Архив

Брюнетка в законе

Анна САМОХИНА ворвалась в категорию кинозвезд с фильмом «Воры в законе» — на высоких каблучках и в дерзкой мини-юбке. Эта картина стала для многих откровением: таких героинь — ярких, опасных, притягательных — у нас еще не было. Но, отхватив свою порцию славы и получив диковинный титул «секс-символ», она вдруг пропала. Лишь изредка из города на Неве доносились слухи: Самохина развелась, Самохина вышла замуж, Самохина ушла из актрис, Самохина пришла в большой бизнес. И все-таки она с нами. После десятилетнего молчания она вернулась.

1 июня 2007 20:29
940
0

Анна САМОХИНА ворвалась в категорию кинозвезд с фильмом «Воры в законе» — на высоких каблучках и в дерзкой мини-юбке. Эта картина стала для многих откровением: таких героинь — ярких, опасных, притягательных — у нас еще не было. Но, отхватив свою порцию славы и получив диковинный титул «секс-символ», она вдруг пропала. Лишь изредка из города на Неве доносились слухи: Самохина развелась, Самохина вышла замуж, Самохина ушла из актрис, Самохина пришла в большой бизнес. И все-таки она с нами. После десятилетнего молчания она вернулась.

Она уже привыкла, что при встрече с ней все восхищенно вздыхают: ну совсем не изменилась! Будто и не было двадцати лет, которые минули после премьеры «Воров в законе». Неудивительно, что у нее каждый шаг и жест — женщины, уверенной в своей неотразимости. «Секс-символ, говорите? — смеется Анна. — До сих пор не могу понять, что это значит. Мне-то всегда казалось, что символ — это одно, а секс — совсем другое.

И собственно к внешности этот самый секс не имеет никакого отношения. Он — только в глазах. А уж формы здесь — вообще дело самое последнее".

Анна САМОХИНА: «Самое забавное, что после премьеры „Воров в законе“ люди, знакомясь со мной, часто бывали очень разочарованы. „Как? Это вы? Такая маленькая и худенькая? А где же ваша грудь пятого размера? Где ноги трехметровые?“ Вскоре я привыкла к таким разговорам и лишь послушно кивала: „Да, это я. Да, моя грудь всегда была такой, и ни размером больше. А все, что вы видите на экране, — это волшебный мир кино“. Я и по улицам-то ходила, абсолютно никем не узнаваемая. Ведь у меня никогда не было ни таких коротких мини, ни таких черных париков, ни таких ярких губ. Поэтому когда мне задают вопросы типа „Что вы почувствовали, когда на вас обрушилась слава?“, я лишь пожимаю плечами. Я не знаю, ничего не почувствовала».

Зато знали режиссеры — это ведь как дважды два: если в фильме главная роль будет у Самохиной, в успехе можно не сомневаться. Ее тогда завалили новыми предложениями. Без сомнения, фильмография Анны была бы намного полнее, если бы вскоре в российском кинематографе не грянул кризис. Кинотеатры срочно замаскировались под казино и развлекательные центры, а актеры принялись искать новое применение своим талантам. Выживали как могли. Кто-то — подобно Светлане Светличной — нанялся домработницей в своем же доме, а кому-то — как Самохиной — повезло чуть больше. Анна стала ресторатором. Чем породила в свое время немало слухов: актерской братии было не так просто принять тот факт, что их коллега превратилась в преуспевающую бизнесвумен.

А. С.: «А на самом деле особого богатства рестораны мне не принесли — так, дали возможность жить достойно, когда кинематограф в нашей стране просто перестал существовать. Еще говорили, будто рестораны мне помог открыть муж, что тоже не совсем верно. Мы оба сложили все накопления, и только после этого смогли начать собственное дело».

Ее рестораны остались и сегодня. Правда, сама Анна появляется там все реже и реже. Дела актерские не отпускают — репетиции, спектакли, гастроли. Тут уж не до отбивных с антрекотами.

А. С.: «Моя основная работа отнимает колоссальное количе-ство времени. Главное для меня сегодня — это мои спектакли.

И очень хорошо, что в ресторанах в свое время был сформирован грамотный управленческий состав. Ведь первые лет семь-восемь я, грубо говоря, даже отлучиться не могла: все держала под личным контролем. Сейчас рестораны не нуждаются в такой тщательной опеке. Хотя… В последнее время открылось огромное количество заведений, конкуренция просто сума-сшедшая. И конечно, на этом фоне мне хотелось бы что-то поменять, но на самом деле все не так просто".

