ТВ и сериалы

Александр Мельман: Лучшие люди страны

Когда говорят, что телевидение эксплуатирует детский труд, — не верьте. Это говорят очень циничные люди. Они всех судят, меряют по себе. Но это только часть правды

6 марта 2018 17:20
10233
0
Фото: материалы пресс-служб

Детских программ очень много на нашем ТВ. Понятно почему? Потому что дети восполняют нехватку искренности, чистоты отношений, открытого взгляда на мир. Хотя — и это обратная сторона медали — нет более жестоких существ, чем дети.

Но в нашем ящике дети прекрасны, и душа сразу тянется к ним. И душа просит, кричит громким «Голосом»: «Ну повернитесь же, повернитесь к ним! Иначе вы преступниками станете». Это даже не я сказал, это Пелагея, самая лучшая из виденных мною женщин. А она знает, что говорит. Это же такой травмат на самом деле на неокрепшую детскую душу! Они там, маленькие да удаленькие, подзуженные родителями, тетями-дядями-бабушками-дедушками, верят в свою исключительность и неповторимость-непобедимость. И если вдруг к ним никто не повернется — психологически они к этому абсолютно не готовы.

И вот тогда начинается сеанс гипноза со звездами. Только в роли гипнотизеров уже сами звезды. Вот тут они должны наговорить кучу комплиментов, утешить, успокоить, пообещать в три короба, иначе… Не дай бог что может быть иначе.

Однако на самом деле детей здесь приобщают к реальной социализации, «закону джунглей», безумному, безумному, безумному нашему миру. Наверное, правильно — сильнее будут. Морально и материально. Этот «Голос» выжимает из меня столько эмоций. Я смеюсь и плачу вместе с героями этой программы. А антигероев там нет. Я так радуюсь, когда поворачивается кресло с кем-либо из этих самых Меладзе–Пелагея–Баста. Эх, жаль, не мы это придумали. Но осуществили же!

А на НТВ — «Ты супер!». Там есть еще история, драма, переходящая в трагедию. И дети во спасение, которые все это вынесли. И родители-сволочи, которых надо прощать. И они прощают… В отличие от «Голоса» там хорошо петь необязательно. Но если, с одной стороны, это «милость к падшим», то с другой — проблема. Получается игра в поддавки, не по «гамбургскому счету», что снижает остроту самой передачи. «Ну, надо пропустить», — понимает доброе жюри. Очень доброе, на одного Дробыша хотя бы посмотрите. И пропускают. Только потом, в игре навылет, слезы текут рекой, ведь все выиграть не могут, таковы правила игры. И правила жизни.

Но вот тут у нас устроили детские игры «Что? Где? Когда?». Откуда они взяли таких мальчиков с девочками? А вот интересно, эти умненькие знаечки насколько компромиссны в жизни? Все ли их устраивает здесь и сейчас? Готовы ли они в день своего политического совершеннолетия прийти и проголосовать за нужного кандидата?

Да, я политически озабоченный товарищ, но вопросы эти совсем не праздные. Как говорил герой одного хорошего фильма: «Хочется понять, кто придет нам на смену». И еще хочется увидеть этих людей не одномерно, не только восхищаться и умиляться ими, но и понять. Потому что детское «Ч?Г?К?» дало этой старинной советской забаве так необходимый воздух, свежие мехи и новые смыслы. В таком случае я бы теперь не удивился, если бы вскорости нам показали игру 3–4-летних знатоков — еще больше будет энтузиазма и восхищения.

Но не надо, ребята. Давайте знать меру и просто любить наших детей.