Архив

Ударный труд

Чем рискуют звезды на ринге

Поначалу новость о том, что звезды будут еще и драться на ринге, мало кого впечатлила. Танцевать их уже учили, на коньках они катались, в цирке по канату ходили. Но разбитые носы и сломанные ребра убедили, что здесь все всерьез. «МК-Бульвар» побывал на съемках «Короля ринга» и побеседовал с главным тренером проекта Константином Копцевым.

30 мая 2007 18:48
753
0

Поначалу новость о том, что звезды будут еще и драться на ринге, мало кого впечатлила. Танцевать их уже учили, на коньках они катались, в цирке по канату ходили. Но разбитые носы и сломанные ребра убедили, что здесь все всерьез. «МК-Бульвар» побывал на съемках «Короля ринга» и побеседовал с главным тренером проекта Константином Копцевым.

У входа в съемочный павильон в районе Шаболовки собралось такое количество молодежи, что толпа мешает движению автомобилей по узкой улице: все это желающие попасть на съемки и своими глазами увидеть, как дерутся звезды. Сегодня участникам дает мастер-класс сам Костя Цзю, специально прилетевший в Москву. Пока мы размещаемся на трибуне для зрителей, на ринге через некоторое время действительно появляется известный боксер в окружении участников проекта. Мастер-класс — приблизительно двадцатиминутная беседа, ни одного слова из которой нам, сидящим на трибуне, не слышно. И только по сосредоточенным лицам участников понятно, что Костя говорит что-то очень важное. Через некоторое время он показывает два движения — удар рукой и постановку ноги, которые отрабатывают его «ученики» — и все. Мастер-класс окончен.
«Очень сложно обучить чему-то за маленький промежуток времени», — поясняет потом Костя Цзю суть мастер-класса «МК-Бульвару». — У каждого из ребят есть свой личный тренер, и вводить какую-то смуту сейчас мне было бы неправильно. Но у меня есть личный подход к подготовке к бою, есть определенная техника ударов. И основная моя задача — сделать так, чтобы все было красиво и не очень травматично. Я отталкивался от того, что хотят услышать от меня ребята, и у нас состоялся разговор". Про себя Костя отметил, что все участники проекта очень волнуются и самое главное для них — справиться с этим волнением и поверить в свои силы.
Присутствуя на съемках и наблюдая за каждым боем своими глазами, видя лица боксеров за кулисами по окончании боя, в который раз убеждаешься, что телевидение не может передать всех тех эмоций, которые переживают участники. Со стороны все это может показаться очередным шоу, правда, самим его участникам совсем не до шуток. Достаточно перечислить травмы, которые уже получили звездные боксеры. Валдис Пельш покинул передачу после первого же боя — травма плечевого сустава. Игорь Ливанов сломал руку. Михаил Мамаев не смог выйти на ринг из-за сломанного во время тренировки ребра. Выбывших боксеров заменяют новые. На наших глазах бой Александра Носика с Иваном Кокориным закончился для первого актера не только победой, но и… сильным ударом в глаз. Разговаривая с «МК-Бульваром», Александр Носик все время прикладывал к ушибленному месту металлическую пластину. «Если мой театральный продюсер, который стоит рядом, увидит, что у меня будет синяк, то синяк у меня тут же будет и на другом глазе, — шутит Носик. — Когда я давал согласие на участие, я не сказал ни слова никому из продюсеров. Решился по одной причине: я — авантюрист и очень хотел попробовать. Вот теперь стою с синяком…»
Заслуженный тренер СССР Константин Николаевич Копцев с каждым из участников занимается с самого начала проекта. Каждую неделю он получает звонки из-за рубежа от знакомых тренеров: звонят из Греции, Израиля, Кипра, Греции, и все удивляются — за такой короткий промежуток времени наши звезды достигли действительно неплохих результатов.

— Константин Николаевич, как вы отреагировали, когда услышали обо всей этой затее?

— Откровенно говоря, я отнесся к этому скептически и даже с иронией. По всем нашим методическим разработкам за такой короткий промежуток времени человека невозможно научить даже делать шаги вперед-назад, не то что наносить удары. В начале мы все собрались в тренировочном зале, посмотрели, кто что умеет, кто как настроен. Но до последнего момента мне все же казалось, что это скорее настоящая клоунада, чем реальный бокс. Потом оказалось, что почти все ребята, за редким исключением, занимаются каким-то спортом и из них можно лепить тех бойцов, которые оказались сейчас на экране.

