ТВ и сериалы

Пожар и слезы: как снимали сериал «Женские секреты»

WomanHit.ru выяснил интересные детали создания многосерийного фильма

5 марта 2020 16:00
8471
1
Валерия Ланская сыграла роль психолога Марты
Пресс-служба канала "Россия

Любовь, предательство и желание исправить былые ошибки — в сериале «Женские секреты», который недавно стартовал, телезрители увидели немало драматичных ситуаций, столь знакомых каждому из них. И конечно, для создания захватывающего многосерийного фильма съемочной группе пришлось немало потрудиться. WomanHit.ru выяснил интересные детали съемок сериала.

Итак, в центре сюжета оказалась история жизни психолога Марты, роль которой сыграла Валерия Ланская. Ее жизнь вполне успешна и уже устроена, она собирается замуж за своего жениха, с которым вместе работает в институте. Однако в какой-то момент Марта узнает, что одна из студенток Юлия (в исполнении актрисы Ирины Гришак) ждет ребенка, но хочет от него избавиться. В юности психолог уже совершила подобную ошибку, поэтому хочет отговорить девушку от этого. Когда же Марта приходит домой к Юле, то выясняется, что отец девушки (которого играет Прохор Дубравин) — это ее первая любовь. События принимают неожиданный оборот…

По мнению многочисленных поклонников сериала, актеры оказались подобраны весьма удачно. При том что как такового кастинга и не было: продюсеры предложили режиссеру кандидатуры главных героев, и он не стал отказываться. «Тем более мы были немного знакомы, я знал их потенциал. Но больше всего проб было на роль Юли. Она все-таки двигатель сюжета, молодая девчонка, это определенная психофизика», — рассказал WomanHit.ru режиссер сериала Максим Мехеда.

Ну и какая мелодрама без слез и рыданий. Плакали не только телезрители, но и сами герои по сценарию. А там, где слезы рекой на площадке, всегда непросто.

Валерии Ланской, как и другим актрисам сериала, на съемочной площадке приходилось проливать слезы
Валерии Ланской, как и другим актрисам сериала, на съемочной площадке приходилось проливать слезы
материалы пресс-службы

«В хорошей мелодраме всегда очень много слез, и в те съемочные дни, на которые попадали подобные сцены, было, естественно, всем непросто, потому что девчонки эмоционально выдыхались. После каждой сцены им нужно было находить ресурсы, чтобы еще и еще раз переживать. У девушек происходило просто физическое опустошение раз за разом. При этом мы снимали еще с разных ракурсов, разной крупности. Когда я столкнулся с этой проблемой, я постарался вместе со вторым режиссером так выстроить график, чтобы у актрис были какие-то паузы, а сложные сцены ставили в начале, а не в конце дня. В основном, девчонки сами находили внутренние ресурсы, чтобы раз — и включиться. Не скажу, что я шел на какие-то режиссерские хитрости в этом вопросе. Иногда на общем плане, правда, чуть-чуть подрисовывали слезы. Больше всего я боялся за малышку Фросю, которая сыграла Юлию в детстве, потому что девочке всего шесть лет. И ей пришлось тоже поплакать, но, слава богу, получилось все хорошо. Ребенку помог отец, он ее настроил в какой-то момент, нашептал какую-то историю, которую знают только они, и она поплыла. Поплыла настолько, что ее было просто не остановить. Я потом попытался узнать, что это была за история, на что ее папа ответил: „Я просто нафантазировал“„, — рассказал Михаил.

Немало работы подкинули и специалистам в области спецэффектов. Когда в кадре нужно сжечь целый дом — это большая головная боль для всей съемочной группы. Однако сценарий того требовал. Ввиду особой сложности процесса, в сцене пожара приняли участие не только актеры и режиссер, но и немало специалистов по вопросам правильного горения. Что самое интересное, комнату в доме главного героя, где и должен произойти пожар, специально выстраивали в отдельном павильоне, копируя все мелочи, и уже потом в ней создавали сцены горения. А в самом доме главного героя, где снимался сериал, никто ничего не зажигал. Все-таки это была реальная дача.

Украинская актриса Ирина Гришак сыграла роль студентки Юлии
Украинская актриса Ирина Гришак сыграла роль студентки Юлии
материалы пресс-службы

«Приходилось строить декорации, пропитывать пол, стены противопожарными жидкостями, продумывать полностью все очаги возгорания, чтобы проконтролировать этот процесс, чтобы все было безопасно. На площадке находились пиротехники, которые локализовывали очаги огня, пожарные. Все происходило на специальной студии, где были вентиляция, специально выстроенное пространство, и даже если что-то пошло бы не так, можно было бы быстро потушить. Во время съемок этих сцен я видел каких-то незнакомых для меня людей, которые все время ходили, спрашивали, как, что, к чему? А пиротехник и вовсе попросил: "Можно я буду говорить команду "Стоп»?“ Эту привилегию я ему отдал, потому что я могу снимать долго, поскольку горит выразительно и зрелищно, но служба безопасности считает, что пора заканчивать. Пару раз меня попросили уже потушить, потому что возгорание достигало критического момента, — вспоминал режиссер. — Конечно, мы выдохнули лишь после того, как прозвучало: „Всем спасибо, на сегодня все“. Такая непростая локация была. В остальном все складывалось. Бывает, когда идет какое-то везение, — так вот в этом проекте оно было. Все, что было задумано в проекте, осуществилось».