Интервью

Екатерина Вуличенко: «Женщина должна быть слабой или хотя бы делать вид»

Актриса рассказала об экстремальных съемках, производственных травмах и способах борьбы с усталостью.

Актриса рассказала об экстремальных съемках, производственных травмах и способах борьбы с усталостью.

22 апреля 2015 17:49
8512
0
Екатерина Вуличенко. Фото: материалы пресс-служб.

— Катя, какой образ вам ближе: кассирша Надя из «Однажды в Ростове» или следователь Женя Огарева из «Умника»?
— Я с удовольствием работала над обеими ролями, потому что они очень интересные. Прочитав сценарии, я просто влюбилась в обеих героинь. Да, они разные. Моя Надя — очень характерная, яркая, в чем-то комедийная. А следователь Женя — мне такие роли никогда в жизни не попадались — сильный, жесткий офицер полиции, но ранимая в душе, как и мы все. К тому же для этого фильма мне пришлось многому научиться: стрелять, делать каскадерские трюки. Опять же, красивая форма. (Смеется.)

— Где вам было интереснее: в 60-х годах в «Ростове» или в наши дни в «Умнике»?
— Я очень люблю сниматься в исторических фильмах. В «Однажды в Ростове» у нас был потрясающий художник, который сделал декорации гастронома — одного из основных объектов съемки — так, как будто попадаешь в то время. Все-таки осколки той эпохи я захватила. Хорошо помню пирамиды консервов в огромных витринах магазинов. А еще наш художник свиную голову по всему гастроному таскал, примерял, куда ее поставить, что меня пугало, и я старалась не смотреть в ту сторону. А свиная голова — это вполне в духе того времени.

В сериале «Однажды в Ростове» Екатерина Вуличенко сыграла кассиршу Надю. Фото: материалы пресс-служб.
В сериале «Однажды в Ростове» Екатерина Вуличенко сыграла кассиршу Надю. Фото: материалы пресс-служб.

— Вы когда-нибудь мечтали побывать в другой эпохе, посмотреть, как жили люди раньше?
— Конечно. Это моя детская мечта. Если бы кто-то мне подарил машину времени, то я с удовольствием переместилась бы в другую эпоху. Сначала я посетила бы 20-е годы прошлого века. Светские салоны, поэты. Познакомилась бы с Блоком… К сожалению, машину никто пока не изобрел, но я верю, что со временем она появится.

— Кино — это возможность примерить другую жизнь, другую профессию. Кем вы хотели стать в детстве?
— Разведчиком. Я зачитывалась романом «Щит и меч». Это была моя настольная книга, я ее перечитывала вдоль и поперек. И представляла себя на месте главного героя. У меня же папа военный…

— …подполковник в отставке. Он как-то повлиял на вас?
— Трудно сказать… Мы жили в военном городке, я видела эту жизнь, бывала в папином кабинете — мне все это очень нравилось. Еще я хотела стать солдатом или космонавтом. Но кто из детей раньше не мечтал полететь в космос? (Смеется.)

— Вы производите впечатление отличницы и перфекционистки. Это так?
— Склонность к максимализму у меня иногда проявляется. В школе я чуть было не получила серебряную медаль. Но меня увезли на съемки, и с медалью не сложилось. Что касается перфекционизма, то я все стараюсь делать хорошо.

Следователь Женя Огарева из сериала «Умник» — человек сильный и жесткий, но, по словам Вуличенко, ранимая в душе. С Александром Гордоном. Фото: материалы пресс-служб.
Следователь Женя Огарева из сериала «Умник» — человек сильный и жесткий, но, по словам Вуличенко, ранимая в душе. С Александром Гордоном. Фото: материалы пресс-служб.

— Вы сильный человек или можете поплакаться кому-то в жилетку?
— Я не могу назвать себя сильным человеком. Скорее, я очень ранимая и восприимчивая. Но сама могу отвечать за себя и за своего ребенка. И в этом нет ничего плохого. Во всяком случае, я ничего не боюсь.

— Поэтому вы согласились сами исполнять трюки, когда работали над ролью следователя?
— Наверное. В принципе, мне было не страшно, скорее интересно и, конечно, сложно. Например, приходилось драться на льду, да еще на каблуках. Но я же не делала каких-то чудес — не горела и не падала с десятого этажа. Что было в моих силах, то с удовольствием и исполнила. Могу добавить, что столько шишек и синяков, сколько на этом проекте, я не получала никогда. (Смеется.)

— Как родные воспринимали, что мама приходит со съемок вся разбитая?
— Я старалась этого не показывать. Я берегу своих родных и не жалуюсь.

— А как же расхожее мнение о том, что женщине нужно быть слабой?
— Женщина должна быть слабой или хотя бы делать вид. Сейчас женщины и мужчины немного поменялись местами. Женщины берут на себя мужские функции, мужчины — женские или вообще никаких не берут. Но я все-таки сторонник старого воспитания. Я считаю, что мужчина должен быть сильным и ответственным. А женщина быть за мужчиной как за каменной стеной.

— «Однажды в Ростове» снимали два года, а «Умник» — около шести месяцев…
— …причем снимали в очень непростое время. Проект написан под лето, а по киношной традиции снимали его зимой. Помню, стоял настолько сильный мороз, что я чуть не обморозила лицо. Мы не могли произносить текст, настолько было холодно. А при этом нужно играть любовь, драться, бегать на каблуках. Но съемки я вспоминаю с огромным удовольствием, потому что команда, которая работала на этом проекте, все были немножко перфекционисты, все болели своим делом. А я люблю людей увлеченных, с ними радостно работать.

«В те моменты, когда я хочу пожаловаться на усталость, сразу вспоминаю, что занимаюсь любимым делом и еще получаю деньги. Это помогает», - уверяет Екатерина Вуличенко. Фото: материалы пресс-служб.
«В те моменты, когда я хочу пожаловаться на усталость, сразу вспоминаю, что занимаюсь любимым делом и еще получаю деньги. Это помогает», - уверяет Екатерина Вуличенко. Фото: материалы пресс-служб.

— Наверное, в период долгих съемок непросто находить силы, чтобы вставать рано утром и начинать все заново?
— Силы иногда берутся непонятно откуда. Поэтому нужно устраивать перерывы, чтобы отдышаться. Иначе можно себя загнать. У меня был момент, когда я, оказавшись в очередном самолете, поняла, что не знаю, куда лечу, зачем и в каком фильме буду сниматься. Сейчас я стараюсь себя беречь и выбирать интересный материал. Ну и, конечно, сон — это главный рецепт восстановления.

— Но иногда поспать не дают.
— В такие моменты я могу заснуть где угодно: во время обеда в вагончике, во время перерыва на стульчике. (Смеется.)

— Дочка вас поддерживает в такие моменты?
— Она меня поддерживает во всем. Она замечательный ребенок, и мы обожаем проводить вместе время…