Моя тема

Актриса с душой клоунессы

Наш автор — журналист и писатель Лада Акимова — вспоминает о Руфине Нифонтовой, легендарную актрису Малого театра и звезду фильмов «Вольница» и «Сестры» из трилогии «Хождение по мукам».

Наш автор — журналист и писатель Лада Акимова — вспоминает о Руфине Нифонтовой, легендарную актрису Малого театра и звезду фильмов «Вольница» и «Сестры» из трилогии «Хождение по мукам».

9 февраля 2015 21:50
5012
0
Руфина Нифонтова. Фото: Михаил Гершман.

«Руфина Нифонтова. Она ушла из жизни, когда ей было всего лишь 63 года. Остались ее фотографии, фильмы, телевизионные записи спектаклей. Осталась память. О том, что когда-то жила на свете гениальная актриса с душой клоунессы, и что она была нашей с вами современницей.

О ее шутках и репликах легенды слагали. Ее известное «не уроните народную артистку» передавалось из уст в уста среди студентов Щепкинского училища, которые были матросами, половыми в спектакле «Фома Гордеев». Именно им предстояло после сцены ее героини с Фомой уносить живой куль, в который она превращалась, с быстротой фокусника завернувшись в расстеленное одеяло.

Этот трюк придумала она сама. И предложила режиссеру. У студентов тряслись руки, а порой и подкашивались ноги. За кулисами же под дружный хохот собравшиеся посмотреть на «спектакль во время спектакля», она, освободившись от одеяла, уперев руки в бока, «грозно» шептала (громко-то говорить нельзя, на сцене все слышно): «Ну-у-у?.. Всю народную артистку общупали?» Иногда «общупали» заменялось другим словом. Народ складывался пополам от душившего смеха. «И как вам?» — не унималась она. В ее устах подобное не звучало пошло. «Ох, хороша, Руфина Дмитриевна!» — в тон ей отвечали самые смелые. «То-то! Но Бочкареву сегодня больше вашего повезло!» И опять хохот. «Так что учитесь, студенты!» — и шла к себе в гримуборную. Может быть, кто-то и считал ее реплики выпендрежем, но она таким образом просто разряжала обстановку, давая понять ныне студентам, а в будущем — актерам, что народные артисты тоже когда-то учились в институтах и так же трепетали перед корифеями. Одним словом, «все мы — люди, все мы — человеки».