Архив

Братья по разуму

Тарантино и Родригес сняли фильмы «категории Я».

Кинокартины с небольшим бюджетом, малоизвестными актерами и невнятным сюжетом принято называть фильмами «категории Б». Есть еще фильмы «категории В», где бюджет и вовсе крохотный, актеры совсем не известны, а сюжет вообще не заслуживает внимания. А Квентин Тарантино и Роберт Родригес сняли, по их словам, фильм «категории Я».

6 июня 2007 17:29
566
0

Кинокартины с небольшим бюджетом, малоизвестными актерами и невнятным сюжетом принято называть фильмами «категории Б». Есть еще фильмы «категории В», где бюджет и вовсе крохотный, актеры совсем не известны, а сюжет вообще не заслуживает внимания. А Квентин Тарантино и Роберт Родригес сняли, по их словам, фильм «категории Я».

Совместный проект двух режиссеров, давних коллег и друзей, называется «Грайндхаус» и состоит из двух полнометражных фильмов: «Доказательство смерти» Тарантино и «Планета страха» Родригеса. И, конечно, не имеет ничего общего с фильмами ни «категории Б», ни «В», ни тем более уж «Я». Общий бюджет — 53 миллиона долларов.

Среди актеров такие звезды, как Курт Расселл и Брюс Уиллис. И только сюжет отдает некоторой сумасшедшинкой. Тарантино снял фильм об убийце-психопате, охотящемся на женщин за рулем гоночного автомобиля. Родригес — о девушке с автоматом вместо ноги, сражающейся с армией зомби. Но в этом и заключается вся суть их проекта. Этими фильмами режиссеры отдают дань старым низкопробным фильмам, в которых было много крови и насилия, но в то же время присутствовало какое-то свое странное, извращенное обаяние.

В Америке, где и были популярны подобные фильмы в 60 х—70-х годах, «Грайндхаус» в прокате провалился: кассовые сборы составили всего 24 миллиона долларов. В США обе картины показывали вместе, но американцы подобной щедрости — два фильма по цене одного — не оценили. Это, кстати, тоже была дань прошлому: в старых кинотеатрах, когда еще не было мульти- и мегаплексов, фильмы крутили один за другим. Точно так же хотели поступить и Тарантино с Родригесом. Но обманулись. Поэтому во всем остальном мире премьеры «Доказательства смерти» и «Планеты страха» проходят отдельно. И первой в прокат выходит картина Тарантино. Именно с ним, а также исполнителем главной роли в его фильме Куртом Расселлом и актрисой, сыгравшей одну из главных женских ролей, Розарио Доусон, специально для «МК-Бульвара» побеседовал Дэймон Уйас.


Квентин Тарантино:«Я не делаю сцены драк и погонь нормально, я не делаю их хорошо, я делаю их самыми лучшими в кино»


— Главную роль каскадера Майка вы изначально хотели отдать Микки Рурку. Вам пришлось ее переписывать под Курта Расселла?

— Нет, абсолютно. И когда Курт согласился на роль, я был на седьмом небе от счастья: он идеально вписывался в фильм. Да, обычно, когда я пишу сценарий, то представляю, кто будет играть ту или иную роль. Но потом что-то не получается, и я вынужден немного менять героя. Так было, например, с Биллом в фильме «Убить Билла». Я хотел, чтобы эту роль сыграл Уоррен Битти. Но не срослось, и я взял Дэвида Кэррадайна. Под него мне пришлось переписывать роль Билла. Но с Куртом все было иначе. Он сыграл все так, как и было у меня написано. Просто у него это получилось немного по-другому, чем могло бы быть у Микки Рурка.

— Вы, как обычно, снялись в небольшой роли и сыграли хозяина бара по имени Уоррен.

— Да. И это было забавно. По сценарию, Уоррен был владельцем бара, который сам стоит за стойкой. Но, когда мы начали снимать эти сцены, я понял, что не могу стоять в кадре на заднем плане и смешивать напитки: мне нужно видеть, как играют актеры. Поэтому мы взяли на роль Уоррена местного парня Тима, который работал барменом в том же баре, где мы снимали. Однако неожиданно роль Уоррена стала разрастаться все больше и больше. И тогда я снова стал хозяином бара. Но мы оставили и Тима. Все-таки в моменты, когда владелец заведения с кем-то выпивает или флиртует с девочками, кто-то должен смешивать напитки.

— На съемках «Доказательства смерти» вы впервые выступили в роли оператора. Зачем?

— Меня Роберт заставил. Он сказал: «Ты готов» — и буквально всунул мне камеру в руки. На его фильме «Планета террора» я работал вторым оператором. А потом решил попробовать и на съемках своего фильма. Роберт говорил: «Как раз сейчас самое время тренироваться. Если ты даже сделаешь какие-то ошибки, они пойдут на пользу фильму, добавят ему тот шарм дешевых малобюджетных фильмов. А ты в то же время многому научишься». И он был прав.

— В фильме очень завораживающие погони. Как вы их снимали?

— О, это было потрясающе. Знаете, когда я снимал еще «Убить Билла», то часто повторял: «Режиссеры, которым удается снять хороший экшн-фильм, настоящие режиссеры». Я не утверждаю, конечно, что это единственный жанр, который должен быть в кино. Но для меня это так. И потому, когда я начинаю работу над фильмом и впервые что-то снимаю — как, например, драки в «Убить Билла» или погони в этом фильме, — я ставлю перед собой программу-максимум. Я не делаю эти сцены нормально, я не делаю хорошо; я делаю их одними из лучших, если не самыми лучшими в кино. Конечно, я очень переживал из-за этих погонь. Но, когда мы закончили съемки, я знал, что получил желаемое.

