Досуг

Катя Лель: «Без мужа я бы никогда не прыгнула с 5 метров»

Участники экстремального шоу «Вышка» прошли испытание медными трубами, а вот испытание водой для них — в новинку. Певица, например, боялась глубины…

Участники экстремального шоу «Вышка» прошли испытание медными трубами, а вот испытание водой для них — в новинку. Певица, например, боялась глубины…

17 июля 2013 17:38
12615
0
Катя Лель на шоу Вышка.
Катя Лель на шоу "Вышка".
Руслан Рощупкин

— Катя, до того как вас пригласили участвовать в проекте, какие у вас вообще были взаимоотношения со спортом?
— В принципе я всегда занималась спортом, только это не было связано с водой. В школе занималась легкой атлетикой, сдавала кроссы на длинные дистанции, потом увлеклась фитнесом. Спорт всегда был рядом со мной, но я даже представить себе не могла, что когда-нибудь смогу решиться на прыжки в воду, потому что я всегда боялась воды. Для меня это было похоже на катастрофу.


— Удивились, когда получили такое необычное предложение об участии?
— Конечно, удивилась. И сразу отказалась. Сказала: «В купальнике? На весь мир? Это невозможно». Но недели через три, когда все остальные уже активно занимались, мне раздался повторный звонок со словами: без вас шоу не может начаться. У меня еще оставалась надежда, что я не пройду, когда отправлялась на шестичасовой медосмотр в президентскую клинику. Поэтому, когда мне сказали: «Пожалуйста», у меня такая началась паника! (Смеется.)


— Как вы себе представляли тренировки, и как получилось в реальности?

— Поскольку я не была знакома с этим спортом раньше, то и тренировки себе не представляла. Даже несмотря на то, что всегда была в спорте, я вообще не понимала, как можно выдерживать ежедневные трехчасовые нагрузки без выходных и времени на восстановление? Это только кажется, что все просто. Когда начались тренировки на батуте, например, был страх, что поломаются пальцы, такое бывает даже у профессиональных спортсменов. И вообще на то, чтобы отработать все движения, нужны годы, а не те короткие часы, которые нам выделяли. Не думала, что будет так тяжело. Было психологически, морально и физически очень страшно.

Прыгнуть с 5-метровой вышки уже было подвигом для Кати, но если бы перед нею стояла задача спасать команду, она поднялась бы и на 7,5-метровый трамплин. Фото: Руслан Рощупкин.
Прыгнуть с 5-метровой вышки уже было подвигом для Кати, но если бы перед нею стояла задача спасать команду, она поднялась бы и на 7,5-метровый трамплин. Фото: Руслан Рощупкин.

— Если вы занимались легкой атлетикой, возможно, на батуте вам было легче преодолеть свой страх, чем в воде?
— Вода — это отдельная история. Если мы в обычной жизни тренируемся ходить с ровной спиной, то тут — все наоборот. Грудь в себя, попу в себя, и в воду нужно входить не так, чтобы у тебя осанка была красивой, а, наоборот, прыгать в положении чуть согнувшись, иначе получишь травму.


— Но травмы вас все-таки не миновали. Вы в последней программе с пластырями на руке и спине прыгали.

— К сожалению, да. У меня был очень сильный удар о воду, казалось, что позвоночник просто напополам сломается. Причем не важно, с какой высоты ты прыгаешь, пусть даже это метровая вышка. Неправильно вошел в воду — и все. Приходилось потом обращаться за помощью к специалистам, я опасалась за свое состояние.


— Сейчас еще ощущаете последствия травм?
— Врачи говорят, это будет ощущаться еще полгода минимум. Чтобы хорошо владеть своим телом, перед прыжком нужно очень хорошо разминать мышцы. Ты должен не просто падать, а лететь с четко прямыми ногами, вытянутыми носочками, чего никогда не сделаешь просто так в повседневной жизни. На протяжении полутора месяцев, пока снимали проект, я не могла спать. Ложилась, а перед глазами были одни прыжки, как в замедленной съемке. В голове — только мысли о том, как нужно сомкнуть ноги, чтобы они не разошлись в полете.


— Мне почему-то кажется сложным не столько преодолеть страх высоты, сколько потом, оказавшись в воде, не захлебнуться и выплыть.

— Когда ты входишь в воду, ты первым делом понимаешь, что ты жив, все в порядке, и дальше тебе нужно как можно быстрее выплыть наружу. Как при этом дышать — нам никто не объяснял. (Смеется.)


— Какую самую большую высоту вы взяли на проекте?
— Пять метров. И то я понимала, что это безумие. Если бы вопрос встал так, что мне нужно было бы спасать команду, конечно, ради этого я бы пошла и на 7,5 метра. Но это — с предельными нервами и бесконечным страхом.

Участники команд «Акулы» и «Дельфины» соревновались между собою только в количестве очков. За кадром же общее дело и сложности их сплотили. Фото: Руслан Рощупкин.
Участники команд «Акулы» и «Дельфины» соревновались между собою только в количестве очков. За кадром же общее дело и сложности их сплотили. Фото: Руслан Рощупкин.

— За команду действительно переживали? Я читала, например, что у вас с Викторией Боней сложились дружеские отношения.

— Конечно, потому что когда ты видишь, как всем приходится сложно, и узнаешь людей поближе, у тебя с ними и отношения выстраиваются другие. Да, мы очень подружились с Викой, созваниваемся, это очень приятно. Севара мне очень понравилась — тактичная, выдержанная, без истерик. Конечно, шоу открыло очень много мужских и женских характеров.


— Говорят, за вас очень переживала семья? И супруг приходил поддерживать, и мама с дочерью?

— Я вам больше скажу: если бы на тренировках со мною не было мужа, я бы вообще никогда не прыгнула с 5 метров. Мне говорили: «Катя, надо!». Я: «Не могу». Но когда пришел муж, я увидела, что он на меня смотрит, подумала: «Ну хорошо, хотя бы поднимусь наверх и почувствую, могу ли я просто посмотреть с такой высоты?» Но чем больше я понимала, что делаю, тем больше у меня отказывал мозг. Поэтому когда тренер закричала: «Прыгай!», я поняла, что нужно не думать, а делать. А на самом шоу меня приходили поддерживать и муж, и мама, и свекровь. И это единение семьи, которая была рядом, очень помогало.


— Сейчас, когда поедете на отдых, сможете показать «класс»?
— Не знаю. (Смеется.) Но то, что я буду увереннее держаться на воде, это однозначно. Думаю, смогу проявить себя.