Зато Анна с громадным удовольствием посещает рестораны чужие. И вовсе не в целях шпионажа. Просто любит она вкусно поесть.

А. С.: «Обожаю рестораны! Я как в театре самый благодарный зритель: хотя, конечно, могу полностью разложить любую постановку по косточкам, но всегда громче всех смеюсь или плачу. Так и в ресторане — получаю огромное удовольствие, хоть и знаю всю „кухню“. По крайней мере питаюсь я только в ресторанах».

«И что же, неужели за фигуру совсем не боязно?» — так и хочется спросить, глядя на ее безупречные формы. Но у Анны свой ответ: можно хорошо поесть, но всего один раз в день. У нее, кстати, вообще очень много рецептов красоты, от которых любой диетолог или косметолог тут же грохнется в глубокий обморок. Например, Анна принципиально не пользуется кремами на ночь, убежденная, что они лишь забивают поры и отучают кожу работать. А несколько лет назад так вообще решила забыть об ограничениях. И пустилась во все тяжкие, ежедневно поощряя и подстегивая свое чревоугодие.

А. С.: «Это было дикое обжорство! И я тогда, конечно же, сильно поправилась. Мне, кстати, смешно, когда причиной лишних килограммов многие называют, к примеру, нарушение обмена веществ (не берем медицинский диагноз). Какое нарушение? Какого обмена? Сами нарушаем, сами потом имеем неприятности. В моем случае в ход шло все — абсолютная свобода питания. Селедочка, мясо, пряники, сгущенка — все могла „подмять“ за один прием. Но я, кстати, как-то особо не страдала: сознательно позволила себе расслабиться и просто отдыхала. И почти три года находилась в жутком весе. Пока не решила в один прекрасный момент: все, хватит, надоело. И так же, без страданий, за три месяца сбросила двадцать пять килограммов. Мне жаль, что многие мучаются, и безрезультатно».

Кстати, на этот раз худела она довольно варварским способом. Анна вообще отказалась от пищи. Только сладкий кофе со сливками и вода — на завтрак, обед и ужин.


Дочки-матери



А вот теперь о том, из-за чего, собственно, Анна вдруг решила экстренно приводить себя в порядок. Для того чтобы очередной ассистент по актерам не застал ее случайно в непригодном для кино или театра виде. Ведь за то время, что она училась умелому менеджменту в своих ресторанах, и кинопроцесс вроде как пошел, и театральные антрепризы расцвели пышным цветом. Вот так все и совпало: Анна похудела на двадцать пять кило, а антрепренеры как раз заготовили для нее новые роли.

А. С.: «Я очень рада, что вновь вернулась в театр. Ведь по образованию я театральная актриса. Но когда в девятнадцать-двадцать лет я впервые пришла в труппу, вообще хотела сменить профессию. Мне очень не понравилась система того советского репертуарного театра (кстати, и я сейчас не хотела бы работать ни в одной постоянной труппе). Хорошо, что именно в тот момент в моей жизни появилось кино. Иначе все могло бы закончиться более печально».

Что примечательно, на театральную сцену Анна вернулась в паре с дочерью Александрой, которая за эти годы успела тоже выучиться на актрису и теперь выходит на сцену вместе со своей знаменитой мамой.

А. С.: «Когда она решила поступать в театральный, то со мной, само собой, не советовалась. Потому что знала: я буду против. Ведь у нас периодически случались разговоры на эту тему, так что с моей точкой зрения на суть актерской профессии она была знакома. Поэтому я была поставлена перед фактом — когда она уже стала студенткой. Причем ее брали к себе сразу несколько мастеров. Нет, я не ругалась, даже не злилась. Моя позиция в этом вопросе определенная: лучше дать человеку возможность что-то попробовать, чем потом всю оставшуюся жизнь слушать разговоры, что этой попытки его лишили. Свобода прежде всего. Мое дело как матери — посоветовать. Ее — сделать свой выбор. Так Александра тоже стала актрисой. Конечно, поначалу у меня был определенный страх. Все-таки актерская династия — вещь опасная, и примеров тому очень много. Но все мои сомнения рассеялись, когда дочь начала работать в профессиональной труппе.

