могла проявить его талант драматического актера) он выбрал последний вариант. И хотя все очень переживали из-за этой потери, осуждать Боярского никто не смел.

Поэтому кандидатура певца Сергея Захарова появилась буквально в последний момент. И, как понимали тогда многие, больше от безысходности. Кажется, и сам певец это чувствовал. Несмотря на свою бешеную популярность и толпы поклонниц, которые приезжали даже на съемки в Ялту, в чисто киношную тусовку Захаров так и не влился. И если на съемочной площадке все были милы и дружны друг с другом, то после команды «Стоп, снято!» разделялись на компании. И часто получалось, что в актерской компании не было места как раз Сергею Захарову.


Как Миронов стал дядей

Зато вся остальная команда, которая уже давно сработалась на «Соломенной шляпке», гуляла-веселилась все съемки. И речь сейчас даже не о пирушках, хотя бывали и они. А о той неповторимой атмосфере, которая царила на съемочной площадке и вне ее.

Чего стоили только многочисленные проделки Александра Ширвиндта и Андрея Миронова! Давние друзья, они постоянно разыгрывали друг друга, пародировали «старших товарищей» и вообще, кажется, не замолкали ни на минуту, выдавая непрерывным потоком байки и анекдоты. Для них почти не было авторитетов, объектом для шуток мог оказаться любой. И только с юной Ией Нинидзе известные огульники были подчеркнуто вежливы. Они, напротив, старались всячески опекать трогательную Денизу.

«Когда Андрей Миронов увидел меня в первый раз, то развел руками: „Господи, какая она худенькая! И мне с ней играть? Да с ней же даже роман не закрутишь“, — вспоминает актриса Ия Нинидзе. — А когда он однажды сказал моей маме, которая сопровождала меня на съемки, о том, что я чересчур худенькая — „кожа да рожа“, то мама моментально увидела в его лице единомышленника. Она тут же попросила, чтобы актер при случае подкармливал меня».

Ия тогда действительно сильно исхудала. Она так вжилась в свою роль, что и на самом деле превратилась в «небесную ласточку». Которая может только летать, порхать и совсем не думать о земном. Говорят, она танцевала даже во сне. А уж тем более днем — ни о чем, кроме своей роли, думать не могла. Какие уж тут обеды и ужины?
Андрей Миронов, даром что всесоюзная знаменитость, узнав все эти детали, очень переволновался. И у него появилась святая обязанность, которую он не доверял никому. Каждый день мама Ии (она уговорила администратора гостиницы разрешить ей готовить в номере на плитке) ближе к обеду приносила на площадку сумки с кучей кастрюлек. Лобио, сациви, хачапури — выбирай на вкус. Андрей Миронов усаживался вместе с Ией и сначала начинал есть — подавал, так сказать, пример, а потом так же методично кормил «с рук» свою юную напарницу. Так Ия Нинидзе была спасена от голодной смерти.

Однако в ответ прелестный ребенок отплатил актеру черной неблагодарностью. Как-то Миронов попросил девочку не называть его дядей в присутствии посторонних: «Зови меня просто Андрей!» Коварная Ия согласно кивала головой, однако как только рядом с ними оказывались люди, а особенно балетные девочки из массовки, тут же начинала голосить на всю съемочную площадку: «Дядя Андрюша! Дядя Андрюша!» Миронов краснел и бледнел, пытаясь тем не менее улыбаться. И лишь шипел еле слышно: «О, я все-таки ее задушу!»

Видимо, для Андрея Миронова Ия Нинидзе навсегда осталась той самой юной непорочной Денизой, которой он ее увидел в «Небесных ласточках». Об этом говорит такой факт. Много лет спустя, когда Нинидзе уже успела выйти замуж и переехать в Москву, она столкнулась как-то с актером в одном столичном ресторане. При встрече со своей бывшей партнершей тот сделал грозное лицо и закричал: «Что ты здесь делаешь?

В ресторане? Да еще ночью?" И та в ответ, как и годы назад, лишь промолвила, трогательно опустив глаза: «Дядя Андрей, а я здесь с мужем». Вечер закончился знакомством с супругом и воспоминаниями о днях былых.


