Досуг

Как попасть в звездное жюри?

За океаном вокруг известных судей телешоу царит нешуточный ажиотаж, каждое их слово сразу попадает в таблоиды. Наши же знаменитости ведут себя куда скромнее.

За океаном вокруг известных судей телешоу царит нешуточный ажиотаж, каждое их слово сразу попадает в таблоиды. Наши же знаменитости ведут себя куда скромнее, но это не означает, что с ними нет проблем.

25 декабря 2012 16:07
5070
0
Фото: Алексей Ладыгин.

Светлана Подчерняева, исполнительный продюсер шоу «Танцы со звездами»:

«У нашего жюри общая гримерка, и они там бесконечно болтают и даже помогают выбирать друг другу костюмы»
— Мы очень довольны составом жюри и считаем, что именно в этом сезоне нам удалось сделать его таким, каким оно должно быть в подобного рода программах. Ведь в европейских и американских аналогах наших шоу в действиях жюри есть определенная драматургия. Недостаточно быть просто профессиональным человеком, для того чтобы высказывать свое мнение. Это мнение должно быть интересным и нести смысловую нагрузку. В России же получается так: как только любому человеку предлагают стать членом жюри, он сразу же будто восходит на пьедестал. Зритель ждет от него определенных эмоций, а он вдруг становится сдержанным, немногословным, строгим, этаким мэтром. То есть кресло судьи его сразу меняет. И вот, наконец, мы нашли то жюри, которое не потеряло голову от этой миссии, а, наоборот, живо и правильно работает с нами вместе. Мы очень довольны тем, что с нами уже много сезонов Коля Цискаридзе, который весьма органичен в проекте. Он понимает, как правильно подать информацию, дозирует профессиональные термины, и интересен всем — и участникам, и телезрителям. Мы безумно рады, что с нами Елена Анатольевна Чайковская, потому что это женщина-легенда, и главное — ей небезразличен проект. Она интересуется происходящим каждый день, посещая репетиции по собственной воле, хотя ее никто не заставляет. Егор Дружинин — настоящий профессионал своего дела, и Анастасия Волочкова — яркая краска, прима-балерина, к которой можно по-разному относиться, но она звезда в своей области, и она добавляет определенный шарм нашему шоу.


— Когда проект только начинался, сложно было сформировать команду?

— К сожалению, танцевальные специалисты в Москве, да и вообще в России, — это не всегда известные люди, и подобрать то жюри, которое будет и профессионально, и интересно людям, было, конечно, непросто. Мы сразу стали работать с Колей Цискаридзе, и это наша большая удача. А дальше методом проб и ошибок собрали тех, кто все-таки украсил наш проект.


— Станислав Попов у вас еще был…
— Да, он тоже, безусловно, очень уважаемый человек и вносил большой вклад в проект, потому что он — звезда в области бальных танцев. Но тяжело оставаться интересным публике из года в год. Для этого нужно быть очень многогранной личностью, быстро развиваться. И в этом году мы от его услуг отказались, нам показалось, что Станислав Григорьевич уже все сказал зрителю.


— Члены жюри могут высказывать все, что они думают, или вы их как-то ограничиваете?

— Ни в коем случае. Каждый ставит ту оценку, которую считает нужной, и здесь не может быть никаких инструкций. Но члены жюри постоянно расспрашивают нас о новостях проекта, им небезразличны участники, они интересуются, у кого была сложная репетиция, кто пропускал занятия. То есть оценивают не только сам танец, и все это тоже влияет на общую оценку.

Профессиональная балерина Анастасия Волочкова не только адекватно судит участников, но и добавляет шарма всему шоу. Фото: Алексей Ладыгин.
Профессиональная балерина Анастасия Волочкова не только адекватно судит участников, но и добавляет шарма всему шоу. Фото: Алексей Ладыгин.