А уже когда мы стали выходить на сцену вместе, я утвердилась во мнении, что она сделала правильный выбор.
Комплексует ли Саша, работая вместе со мной? Самое удивительное, что хотя у нас несколько общих спектаклей — это и «Влюбленный Мопассан», и «Виновник торжества», — мы никогда не пересекаемся в парных сценах. Я ухожу — выходит она, и наоборот. Поэтому могу лишь наблюдать за ней из-за кулис. Что и делаю. Конечно, поначалу она ежилась от моих взглядов, но сейчас относится к этому абсолютно спокойно. И сегодня у нас уже отношения двух актрис, которые вместе делают одно дело. Мы на работе никаких фамильярностей не допускаем, никаких там «дочки-матери». Она даже называет меня исключительно Анной Владленовной".

А этим летом Анна Самохина выйдет и на столичные подмостки, правда, уже без дочери. Зато в компании очень достойных актеров — Алексея Жаркова и Елены Морозовой, Маши Порошиной и Ильи Древнова, Владимира Зайцева и Сергея Серова (всего — двадцать фамилий). Режиссер Сергей Алдонин приготовил для Самохиной роль интересную и необычную. В его новом спектакле «Арлекино» Анна сыграет незабвенную Беатриче.

А. С.: «Конечно, мне было очень приятно, что Сергей Алдонин пригласил меня в свой спектакль. Для начала я посмотрела почти все его работы — и «Боинг, Боинг», и «Мастера».

И была просто в восторге. Ведь там столько выдумки, столько актерского драйва на сцене! Алдонин часто повторяет, что он руками и ногами голосует прежде всего за актерский театр. И для меня как для актрисы это огромный плюс. Потому что происходит взаимообмен, но без давления. А это очень важно: я уже в таком возрасте, что просто не выношу никакого давления на себя — в таких случаях молча разворачиваюсь и ухожу. А с Сережей у нас прямо какая-то любовь с первого взгляда, так что в итоге сложился творческий альянс, где мы друг другу помогаем, а все предложения принимаются на заметку. И конечно, я рада, что мне досталась роль Беатриче. Потому что здесь для меня как для актрисы есть очень интересная задача. Ведь Беатриче по ходу действия переодевается в мужское платье и появляется в образе своего убиенного брата. Но поскольку я обладаю все-таки женским тембром голоса, то мы долго думали, как можно выйти из этой ситуации: просто басить — это как минимум смешно и неинтересно. И наконец после мучительных поисков выход был найден. Мы пойдем иным путем. Но каким, я рассказывать не стану: приходите — и сами увидите. И если хоть кто-то узнает меня…".


Несостоявшаяся свадьба



Алдонин как в воду глядел: нашел для Анны роль, где ее героиня переодевается в мужское платье. И вот совпадение: сама актриса в последнее время то и дело повторяет, что в ее поступках женщина все чаще уходит на второй план. Что она имеет в виду?

А. С.: «Что былого растворения в мужчинах, чисто женского, уже нет. И думаю, уже навряд ли будет. Это приходит с возрастом: наверное, когда ты выносишь столько ударов из-за своего растворения, в какой-то момент уже включаются мозги. К сожалению, это факт. И кажется, мой пример не единичный».

Замужества Анны Самохиной — как пособие по психологии семейных отношений. Пятнадцать лет и семь. На этом она пока решила остановиться.

А. С.: «В первый раз я вышла замуж очень рано, мне тогда было шестнадцать лет. Конечно, меня отговаривали. Мама так вообще сразу сказала, что домой с ребенком на руках не пустит. И моего будущего мужа тоже увещевали со всех сторон: мол, зачем тебе эта малолетка, посмотри на других девушек. Но мы выстояли».

С Александром Самохиным Анна училась вместе в Ярославском театральном училище. В него она влюбилась с первого взгляда: на курсе Саша был самым красивым студентом, все девчонки по нему сохли. А вот сама Анна, как она пытается уверить, в те годы была девушкой обычной — как все. Впрочем, судя по фотографиям тех лет, Анна явно скромничает. Секс — он ведь в глазах, не так ли?

А. С.: «Хотя нам все прочили скорый развод, прожили мы вместе долгих пятнадцать лет. Представляете? В этом браке родилась и дочка наша, Александра. Поэтому сегодня, спустя многие годы после развода, мы продолжаем общаться. Я, кстати, вообще со всеми мужьями сохранила хорошие отношения».

Во второй раз Анна вышла замуж за бизнесмена по имени Дмитрий. Это именно с ним она открыла в Питере рестораны. Познакомилась Анна с будущим мужем в небольшом кафе, хозяином которого он был. Нет, любовью с первого взгляда назвать это было нельзя. Да и со второго тоже. Сама Анна позже признается, что не понимает, как она вообще согласилась на замужество. Причем столь скоропалительно. Все знакомые были уверены, что этот неожиданный брак больше нескольких месяцев не продержится. А они — так же неожиданно — прожили семь лет.

