Моя тема

Вариант

Новый рассказ Натальи Тованчевой — о необдуманном поступке, который чуть было не сломал жизнь, однако расставил все по своим местам.

Новый рассказ Натальи Тованчевой — о необдуманном поступке, который чуть было не сломал жизнь, однако расставил все по своим местам.

28 ноября 2014 19:29
9273
0
«Детей у них не было, непонятно почему». Фото: Lori.ru.

Анна пела в Мариинке.
Когда она прикасалась к дверной ручке — деревянной, массивной, резной, и входила в прохладу здания с характерными для театра звуками, скрипами, ариями, душа ее взлетала и становилось хорошо-хорошо. Она тут была дома, все знали ее, она знала всех.

Обычно, войдя сюда, Анна забывала все и растворялась в музыке. Но сегодня никак не удавалось сосредоточиться. Из головы не шел утренний разговор с мужем.

Игорь варил в турке кофе. Он любил правильно сваренный, с крупинками соли, с поднявшейся шапкой кофейной пены, и этот ежеутренний ритуал лучше было не нарушать. Впрочем, сегодня он нарушил его сам, едва заслышав ее легкие шаги и поцеловав в щеку, начал рассказывать о дуре-начальнице, которая совсем его не ценит, зарплату не повышает, и он вот прямо сегодня пойдет и скажет ей все, что о ней думает, прямо сегодня!

Анна кивала, помешивала ложечкой чай и думала, где он взял эти носки невнятного цвета. Какие-то серо-буро-малиновые, как выражалась Ольга Сергеевна, его маман. Не привили сыночку вкуса, злорадно подумала Анна. Мне уж тем более не по силам. Рвущийся в карьерный полет Игорь и раньше-то одеваться и подавать себя не умел, а в последнее время стал есть за троих, приобрел праздничную пухлость, наряжался в какие-то нелепые гавайки-распашонки… Анне было не до мужниного гардероба: во-первых, на носу концерт, а во-вторых, есть дела и поважнее. Хочет выглядеть смешным — пусть выглядит.

— И уйду, — не на шутку разошелся у плиты Игорь. — Пусть еще поищет такого дурака на такую зарплату!
— Куда уйдешь? — подняла голову от чая Анна. — А жить на что будем?
— Я уже все придумал, — Игорь сегодня был в ударе. — Буду создавать программы для путешествующих. Едет человек, например, из Калуги в Москву, ставит диск — а там ему все расскажут: что тут в этих местах в старину происходило, кто жил, песни какие написаны…
— Кто едет в Москву? — невпопад спросила Анна. — Дальнобойщик?
— Почему дальнобойщик? Турист, например. Или просто человек по делам едет…
— Ааа, — протянула Анна и решилась. — Нам надо поговорить, Игорь.

Они жили в браке уже пятнадцать лет. Друг друга любили, а как же без этого. Когда познакомились, Анна, восторженная, увлекающаяся, была неуловимо похожа на героинь Елены Соловей — была раньше такая актриса с нездешним лицом. Игорь был похож на молодого Костолевского. Пара была — загляденье! А какие были совместные планы на жизнь!
За пятнадцать лет планы так и остались планами. Не выполнен был самый главный в любой семье план — дети. Детей у них не было, непонятно почему. Врачи особых проблем не находили, а детей не было. В конце концов решились даже на ЭКО — но и тут не вышло.

Оставался последний шанс.
— Я хочу усыновить ребенка, Игорь.

Игорь дернул рукой, пролил кофе.
— В смысле?
— В прямом. Я хочу усыновить ребенка. Пока мы молодые еще, пока силы есть.
— Нет, подожди, ну как это — усыновить? У нас свой будет, надо только подождать…
— Сколько ждать-то? Пятнадцать лет ждем, можно и не дождаться. В общем, я решила.
— Ты решила? А я, значит, никто? А меня, значит, надо просто поставить перед фактом, а советоваться ни к чему?

