Досуг

Ход слоном

Андрей Дементьев-Корнилов: «Мечтаю создать заповедник для великанов»

Дрессировщик Андрей Деменьтев-Корнилов унаследовал семейное дело. Причем дело, надо сказать, весьма крупных размеров. Нет, это не нефтяные вышки или золотые рудники, как могли подумать некоторые. Это команда слонов. Сейчас Андрей выходит к зрителям с ярким номером «Тайна слонов-великанов» на Цветном бульваре.

24 ноября 2011 23:43
2700
1
Юного Андрея на манеж вывел сам Юрий Никулин.

— Андрей, вот уже больше месяца вы выступаете в новой программе Цирка Никулина. Как работается?

— Отлично. Мне очень нравится в стенах этого цирка. Здесь все живет традициями, заложенными еще Юрием Владимировичем Никулиным. Так что каждый выход на манеж превращается в настоящий праздник.

 — Вы представляете наработанные годами трюки или же в программе появились какие-то новинки?

— Большинство были поставлены и отработаны раньше. Но вот маленькой слонихе Марго добавили несколько новых.

 — Даже сложно представить, как можно огромного слона заставить подчиниться своей воле?! Меня очень удивил трюк, когда слон ложится на пузо и проползает под другим. Как же вам удалось убедить слона ползти по манежу?

— На самом деле ничего противоестественного в этом нет. В природе слоны умеют ползать. Например, в Индии есть заповедник, в котором слоны таскают спиленные деревья, поскольку никакого другого транспорта там нет. И на своем пути они преодолевают горные рельефы, в том числе места, где приходится ползти… Года три назад, когда наша слониха была маленькой, я обратил внимание, как она, играя с автомобильным колесом, проползала под большим слоном. Я сразу же подумал, что это может стать новым трюком, и за два месяца мы его поставили.

 — Какой из представленных в программе трюков самый сложный?

— Когда слон стоит на шаре и, перебирая ногами, на нем движется. И второй по сложности трюк, когда слониха стоит на двух ногах в стойке, крутит обруч на хоботе и на задней ноге одновременно. Это трюк, в котором слон держит тройной баланс. Его придумали и поставили мои родители. Сначала они просто научили слонов стоять на двух ногах, потом попробовали научить крутить обруч на хоботе, а потом к этому же добавили обруч на задней ноге. И так получился трюк, который, кстати, занесен в Книгу рекордов Гиннесса. Ему уже больше 6 лет.

 — Наверное, ваш аттракцион должен развиваться и совершенствоваться. У вас ведь есть задумки?

— Хочу повторить трюк, который делала моя бабушка Нина Андреевна Корнилова еще в своей молодости. Это сальто-мортале с подкидной доски на спину слона. Только меня подбрасывают не акробаты, прыгающие на доску, как это бывает обычно, а другой слон. Этот номер я сейчас обдумываю, консультируюсь со специалистами по поводу реквизита.

 — С какими ограничениями сталкивается дрессировщик слонов в своей работе?

— Ограничения связаны с физическими возможностями животного. Например, вряд ли возможно заставить слона делать кувырок, мы даже боимся пробовать, а вдруг он сломает себе позвоночник? В Интернете я видел смешной мультипликационный ролик со слоном, прыгающим на батуте. Между прочим, в одном из зарубежных цирков был трюк с лошадью, прыгающей на батуте. Но как можно было бы заставить прыгать слона, я даже не представляю. Хотя смотрелось бы замечательно.

 — Какие отношения между вашими слонами?

— Очень теплые, дружественные. Но с появлением слоненка Марго слониха Прети, взявшая на себя материнские заботы, стала меньше общаться с другими слонами, поскольку большую часть времени ухаживает и заботится о «дочке». А так у них четко расставлены приоритеты. Самая старшая слониха Ранга — вожак стаи. Во время кормежки первой подходит к еде, остальные ее беспрекословно слушаются и отступают назад.