— В сцене аварии вы использовали компьютерную графику?

— Нет. Сначала я сказал: «Я не использую все эти компьютерные навороты в своих фильмах, но понимаю, что в машине живые люди и они не должны пострадать при аварии. Так что если очень нужно, то будем использовать графику». Но все знают, насколько сильно я все это ненавижу. И потому мы попытались просчитать, как сделать эту сцену без компьютерной графики. И нам это удалось: все, что вы видите на экране, снято вживую.


Курт Расселл:«Самое сложное в драке — получать по заднице»


— Квентин говорит, что весь фильм снят вживую. Вам пришлось много трюков исполнять самому?

— Это зависит от того, что называть трюком. В фильме «Танго и Кэш» мне пришлось прыгать из окна, падать на машину, скатываться с нее и бросаться в погоню как ни в чем не бывало. Для меня это трюк. Так же, как и съемки драк. А есть сцены, как в конце «Доказательства смерти», когда мне дают по заднице. В таких сценах нужно просто получать удары, а при драках именно это самое трудное. Но это не трюк. Еще есть сцены, где требуется быстро ездить на машине. Их я тоже никогда не считал трюком, для меня это просто вождение. Да, ты врезаешься, ты круто разворачиваешься, но это все равно вождение. А трюком оно становится только в момент аварии. Дело в том, что я вожу машины с детства. Когда я был ребенком, я выиграл шесть национальных и один международный чемпионат по автогонкам. Я занимался этим очень серьезно и даже думал стать профессиональным гонщиком. Но вместо этого пошел играть в бейсбол. А на жизнь в итоге стал зарабатывать съемками в кино.

— Вы впервые снимаетесь у Тарантино. Какие впечатления?

— Это было очень интересно. Первое, что Квентин мне сказал: «Я хочу, чтобы ты сыграл эту роль, потому что у тебя такой список персонажей-мерзавцев, как ни у кого другого. И мне бы хотелось, чтобы в этот список ты добавил еще одного негодяя». И я, конечно, ответил: «С удовольствием!» К тому же такой шанс — поработать с Тарантино. Я знал, что до меня Квентин пробовал на эту роль других парней. И потом, когда он выбрал меня, я разговаривал с ним о тех актерах: хотел понять, что Квентин хотел получить от них для роли каскадера Майка. В первый съемочный день я ему сказал: «Я собираюсь показать тут нечто ужасное, так что не пугайся». И Квентин ответил: «Здорово! Это то, что нужно».

— Что в Тарантино удивило вас больше всего?

— На самом деле почти ничего. Хотя я узнал, что Квентин очень открытый человек. У него всегда душа нараспашку. Но только с теми, кто так же открыт к нему. А вообще он уникальный! Правда. Вы никогда не сможете узнать все, что знает он. Он если захочет, то может сделать с вами все что угодно: взорвать ваш мозг, заставить сердце бешено колотиться, напугать до смерти. И, черт побери, я знаю, что говорю.


Розарио Доусон:«На пробах я танцевала и пела так, будто умоляла Квентина: «Ну возьми меня! Пожалуйста»


— Как вы получили роль Абернати? У вас были пробы?

— Конечно. Пробы проводили Квентин и Роберт. Когда пробы закончились, я обратила внимание, что Тарантино как-то очень странно смотрит. Я расстроилась, решив, что не подхожу, хотя мне очень хотелось работать с Квентином. Потом он сказал, что ему все нравится, но нужно попробовать меня еще раз. На вторых пробах меня попросили что-то спеть и станцевать. Это было несложно — то же самое я делала для Родригеса на съемках «Города грехов». Я танцевала и пела так, будто умоляла: «Ну возьми меня! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…» Я рассуждала следующим образом: в фильме восемь женских ролей, и есть надежда, что Квентин достаточно мудрый, чтобы взять меня на одну из них. А то ведь для него это может закончиться плачевно. (Смеется.) И он выбрал.

— Для вас это важно — работать с определенным режиссером? Тарантино, Родригес, до этого — Кевин Смит, у которого вы снялись в фильме «Клерки−2»…

— Они все очень разные, но есть одна общая черта — страсть к работе. Они чокнутые в этом отношении. Этих режиссеров знают во всем мире, и, попадая к ним на съемочную площадку, можно быть уверенным, что их фильм прославится. И, конечно, мне хочется у них сниматься.

— И как вам с работалось с Тарантино?

— Немного необычно. Квентин не начинает снимать, если у него нет окончательного сценария. И это совсем не так, как у Родригеса. Роберт мог прийти просто с какой-то идеей и сказать: «Мы закончим сценарий потом: в процессе съемок поймем, как будет развиваться действие». Квентин не такой: у него все четко расписано, все подробно рассказано, над всеми «i» поставлены точки. Но, несмотря на жесткий контроль, Квентин дает актерам волю. И это очень вдохновляет.

— А как сложились отношения с Куртом Расселлом? Вы по-настоящему отлупили его в фильме?

— О да! Это было очень весело. Курт на это так сказал: «За свою кинокарьеру я побил много людей. Так что я знал — рано или поздно получу сам». Но мы, конечно, лупили его не так сильно, как это кажется в фильме. Я, помню, смотрела фильм «Бойцовский клуб» и мечтала быть Брэдом Питтом. Я хочу, чтобы после «Доказательства смерти» у женщин возникало такое же желание: надавать по заднице плохим парням. Потому что это действительно круто!

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новостях