— По типажу члены жюри различаются? Кто-то строже, кто-то добрее?
— Эти роли меняются, все зависит от человека. Если говорить про Настю Волочкову, которая очень легкий человек по своей натуре, то у нее и оценка всего происходящего такая же — восторженно-воздушная. Она всех хвалит и поощряет. А Елена Анатольевна — кардинально другая, она строгий тренер. На одной программе может пару похвалить, а на другой — к той же паре быть очень резкой, если она того заслуживает.


— А насколько члены жюри дружны между собою?

— Они все были знакомы до проекта, поэтому очень дружны и безумно лояльны. У них общая гримерка, и они там бесконечно болтают и даже помогают выбирать друг другу костюмы.


— Не секрет, что за рубежом члены жюри принимают участие в таких программах за вознаграждение. Как у вас с этим вопросом?

— Поскольку это работа, то гонорар за нее, конечно, выплачивается. Ведь нам люди отдают свое свободное время, которого у них очень мало. Но я думаю, по сравнению с гонорарами зарубежных судей наши члены жюри — просто альтруисты.

Ольга Акимцева, продюсер программы «Топ-модель по-русски»:

«Бывает, что переговоры жюри длятся по часу и заканчиваются словами: «Я уйду и вообще не буду голосовать»
— Ольга, при формировании жюри проекта первоочередной задачей для вас было, видимо, подобрать профессионалов своего дела, разбирающихся в модельном бизнесе, которые могли бы адекватно оценивать уровень участников. Это так?
— Конечно. Все члены жюри должны быть прежде всего профессионалами в своем деле, нюансы вроде уживаемости в коллективе ведущих решаются позже. Сложнее всего в поиске жюри было в первом сезоне, потому что никто еще не знал, чего ожидать от русской версии «Топ-модели». Нам говорили: «Мы хотим сначала посмотреть, как это будет выглядеть, а потом уже к вам придем». К тому же нужно понимать, что мир моды достаточно закрытый и абы кого туда не пускают. В первом сезоне нашими членами жюри были и фотограф Михаил Королев, и модельер Елена Супрун. Но мы быстро выросли и поставили планку, для которой нужен был новый состав. В него вошли Влад Лисовец и Данила Поляков. А вот уже в последнем варианте мы собрали международный состав. Нам было важно, чтобы Ирина Шейк и жюри говорили на одном языке во всех смыслах этого слова.


— Сформировать западный состав жюри, наверное, было еще сложнее?
— Переговоры шли порядка трех месяцев, и все было непросто. Но так как эти люди хорошо знают «Топ-модель» и уже участвовали в его зарубежных версиях в других странах, они, конечно же, ориентировались и понимали, что именно нужно каждому привнести в проект. К сожалению, в последний момент к нам не смог присоединиться Джей Мануэль Александр из американской версии, но вместо него пришел Винсент МакДум. Он хорошо знает тенденции и очень помогал нам с дизайнерами в Париже, переживал за девочек-участниц. А любимым нашим членом жюри стал, однозначно, мисс Джей. Он — мегафантастический, работал в «Топ-модели» в двенадцати странах и, конечно, большой профессионал в своей отрасли. Да к тому же — настоящая теледива.


— Такой состав наверняка привлекали не без финансовых вложений?
— Это работа, кто же делает ее бесплатно? К тому же это фактически пять равноценных ведущих, и все — звезды. Что касается суммы — тут все очень условно. Если эти люди согласились с нами поработать, значит, предложенные для них гонорары были достаточными. Хотя и торг, конечно, присутствовал: я же упомянула, что переговоры шли три месяца. Однако речь велась не только о финансовой стороне. Всех наших членов жюри очень заботил их внешний вид: в каких костюмах они будут на экране, как будут выглядеть? Да и ведущая Ирина Шейк тоже должна быть довольна тем, в какую компанию она попала. Поэтому все члены жюри должны были уважать мнение друг друга, чтобы их работа в кадре выглядела единой.