— Вы ожидали, что будет так много замен?

— Я ожидал, не ожидали организаторы. Нужно учесть, что на участниках лежит очень большая нагрузка: они провели по четыре боя в течение недели. Хотя даже на Олимпийских играх за две недели проводится максимум пять боев. Люди еще мало тренировались, у них нет запаса прочности, не поставлена техника. Взять того же Игоря Ильича Ливанова. Ему 54 года, народный артист, не побоялся выйти на ринг, сражался при всем честном народе. Желание ударить, показать свое «я» наравне с бойцами помоложе у него есть, но техники не хватило. Он не завернул кулак, ударил не тем местом, каким нужно, и сломал себе кость, выбыл из борьбы. Леша Хворостян — злой, подвижный боец. У него хорошая физическая подготовка, потому что когда-то он занимался тайским боксом. А если говорить, допустим, о Ване Кокорине — он и варежек-то никогда не видел, и по телевизору бокс всегда переключал. Но он тоже выходит на ринг. Поэтому изначально технические данные были, конечно, у всех разные.

— Когда вы познакомились с командой участников, как оценили их настрой? Многие волновались, побаивались?

— Волновались все. И побаивались все. Но самое главное, что все начали дисциплинированно, целеустремленно и усидчиво тренироваться. Например, Миша Мамаев, который боксом вообще не занимался, теперь выглядит на ринге как хороший, зрелый профессионал. Мы начали заниматься буквально в марте, а первый бой прошел у них уже в апреле. Другое дело, что было очень тяжело. К каждому участнику нужно было подобрать индивидуальную программу, каждому найти партнера и по весу, и по манере. К тому же все артисты — люди занятые, у всех съемки. Один приходит на тренировку в 9 утра, другой — в 10 вечера. И каждому нужно уделить минимум два с половиной часа. Да еще партнеров найти.

— Кто-то из ребят выделялся с самого начала как явный лидер?

— На первой тренировке выделился Женя Дятлов — он сразу уверенно постоял на ринге, подвигался, по лапам побил. Но он занимался боксом у себя в Никополе, там школа очень сильная. Выделился Леша Хворостян, потому что он занимался тайским боксом. Выделился Ливанов — он тоже боксом чуть-чуть занимался, у него есть понятие передвижения, уклона, защиты, нанесения ударов. А некоторые пришли совсем сырые, в буквальном смысле.

— Очень неплохо выглядел с самого начала Пьер Нарцисс…

— Он, откровенно говоря, в физическом плане пришел в совершенно разобранном состоянии — спортом не занимался, зарядку дома не делал. Пришлось нам наверстывать пробелы не только в техническом плане, но и в функциональном. Я заставил его бегать по утрам, написал расписание — где прибавить, где сделать рывок, где проделать скоростно-силовую работу. И он начал тренироваться сам, каждый день, то в одном зале, то в другом. Но у Пьера действительно есть способности. Он мягкий, пластичный, смелый и, как мы говорим, упертый. Он хорошо провел свои бои. А если говорить о Ване Кокорине, он просто через голову прыгнул. Как я уже сказал, Ваня с детства не смотрел бокс и всякий раз переключал телевизор. Но он научился драться, не бояться и выходить на ринг даже против соперников, которые тяжелее его на 25 кг. Ваня сражается зрелищно.

— А что говорят о программе профессионалы: хвалят или критикуют?

— Есть люди, которые уверены, что это все подстроено и снято покадрово. Но профессионалы видят, что никаких подставных кадров здесь быть не может. Видно, как ребята серьезно настраиваются на бой, видно, что у них и нокауты бывают, и руки они на ринге ломают, и ребра. У каждого — колоссальное напряжение, как психологическое, так и физическое. Как я уже говорил, опыт в нашем виде спорта приходит с годами, а здесь участникам понадобилось два месяца, чтобы так отчаянно драться. Причем не просто драться: ты — мне, я — тебе. А драться с понятием, думать, менять тактику по ходу боя. Конечно, в каждом бою видны огрехи в технике, но я замечаю, что они начинают думать на ринге — мне это очень нравится.

— Как вы думаете, проект повлияет на популяризацию бокса, как это было с фигурным катанием после шоу «Звезды на льду»?..

— Мы тоже обсуждали этот вопрос. Я думаю, что бокс был популярен всегда. В последнее время к нему возникло еще большее внимание, а программа, думаю, только добавит угольку. Это зрелищный вид спорта, спорт настоящих мужчин.