Интервью

Лиам Нисон: «Я дерусь только в фильмах. В жизни еще не приходилось»

Актеру скоро исполнится 63 года. А он продолжает доказывать, что и в его возрасте можно быть героем боевиков. О своей новой роли в экшн-триллере «Ночной беглец», премьера которого состоится сегодня, Лиам рассказал в эксклюзивном интервью

Актеру скоро исполнится 63 года. А он продолжает доказывать, что и в его возрасте можно быть героем боевиков. О своей новой роли в экшн-триллере «Ночной беглец», премьера которого состоится сегодня, Лиам рассказал в эксклюзивном интервью

16 апреля 2015 21:43
3843
0
Несмотря на свой далеко не юный возраст, Лиам по-прежнему в форме. Фото: материалы пресс-служб

Бруклинский гангстер и наемный убийца со стажем Джимми Конлон, некогда известный как Могильщик, знавал и лучшие дни. Давнего друга главы мафиозного клана Шона Магуайера в его пятьдесят пять преследуют грехи прошлого и настырный полицейский, который все эти тридцать лет всего на шаг отставал от Джимми. И, похоже, единственное свое утешение Джимми находит в бутылке виски. Но когда мишенью мафии становится его сын Майк, с которым он давным-давно потерял связь, Джимми должен сделать выбор между преступным кланом и своей настоящей семьей, которую он оставил далеко в прошлом…

— Лиам, режиссером картины «Ночной беглец» выступил Жауме Кольет-Серра. Это уже третий ваш совместный проект после фильмов «Неизвестный» и «Воздушный маршал». Вам наверное уже легко работать вместе?

— Нам с самого начала работалось очень легко. Мы с ним здорово провели время. Жауме мой идеальный режиссер. Он страстный, преданный тому, что делает, всегда хорошо подготовлен. У него отличное чувство старой школы режиссуры, которая мне близка. Я безгранично ему доверяю и чувствую себя на площадке в абсолютной безопасности?

— Вы стали друзьями или все-таки придерживаетесь профессиональных отношений?

— Скажем так, по выходным в гольф мы не играем. (Смеется.) Но, конечно, много общаемся друг с другом. Особенно во время работы над фильмом, потому что съемки были сложные, выматывающие, со множеством репетиций. Так что да, отчасти мы стали с ним близки.

— Сюжет фильма разворачивается в рождественскую ночь. Сложно было сниматься почти все время в темноте?

— Да, у нас было много ночных сцен. Но к такому можно привыкнуть. К тому же в ночных сменах есть свое рациональное зерно. Все сосредоточены на работе, потому что никто не отвлекается на разговоры по мобильному телефону. Ну кто будет звонить в пять утра? А еще я уяснил для себя два правила. Первое: нужно успеть закончить съемку и разъехаться по домам до начала утреннего траффика на дорогах. А второе: в спальне должны быть темные шторы, чтобы можно было уснуть тогда, когда на улице уже светло. И никаких проблем. (Смеется).

— Съемка какой сцены показалась вам самой сложной?

— Наверное, сцена в жилой многоэтажке, где мой герой вместе со своим сыном пытается скрыться от полицейских и киллера. Съемки проходили в настоящем жилом доме, с настоящими людьми. Несмотря на то, что жильцы были очень милы и любезно предоставили нам свои квартиры, всегда нужно помнить о том, что это чужие квартиры. И стараться не разгромить там все: мы-то уйдем, а им там еще жить. (Смеется.) Непросто было и со сценами в нью-йоркском метро, которое работает круглосуточно. Власти подземки разрешили нам снимать только с трех до четырех часов утра. Но когда подойдет поезд, сколько в нем будет народу, как они будут реагировать на камеры, мы не знали. Но это же Нью-Йорк. Он никогда не спит. Приходилось мириться с реальностью, подстраиваться под нее.

— Вы снялись в большом количестве экшн-фильмов. Тем не менее, готовясь к роли в «Ночном беглеце» пришлось учиться чему-то новому?

— Не столько учиться, сколько придумывать что-то новое. Показать в жанре боевика что-то свежее, никем ранее не использованное, всегда большая проблема. С постановщиком трюков Марком Ванселоу мы сделали вместе уже шестнадцать фильмов. И, уже хорошо зная друг друга, мы пытались найти что-то оригинальное, что мы никогда до этого не делали. Так родилась сцена драки в общественном туалете, которую мы постарались использовать по полной.

— Как вы поддерживаете себя в форме в обычной жизни?

— Играть главную роль — это всегда ответственность. И не важно, какого жанра фильм. Ты должен быть подготовлен физически и морально. Поэтому нужно о себе заботиться, смотреть, что ты ешь, спать по ночам, а не развлекаться на вечеринках. Да, я занимаюсь каждый день. Но это простые упражнения для поддержания формы, а не какая-то сложна я система тренировок. Я это делаю для себя.

— Будучи героем боевиков, вы можете сами кому-нибудь шею намылить?

— Нет, я дерусь только в фильмах. В жизни еще не приходилось. (Смеется)

— А это правда, что вы планируете уйти из экшн-фильмов в ближайшее время?

— На пенсию я пока не собираюсь. Но в июне мне будет уже 63 года. Наверное, еще пару лет я смогу сниматься в боевиках и притворяться, что мне по прежнему 37? (Смеется.) Время не идет вспять.

— В самом начале фильма «Ночной беглец» вы играете пьяного Санта-Клауса. У вас есть свой секрет, как играть нетрезвого?

— Секрета, наверное, нет. Главное помнить о том, что когда играешь пьяного, очень легко перейти грань и скатиться в пародию, и не допускать этого. Ту сцену мы снимали долго. Никто не мог удержаться от смеха, глядя на меня, и я сам начинал хихикать. А это, конечно, было не правильно. Но Жауме оставил меня минут на пятнадцать совсем одного, чтобы я вошел в образ, проникся состоянием нетрезвого человека и после мы быстро все сняли.

— А в жизни вы когда-нибудь играли Санта-Клауса?

— О да! Много лет я изображал Санта-Клауса перед своими детьми. Каждое Рождество, из года в год.

— Они верили в вас?

— Нет, ни капельки! (Смеется.)

— У вашего героя в фильме непростые отношения с сыном. Но он находит мудрые слова напутствия для него. А у вас есть такие слова для своих детей?

— Конечно, как у каждого родителя. Я может не скажу сейчас очень красиво, как это бывает в кино, но смысл в том, что надо брать пример с достойных людей. И самому быть хорошим примером для других.