— А разногласия случались?
Конечно. Телевизионная версия, как бы мы ни старались, не передает того, какие на самом деле дебаты происходят между членами жюри во время обсуждения девочек, особенно — в момент выбора победительницы. Часто бывает, что переговоры длятся по часу и заканчиваются словами: «Я уйду и вообще не буду голосовать». Потому что каждый член жюри — это личность, а не просто марионетка, которая говорит то, что попросили. Поэтому ситуации у нас действительно возникают серьезные.

Александр Масляков - постоянный член жюри «Минуты славы». Фото: Андрей Маленков.
Александр Масляков - постоянный член жюри «Минуты славы». Фото: Андрей Маленков.

Илья Кривицкий, продюсер шоу «Минута славы»:

«Мы бы хотели, чтобы жюри относилось к судейству как к почетной миссии»
— Выбор Александра Васильевича Маслякова, который выступает в программе в качестве председателя члена жюри уже седьмой сезон, был стопроцентным попаданием с нашей стороны. Во-первых, его любят зрители, и всем понятно, что он уж точно не будет обманывать. Во-вторых, нам важно, чтобы члены жюри сами принимали решения, и зрителям было видно, что у нас — не заранее продуманная постановка, а реальное действие. Здесь Александр Васильевич бескомпромиссен: как думает, так и решает. К тому же у него прекрасное чувство юмора и деликатность: он всегда знает, кого пропустить, кого поощрить, и делает это трогательно и душевно.


— Другие члены жюри работают на контрасте?
— В качестве второго члена жюри мы берем тех, кто не боится сказать всю правду. Поскольку все участники программы — настоящие, из народа, нам очень важно, чтобы их действительно правдиво оценивали. И наши члены жюри честно говорят, если не видят в них таланта или номер не сложился. Такими у нас были Татьяна Никитична Толстая, Леонид Парфенов, Мария Шукшина, Лариса Гузеева. А в этом сезоне мы сделали расширенное жюри, добавив в него третьего постоянного участника — вместе с Ларисой Гузеевой и Александром Масляковым у нас еще и Сергей Юрский.


— Охотно ли звезды соглашаются выполнить эту почетную миссию?
— Как правило, нам никто не отказывает, но люди, которых мы приглашаем, — все занятые. Иногда и они хотят, и мы хотим, но не получается из-за их графиков. Других причин отказов у нас не бывает. А некоторым настолько нравится, что они сами предлагают: «Давайте мы еще раз придем». Потому что это действительно здорово — посмотреть на умных и талантливых людей.


— То есть ответственности решать их судьбу никто не боится?
— Нет. У всех есть время подумать, а потом, они не в одиночестве сидят, они могут посовещаться друг с другом.


— У вас в жюри бывают даже зарубежные гости.
— Да, у нас были Кармен Рюст, творческий директор цирка «Дю Солей», Вероника Кастро, Пьер Ришар. Мы специально выбираем таких людей, от которых интересно услышать, что они думают о наших народных талантах. Формат мировой, наши гости его знают по зарубежным версиям, но в то же время не представляют, что увидят в России. Поэтому им все очень забавно. Еще ни разу никто не разочаровался.


— Не секрет, что в зарубежных проектах членам жюри платят деньги за их присутствие в программе. Ваши постоянные участники тоже поощряются финансово?
— Нет. Ведущие программы — это одно, они все получают зарплату, потому что это их работа. Что же касается жюри — тут есть какие-то принципиальные вещи. Если они будут получать за свое судейство зарплату, они будут уже относиться к этому как к работе. А мы бы хотели, чтобы они относились к судейству как к почетной миссии, ведь это некое признание того, что ты заслуживаешь доверия оценить народные таланты.


— Вы хотите сказать, что даже Александр Васильевич Масляков у вас семь лет в жюри — на чистом энтузиазме?
— Александр Васильевич — все-таки штатный ведущий Первого канала. Поэтому вопросы оплаты его труда я бы с нашим проектом не связывал.