 — С маленькой слонихой Марго, я знаю, связана трогательная история…

— Да, за Марго я летал в Гуандун — провинцию Южного Китая, где находится огромный парк сафари со всевозможной живностью. Три года назад китайцы подарили Росгосцирку слоненка. Для нас это стало огромной радостью, поскольку 20 лет назад слоны были занесены в Красную книгу, и на продажу этих животных (в том числе в цирки) наложили запрет. Как только мы привели Марго в слоновник, она обошла всех слоних. Сначала почему-то задержалась перед самой старшей, Рангой, наверное, поняла, что это вожак стаи и отдала ей дань уважения, а потом подбежала к Прети, легла у ее ног и тут же заснула. Перелет был долгим, больше десяти часов, и Марго очень устала. И что самое удивительное, все слоны тут же закидали-укрыли ее сеном и охраняли сон. После этого слониха Прети стала мамой Марго.

 — Она постоянно и трогательно о приемной дочери заботится…

— Очень трогательно. Например, во время кормежки, после того как поест Ранга, Прети отодвигает всех слонов от кормушки и ждет, пока наестся Марго, и только потом начинают есть Прети и все остальные. Когда Марго выходит на манеж, Прети стоит рядом и смотрит на нее. Она очень переживает за свою приемную дочь…

 — Расскажите о вашей знаменитой династии.

— В нашей семье имеется закономерность, заключающаяся в том, что кто-то в цирк приходит со стороны и разбавляет кровь. Первым «пришел со стороны» мой прадед Александр Николаевич Корнилов, моряк. Находясь в увольнительной, он заглянул в самарский цирк-зверинец и там познакомился с продавщицей билетов, Марьей Филатовой, дочкой хозяина зверинца. Влюбился, пожертвовал карьерой моряка, ушел в цирк, работал ассистентом, потом выдрессировал большую группу животных и остановился на слонах. Благодаря его выбору мы и работаем сейчас со слонами.

Моя бабушка, Нина Андреевна, тоже «пришла со стороны». Закончила балетную школу, в 16 лет приехала в Москву, поступила в Театр оперетты. Однажды к ним заглянул цирковой режиссер, которому требовались три девочки для спектакля. Отобрали мою бабушку и еще двух девчонок. В цирке бабушка познакомилась с моим дедом — дрессировщиком Корниловым.

Моя мама встретилась с отцом в десятом классе в Риге, куда переехали ее родители. Отец тогда был спортсменом, надеждой олимпийского резерва города, но… тоже все бросил и оказался в цирке!

 — Вас в юном возрасте вывел на манеж Юрий Никулин. Расскажите, как это было?

— Однажды, когда мама была в декрете, беременная моей сестрой, Юрий Владимирович заглянул в гримерную к моим родителям и, увидев меня, сказал: «Хватит мальчику засиживаться, пора его выпускать на манеж!» И он придумал мой первый номер. Из зрительного зала на арену меня вытаскивал клоун, я упирался, нечаянно падал через барьер. Как раз в тот момент, когда я поднимался, меня подхватывал слон и крутил на хоботе. Так что этот трюк я делаю уже почти 20 лет!

 — Сейчас существует большое количество развлечений. Не теряет ли цирк на этом фоне свое место?

— Конечно, многое зависит от исполнителей и режиссеров. Но, на мой взгляд, будущее все равно за цирком: сейчас человечество все больше уходит в виртуальный мир, а в цирке зритель видит, каких успехов могут добиться люди, работая над собой. Живое искусство! Никакой фонограммой не заменишь!

 — Мне доводилось слышать такие разговоры: «Зачем ходить в наш цирк, когда приехал Дю Солей». Вас это не пугает?

— Это живая конкуренция, и, может быть, хорошо, что она есть. Наконец-то отечественные руководители задумаются о той образности, которая должна быть в цирковых представлениях, начнут приводить в порядок здания цирков, чтобы люди получали удовольствие от цирка.

 — Этой осенью в Москве прошли очередные акции зеленых, направленные против дрессировщиков. Как относитесь к таким выступлениям?

— Дай бог, чтобы это делалось с благими, а не коммерческими намерениями… Дрессура сейчас изменилась коренным образом. Если раньше дрессировщик заходил в клетку со львом, доставал револьвер, стрелял, хищник в ужасе забивался в угол, и это считалось храбростью, то теперь такое недопустимо. Мы стараемся дрессировать через игру, через наблюдение за животным.

 — Как вы думаете, а вашим слоникам плохо в загоне?

— Я делаю все возможное, чтобы мои животные находились и на свободе. Моя мечта сделать заповедник, в котором слоны могли бы жить на воле.

 — Для слонов? В России?

— Где-нибудь в Краснодарском крае это вполне возможно. Кстати, это не только мое желание, но и моих родителей.