Дальше последовала безобразная сцена, в которой Игорь сравнил жену со своей начальницей, сказал, что никто его не понимает и не считается с ним, и убежал на работу, хлопнув дверью.
Господи, а сандалики-то эти где он взял, тоскливо посмотрела вслед ему Анна.
Что делать дальше, было непонятно. Одна она ребенка не потянет, да одиноким, кажется, и не отдают. Игорь уперся. В таких случаях уговаривать его было бесполезно, уж она-то знала.
После репетиции Анна позвонила подруге — единственной, с которой делилась всем. Ну или почти всем. Договорились пообедать в «Винсенте».

Налегая на свекольное карпаччо, Маша выслушала рассказ Анны об утренних событиях и сказала с набитым ртом:
— Есть еще один вариант. Ты не все испробовала.
Анна даже задохнулась от возмущения.
— Не все? Да ты же знаешь: всех врачей обошли, всех бабок…
— Не все, — повторила Маша, с удовольствием прихлебывая вино. — Ты вот скажи честно, подруга, у тебя кроме Игоря был кто-нибудь когда-нибудь вообще?
— Нет, — Анна покраснела.
— Святая, — расхохоталась Маша. — Твоя репутация так безупречна, что не грех и согрешить, прости за тавтологию! У вас с Игорем сексуальная несовместимость, я читала о таком. Не хочет твое нутро его сперматозоидов. А других может захотеть. Пробовать надо!
— Ты что, предлагаешь мне Игорю изменить? — Анна строго посмотрела на Машу.
— Нет, я предлагаю тебе забеременеть, — разозлилась Маша. — А для этого все средства хороши!
— Ну так ведь и с другим может не получиться?
— Может. Но у тебя хоть совесть будет чиста, когда ты все попытки используешь.

Анна задумалась. Она не готова была к супружеской измене, не могла себя представить в объятиях какого-то чужого мужика.
— В общем, думай, — Маша уже расплачивалась. — Надумаешь — звони, вариант помогу найти, это ж не замуж, вообще не проблема!

Через неделю Анна позвонила.
— Я готова. Помоги с вариантом.

«Вариантом» оказался симпатичный невысокий мужик с бородкой интеллигентного вида по имени Миша. Все прошло как во сне — Анна даже плохо помнила, что и как было, потому что думала только об одном: «Скорее бы все закончилось». Миша был внимателен и предупредителен, хотел ее проводить до дому, но она отказалась под благовидным предлогом и убежала.

Каждый день теперь она прислушивалась к себе, пытаясь понять: зародилась в ней новая жизнь или нет. Она и хотела этого ребенка и не хотела его. Было стыдно, страшно, она затихла, осунулась. Игорь не понимал, что с ней происходит, спрашивал, не заболела ли, поглядывал недоуменно. Перестал говорить о дуре-начальнице, даже позвал жену в кино, чего не случалось уже сто лет.

В день, когда пошли месячные, Анна была счастлива. Она поняла, что не смогла бы врать мужу, что он мог бы не простить ей измены, и что жизнь могла бы полететь в тартарары из-за этого ее необдуманного поступка. Летая по квартире, она накрыла праздничный стол, чуть охладила заветную бутылочку бароло, привезенную из Италии когда-то…

— По какому случаю банкет? — удивился Игорь.
— По случаю удачного концерта, — соврала Анна. По мелочам врать она умела. — Ну и вообще, давно мы с тобой так не сидели, с бутылочкой…
-Ааа… А что ж на концерт не позвала? Я и не знал, что сегодня…

Когда они уже допили бутылку, Игорь, обняв Анну, сказал ей на ухо:
— А знаешь, я тут думал, думал… Давай и правда ребенка усыновим. Мальчишку. Попросим отказника, который только что родился… Мишкой назовем…
— Ну уж нет, — вздрогнула Анна. — Назовем Игорем. Игорь Игоревич. По-моему, очень красиво. И они, целуясь на ходу, двинулись в спальню.

Через девять месяцев у Анны и Игоря родился мальчик. Назвали Игорем, как и собирались. Игорь Игоревич — красиво звучит!