Кристина Агилера
Контракт Кристины Агилеры с создателями шоу «The Voice» (российский аналог — «Голос») составляет 10 миллионов долларов за сезон. Говорят, ее менее известные коллеги по жюри завидуют гонорару Кристины и частенько за ее спиной сплетничают. Не нравится им и то, что продюсеры выделили Агилере персонального парикмахера, стилиста и личного помощника. Также, по слухам, во время рекламных блоков звезда никогда не разговаривает с другими судьями и вообще ведет себя надменно. Впрочем, в кадре Кристина всегда улыбается и искренне переживает за конкурсантов, за что те, в свою очередь, относятся к певице очень благосклонно. Однако в конце этого года, с окончанием третьего сезона, Агилера решила покинуть проект, чтобы вновь полностью посвятить себя своей музыке. Ее место должна будет занять Шакира, однако из-за того, что сейчас колумбийская звезда беременна, пока неизвестно, сможет ли она найти время на «Голос».

Кристина Агилера на шоу "Voice". Фото: Twitter.com.
Кристина Агилера на шоу "Voice". Фото: Twitter.com.

Мэрайя Кэри
Гонорар Мэрайи Кэри (вторая слева) за участие в жюри шоу «American Idol» (российский аналог — «Народный артист») составляет рекордные 18 миллионов долларов, что на данный момент делает певицу самой высокооплачиваемой телесудьей. К слову, ее муж Ник Кэннон, являющийся ведущим схожего шоу «America’s Got Talent», за каждый выпуск получает 70 тысяч долларов. Эта сумма так возвысила Мэрайю, что она позволила себе устроить перепалку с одной из своих коллег по жюри — певицей Никки Минаж (вторая справа). До драки дело не дошло, но непечатных слов было произнесено в адрес друг друга прилично. Звезды так разозлились, что на следующий день даже пришлось отменить съемку. Сейчас Мэрайя и Никки «зарыли топор войны», но друг с другом практически не общаются.

Бритни Спирс
Бритни Спирс стала судьей американской версии шоу «X-Factor» (российский аналог — «Фактор А») в этом году, согласившись на гонорар в 15 миллионов долларов. Эта сумма очень греет певицу, и, по слухам, она теперь боится, что ее уволят. А бояться есть чего. Телевизионные критики постоянно ругают Спирс за ее непрофессионализм: Бритни ведет себя с конкурсантами довольно невежливо, не стесняется награждать их нелестными эпитетами и резко оценивать их выступления. Говорят, продюсеры шоу постоянно проводят с поп-принцессой инструктаж, объясняя, как вести себя в кадре, просят ее быть более вежливой, разговорчивой и конструктивной в своей критике.

Бритни Спирс на шоу «X-Factor». Фото: Twitter.com.
Бритни Спирс на шоу «X-Factor». Фото: Twitter.com.

Стивен Тайлер
Стивен Тайлер, сидевший в жюри шоу «American Idol» те же два сезона, что и Дженнифер Лопес, получал в полтора раза меньше Джей Ло — 10 миллионов долларов. Говорят, именно этот факт и заставил лидера группы Aerosmith уйти из проекта: продюсеры отказались повышать гонорар музыканта, на что он очень обиделся. По официальной же версии, Стивен просто решил, что пора вернуться в группу и полностью посвящать себя ей. Хотя в свое время именно разногласия с другими членами коллектива и заставили Тайлера согласиться на участие в телешоу.

Дженнифер Лопес
Согласие Дженнифер Лопес сесть в жюри шоу «American Idol» было спровоцировано желанием певицы подогреть интерес зрителей к своей персоне и тем самым подтолкнуть свою начавшую тормозить карьеру. Авторы же проекта надеялись, что участие Джей Ло поможет им укрепить рейтинг телепередачи. Выгоду получили обе стороны, а Лопес — еще и чек в 15 миллионов долларов за сезон. Но после двух сезонов Дженнифер решила покинуть шоу, признавшись, что будет очень скучать по проекту, но найти время на него ей становится все сложнее. Хотя, по слухам, все дело в 20 миллионах гонорара, которые захотела Лопес за продление контракта, но получила отказ.