Архив

Саша Волковская: «Будущую жизнь не представляю. Мне еще надо начальную прожить»

В последнее время телеведущего Ивана Урганта все чаще стали замечать на экране в компании очаровательной блондинки. Блондинку зовут Саша Волковская, ей восемь лет, и живет она в подмосковном Нахабине. Оказалось, что на экране не видно и сотой доли талантов юной телезвезды: она умеет играть на пианино, любит читать хорошие книги, обожает сажать грядки и даже умеет дрессировать хомяков. «МК-Бульвар» угощался чаем в гостях у Сашиной двоюродной сестры вместе с Сашей и ее мамой Еленой.

16 мая 2007 18:45
3026
0

В последнее время телеведущего Ивана Урганта все чаще стали замечать на экране в компании очаровательной блондинки. Блондинку зовут Саша Волковская, ей восемь лет, и живет она в подмосковном Нахабине. Оказалось, что на экране не видно и сотой доли талантов юной телезвезды: она умеет играть на пианино, любит читать хорошие книги, обожает сажать грядки и даже умеет дрессировать хомяков. «МК-Бульвар» угощался чаем в гостях у Сашиной двоюродной сестры вместе с Сашей и ее мамой Еленой.

— Саша, а ты сама как себя ощущаешь — ты обычная девочка или все-таки телезвезда?
— (Задумывается.) Нет, по-моему, телезвезда.
— Приятно, когда на улицах тебя узнают?
— Приятно.
— Ведение телепрограммы — дело очень ответственное. Волнуешься перед эфирами?
— Я вообще абсолютно не боюсь. Я же уже в КВН играла. А потом меня пригласили работать телеведущей. Правда, я болела всю первую съемку, у меня как раз температура была.
— А как ты попала в КВН?
— А там у мамы сотрудничество.
Елена:— Дело в том, что я являюсь руководителем команды КВН… В музыкальном номере, который они готовили для финала премьер-лиги, нужны были дети. Саша выступила вместе с ребятами. А когда их пригласили на сочинский фестиваль, ее уже взяли официально как пятого члена команды. Когда мы играли уже в высшей лиге, Сашу заметило руководство Первого канала.
— Началось все с того, что мне позвонили и сказали, что приглашают поучаствовать в шоу «Весна с Иваном Ургантом».
— Так ты с Иваном, оказывается, давно знакома?
— Да.
Елена:— Саша, когда увидела Ваню в первый раз, посмотрела на него снизу вверх, куда-то под потолок, и спросила: «А что он кушает?» Таким высоким он ей показался.
— Саш, тебе тексты не сложно запоминать, которые в эфире произносишь?
— Нет, абсолютно. Я где-то два раза прочитаю, как и Ванька, и все — запомнила.
— В каком классе учишься?
— В третьем. Но я в школу не хожу, я на экстернатовском обучении. Это значит, что ко мне домой приходит учительница, а в школу я прихожу только сдавать экзамены.
— Учишься хорошо?
— Да. Вот, например, Юрке изложение с элементами сочинения давалось очень трудно, а мне давалось очень легко, я его уже написала.
— Юра — это твой старший брат?
Елена:— Да, у нас большая семья. Старшей дочке Стелле 23 года, Денису — 21 год, Юре исполнилось 14 лет, он оканчивает 9-й класс в этом году, хочет быть химиком-технологом. А Саша у нас самая младшая.
— А я даже из Гоголя уже кое-что переписывала. И знаешь что — еще я скоро по чтению буду читать Гоголя, Пушкина и-и-и, как его, из трех букв… (Смотрит на маму.) Фет, вот!
— Ты рано научилась читать?
— Читать? В три года. Меня учительница научила. Я на экстернатовском обучении с трех лет. Мне было четыре года, когда я без запинки все читала и писала.
Елена:— Но писала ты только печатными буквами. Понимаете, у каждых родителей свои цели. У нас цель такая: ребенок должен получать знания — это прежде всего. Так же и Юра у нас: приходит из школы и дополнительно закрепляет дома с бабушкой то, что они проходили. Для того чтобы чего-то достичь в жизни, нужно стараться с детства.
— Саша ходит еще и в музыкальную школу?
Елена:— Да, играть на пианино она у нас любитель. Особенно не то, что задают в школе. Ей Ефим Шифрин сказал: «Менуэт и я сыграть смогу. А ты „Семь-сорок“ сыграй». И через неделю она уже «Семь-сорок» играла.
— При этом еще присутствовали «Чай вдвоем» и сказали: «Да это и мы сыграть сможем. А вот ты „Мурку“ попробуй!» И я теперь «Мурку» играю.
Елена:— А тут она еще послушала Баха в исполнении Гарри Гродберга и решила, что она обязательно должна это играть. У нас папа — меломан, у него целая коллекция пластинок. Как-то он включил ей одно произведение, Саше очень понравилось, и у нас весь день был полностью посвящен Баху.
— Да, и еще я теперь играю Баха и Петра Ильича Чайковского.