А. С.: «А вот третьего брака, вопреки слухам и многочисленным публикациям в прессе, на самом деле не было. И развода, соответственно, тоже. Я взяла творческий отпуск в матримониальных отношениях. У меня — длительный роман с театром и кинематографом, который, надеюсь, продлится всю мою жизнь».

КСТАТИ…

После оглушительной премьеры «Воров в законе» Анна поехала на гастроли. Где-то на Украине она глянула в зал и похолодела: на видном месте в белоснежном костюме с красным платочком в нагрудном кармане сидел человек, как две капли воды похожий на героя Валентина Гафта в фильме. А после творческой встречи этот странный персонаж, будто сошедший с экрана, настойчиво попросил у актрисы личной аудиенции. Позже выяснилось, что это был прототип главного героя. К счастью, органы правопорядка, прибывшие на подмогу, не позволили ему пообщаться с Анной.

Хотя визитной карточкой Анны Самохиной до сих пор считается фильм «Воры в законе», дебютировала в кино она намного раньше — с картиной «Узник замка Иф». Причем попала она в эту ленту довольно забавно. Анна тогда сидела дома — у них с мужем только родилась дочь Саша. А ассистент по актерам фильма «Узник замка Иф» искал актрису на главную женскую роль. В том числе и в Ростове-на-Дону, где тогда жила Самохина. Нашел в театре ее фотографию и отправился прямиком в общежитие. И тут же, в коридоре, столкнулся с актрисой: она брела с кучей кастрюль в руках, ненакрашенная, в каком-то нелепом домашнем наряде. Узнав, что это и есть та самая Анна Самохина, ассистент даже не подумал скрывать эмоции — на лице его было написано все, что он думает и о своей поездке в Ростов, и об отдельно взятой провинциальной актрисе. Понимая, что вот сейчас он развернется и мечты о большом кино окажутся уничтожены бытом, она ловко схватила его за руку: «Я совсем не такая! Пойдемте в мою комнату, у меня там есть фотографии». Снимки отправили режиссеру, и роль в итоге досталась именно ей.

Съемки фильма «Воры в законе» запомнились Анне Самохиной не только как громадная школа актерского мастерства (именно тогда режиссер Юрий Кара научил ее многим премудростям профессии), но и общением с мэтрами нашего кино Зиновием Гердтом и Валентином Гафтом. С их участием происходило немало забавных случаев как на съемочной площадке, так и вне ее. Так, однажды Гердт, Гафт и их юная партнерша отправились поужинать в ресторан при гостинице. Сели за стол, Гафт обращается к Гердту: «Ну что, Зиновий Ефимович, закажем по коньячку?» Тот лишь хитро улыбается: «Подождите, Валентин, еще не время!» Официант принимает заказ, уже собирается уходить, взволнованный Гафт вновь поворачивается к Гердту: «Зиновий Ефимович, может быть, все-таки по коньячку?» — «Подождите, Валентин, не стоит торопиться».

Не успел официант отойти с их заказом, как появился снова — с бутылкой шампанского в руках: «Вот, просили передать со столика из левого угла». Через пару минут появилось вино — от поклонников справа. Потом — коньяк и опять шампанское. Еще не успели принести горячее, а стол артистов был уставлен спиртным всех мастей и сортов. Гердт победно улыбнулся Гафту: «Ну вот видите, Валя, а вы собирались заказывать!»

В основе спектакля «Арлекино» лежит пьеса Гольдони «Слуга двух господ». Жанр — comedia dall’arte, не столь часто встречающийся на театральной сцене. Зато, прочитав эти заветные слова на афише, можно не сомневаться: зрелище будет ярким, красочным, смешным и музыкальным. Новая постановка позволила спаять русский психологический театр с итальянской комедией масок, процитировать дух вахтанговской «Турандот», продолжить традиции школы Марка Захарова и Леонида Калиновского, чьим учеником является Сергей Алдонин. «Я — за актерский театр. Нужно идти от богатого внутреннего мира актера, он — царь и бог на сцене, — считает режиссер. — Артист может заставить плакать и смеяться, вызывать живые эмоции и потрясать игрой воображения». Премьера состоится в начале июня на сцене театра «Современник». Анна Самохина обещает удивить.