Как фильм арестовали вместе с актером

Съемки фильма растянулись почти на год. Говорят, все из-за перебоев с поставками пленки. Однако есть такое подозрение, что всей команде просто нравилось работать вместе, вот они и затягивали момент сдачи готового материала.

Художественный совет при «приемке» в целом благосклонно отнесся к новому творению Квинихидзе. Да и премьера показала, что картину ждет успешная прокатная судьба. Но тут случилось непредвиденное: один из главных героев картины — певец Сергей Захаров — оказался втянут в очень неприятную историю. Кумира миллионов посадили в тюрьму, а вместе с ним «под арестом» оказались и «Небесные ласточки»: от греха подальше их тоже упрятали на полку до лучших времен.

Случившееся с Сергеем Захаровым тогда обсуждали в каждой квартире. И хотя информация об инциденте быстро разлетелась по всей стране, толком мало кто знал, что же в конце концов произошло. Говорили, что он устроил пьяный дебош в ресторане, поколотив ни в чем не повинных гостей заведения. Говорили, что перебил все зеркала в дорогом заведении. Говорили, что это не впервые и лишь на сей раз терпение стражей порядка лопнуло.

Лишь годы спустя, когда наконец стало возможным открыто рассказывать о делах прошлых лет, певец поведал закулисные тайны его «тюремного романа». Оказывается, тогда Захаров перешел дорогу самому Григорию Романову — всесильному первому секретарю Ленинградского обкома партии. По словам певца, у Романова было что-то вроде романа с Людмилой Сенчиной. А сам Захаров с Сенчиной дружил. «Партией был выделен специальный человек, который постоянно провоцировал меня на скандал, придирался и оскорблял. И так долгих полгода. В конце концов он добился своего — драка произошла. Она была очень быстрой, без каких-либо последствий для обеих сторон. Однако на следующий день этот человек лег в больницу. Дело довели до конца, и я получил год тюрьмы «за прерывание служебной деятельности должностного лица».

В местах не столь отдаленных певец, которому еще вчера рукоплескали стадионы, занимался очень важным для страны делом: клеил коробочки для детских мелков.

Лишь когда Захаров честно отсидел весь срок и вышел на свободу, на экранах стали появляться и «Небесные ласточки». И вот уже больше тридцати лет продолжают оставаться одним из любимых фильмов.


КСТАТИ…

Говорят, что главную женскую роль, которая и прославила на весь Советский Союз Ию Нинидзе, мечтала сыграть… Людмила Гурченко (у нее в фильме была роль капризной примы Коко). Об этом актриса рассказала лишь годы спустя, когда она пришла на юбилей Ии. Тогда же Людмила Марковна поведала и том, насколько при ближайшем рассмотрении их с Нинидзе судьбы оказались похожи.

Если в Питере и Москве премьера картины оказалась несколько скомкана, то в Грузии, на родине Нинидзе, был устроен настоящий пир. Дедушка Ии собственноручно устроил пышную презентацию в тбилисском Доме кино, а потом не менее пышный банкет уже дома. Что примечательно, именно на этом званом ужине юная Ия познакомилась со своим будущим мужем — сыном Софико Чиаурели Нико.

Вкрадчивый бархатистый баритон лейтенанта Шамплатро на самом деле принадлежит вовсе не народному любимцу Сергею Захарову. В фильме за него говорит Олег Басилашвили. Видимо, певец так зажимался, когда ему надо было не петь, а говорить, что вариант его «озвучки» никого не устроил.

Да и Ия Нинидзе в фильме говорит не своим голосом. По одной версии, юную актрису не пустила на киностудию директор школы: если суровая начальница еще терпела сам процесс съемок, то уж озвучание посчитала делом не самым нужным. По другой — от голоса Ии Нинидзе отказался сам Леонид Квинихидзе. Хотя юная актриса вполне могла сама спеть все свои арии, ее сильный грузинский акцент смущал весь художественный совет. Однако даже актриса говорит, что озвучили ее просто идеально.