— Когда же ты все успеваешь?
Елена: — У нас режим, который мы не нарушаем. Но при этом еще умудряемся и приключений себе найти. Вчера, например, залезли на будку…
— Да! Я залезла на будку Арчи и упала с нее. Но слава богу, что я прямо на Арчи упала. (Смеется.)
Елена:— Арчи — это 90-килограммовый кавказец. У нас две большие собаки — Арчи, Дина — и щенок Джери.
— Лена, а вы рады за дочь, что она рано начала телевизионную карьеру?
— Честно говоря, я очень спокойно к этому отношусь. Знаю, что сегодня может быть вот так, а завтра может этого всего и не стать. И Саша знает, что жизнь имеет свойство меняться до наоборот и нужно быть готовым ко всему.
— Саша рано начала проявлять творческие способности?
Елена:— Саше было три года, когда мы ездили в Тунис. Помню, мы ехали в экскурсионном автобусе, и, когда экскурсовод прекращала что-то рассказывать, Саша начинала в ее микрофон петь всем песни. Потом читала стихи Корнея Чуковского: «Маленькие дети, ни за что на свете…» Причем учила она Корнея Чуковского по мультфильму «Остров сокровищ», где весь Чуковский охвачен на песенный лад. И вот она все это нараспев читала. Но самое убийственное было, когда она начала петь песню группы «Сплин»: «Мое сердце а-а-астановилось…» Уже через два часа экскурсовод ее представляла: «А теперь передаю микрофон восходящей звезде России». Кстати, когда начался «Цирк со звездами», нам звонили многие люди, с которыми мы познакомились в той поездке, говорили, что узнали Сашу по телевизору, и вспоминали: «А вы помните эти слова — „восходящая звезда России“?..»
— Саш, а о чем тебя больше всего спрашивают друзья? Какие вопросы задают — о звездах, о съемках, о самой программе?
— У меня в Юркиной школе все спрашивали: что там, как там, трудно или нет, вот это. Еще спрашивали, правда ли без страховки там выступают звезды.
— А ты сама чему-нибудь пробовала научиться в цирке?
— Да, жонглировать пробовала. Трудно. Еще попробовала на лошади кататься. Сначала с дрессировщицей Яной Шаниковой, потом с ее ассистентом, потом — одна. А еще дома я хомячков дрессирую. У меня два хомяка.
— Что они умеют с твоей помощью?
— Ой, много уже. По железной дороге ходят у меня, когда поезд едет. А вообще, про них надо много рассказывать — это где-то час отнимет. У меня день рождения был 27 февраля, а 28-го мне мама подарила хомяков. На 8 Марта она купила большую клетку с трубой, где они могли бегать, и с колесом, и я уже начала их дрессировать.
— А в цирке ты животных не боялась? Тигров, например.
— Нет, абсолютно.
— Проект скоро закончится, по кому больше всего будешь скучать?
— Конечно, по коню Милану и по собачкам.
— А если в дальнейшем тебя будут приглашать поработать еще на телевидение — согласишься?
— Да. Во-первых, я уже привыкла к этому. И если я буду без камер, без вот этого всего, мне будет казаться все время, что мне чего-то не хватает.
Елена:— На самом деле для Сашки это очень хорошая школа. То, чему людей учат в институтах, она осваивает на практике — это гораздо лучше. Очень многому Саша научилась от Вани Урганта — например, мгновенно реагировать на происходящее. Хотя это у нее было и раньше, на кавээновских разминках. Правда, теперь наша самая большая беда, что Саша может выйти и сказать все, что ей в голову взбредет. Нам только остается думать: «Что сейчас ребенок ляпнет?» (Смеется.) При этом, когда ей делаешь замечания, она отвечает: «А Ваня Ургант говорит все, что ему вздумается. Почему я не могу?» Саш, ну-ка расскажи нам про ученых.
— Про ученых? А-а-а… Это и вправду. Это на разминке в КВН был вопрос: «Ученые установили, что человеческий мозг используется лишь на десять процентов». Я ответила: «Но ребята доказали, что можно обойтись и меньшим количеством».
— Скоро лето, чем будешь заниматься на каникулах?
Елена:— Летом мы очень любим мерить лужи — за час можем раз пять переодеться, потому что мокрые совсем. И еще у нас обожаемое занятие — сажать грядки.
— Я выращиваю редиску, морковку, свеклу — все! Раньше я что-то не любила редиску, все время думала — язык будет болеть. Я ее один раз попробовала, схватилась за горло и побежала быстрее к крану. А сейчас я ее ем, и мне нормально.
— О чем ты мечтаешь? Какой представляешь свою будущую жизнь?
— Я вообще ее как-то не представляю. Мне еще надо хотя бы начальную прожить, а потом уже думать.
— А во сколько, по твоим меркам, начинается взрослая жизнь?
— По моим меркам — в десять. А мне еще даже десяти нет.