Досуг

Праздник на пороховой бочке

Ракетостроение в России началось с Петра Великого

Мы уже привыкли, что каждый сентябрь, едва начавшись, дарит нам праздник — московский, общегородской, с развлечениями на все вкусы. А какой же праздник без фейерверка? Традиции этой «огненной потехи» имеют многовековую историю.

1 сентября 2011 19:08
2291
0

Началось все с «эликсира бессмертия». Созданием такой удивительной субстанции более тысячи лет назад упорно занимались даосские монахи. Они пробовали смешивать разные вещества, варьировали их пропорции, нагревали, охлаждали. Итог оказался неожиданным: экспериментаторы «нахимичили» порошок черного цвета, который при воспламенении с шипением и грохотом разрушал все вокруг. Вот тебе и эликсир вечной жизни!

Следует отдать должное «незлобивости» китайцев: свой чудо-порошок (его стали называть дымным порохом) они приспособили поначалу для мирных целей, готовя на его основе особые огненные церемонии — фейерверки, ставшие вскоре необходимым элементом религиозного праздника встречи Нового года. Первое упоминание о подобном мероприятии сохранилась в записях одного из придворных китайского императора, датированны× 1044 г. (А вот проба пороха в военных целях состоялась только в XII в.)

В начале ХIII столетия китайские умельцы составили новые смеси, которые при воспламенении могли создавать «небесный огонь» разного цвета и даже разной формы. Подобные «шоу» вызывали бурю восторга у иностранцев, посещавших Поднебесную империю. Хотя пиротехнические «ноу-хау» считались в Китае одним из важнейших государственных секретов и очень строго охранялись, все-таки образцы «огненных фокусов» уже в XIV в. попали в Европу. Есть основания полагать, что похитителем секретов стал знаменитый средневековый путешественник Марко Поло. Наиболее ярыми почитателями пиротехнических чудес, привезенных с Востока, оказались итальянцы. Именно в этой стране почти 500 лет назад было опубликована первая в Европе книжка с инструкциями по устройству фейерверков — «De la рiroteсnika».


Царская любовь

Наша страна по части пиротехнических забав в Средние века не отставала от Старого Света. Еще во времена Дмитрия Донского, в 1389 г. в Москве запускали «потешные огни» (правда — иностранного производства). Собственные мастера «огненной работы» появились на Руси почти 200 лет спустя. В середине XVI в., в одном из стрелецких полков была учреждена должность «порохового заведующего», которому вменялась обязанность придумывать различные по форме и цвету фейерверки, готовить необходимые заряды и запускать их во время праздников.

Первый масштабный фейерверк в России состоялся после бала по случаю 18-летия Петра в 1690 году.
Первый масштабный фейерверк в России состоялся после бала по случаю 18-летия Петра в 1690 году.

Описание русского фейерверка есть в старых книгах. Голландец Балтазар Койэт, например, в своем сочинении «Посольство Конрада ван Кленка к царям Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу» рассказал о «знатной огневой потехе», устроенной зимой 1676 г. в Великом Устюге по случаю визита иностранцев. Гости любовались разноцветными «хвостатыми» ракетами, крутящимися огненными колесами… В архивах можно отыскать и упоминание о фейерверке, показанном в 1683 г. на московских Воробьевых горах.

Восемнадцатый век стал для России веком фейерверков. «Огневые представления» включали в себя не только саму пиротехнику, но и живопись, скульптуру, музыку. Эти действа, устраиваемые на специальных площадках, длились по 2−3 часа и разворачивались порой в настоящие спектакли, которые состояли из множества эпизодов. Для них даже приходилось сочинять особые комментарии — чтобы зрители не запутались в мудреных аллегориях… «Действующими лицами» были фигуры, специально изготовленные из дерева и «оконтуренные» пиротехническими зарядами. Зачастую они делались подвижными и по ходу представления «оживали», перемещаясь в пространстве при помощи десятков рабочих.

Большим почитателем фейерверков считался Петр I. Еще в феврале 1690 г., когда отмечалось 18-летие молодого царя, было затеяно небывалое «зелейное дело». Это был первый по-настоящему масштабный фейерверк в России. Обошелся он казне в 10 тысяч рублей (для сравнения: корова тогда стоила всего 3 рубля). Благодаря искусству пороховых мастеров в небе появилась, например, аллегорическая огненная картина — Геркулес, раздирающий пасть льву…

Царь-реформатор собрал в своей личной библиотеке едва ли не все известные в то время книги по пиротехнике, записывал новые рецепты для устройства фейерверка, сам готовил эскизы замысловатых пиротехнических конструкций и даже целых «огненных картин»… Кроме того, Петр учредил в Москве особое «ракетное заведение». Там в 1707 г. была изготовлена сигнальная ракета, которая могла при помощи порохового заряда подниматься на высоту до одного километра!

Благодаря Петру Алексеевичу «потешные огни» превратились в обязательный атрибут всякого крупного торжества. Именно этот неугомонный самодержец на исходе XVII столетия повелел в новогоднюю ночь зажигать иллюминацию и производить огненные потехи. Причем каждый очередной новогодний фейерверк имел определенную смысловую нагрузку. Он как бы подводил итог минувшего года и напоминал о главных событиях — в первую очередь, конечно, о военных.

Скажем, потешные огни, зажженные 1 января 1710 г., посвящались победе над шведским королем Карлом XII при Полтаве. Зрители любовались несколькими аллегорическими картинами: «Гора каменная, являющая Шведское государство. Лев, выходящий из оной горы, являет армию шведскую. Столп с короною, являющий государство Польское (…) Потом появился орел для защищения оного столпа, являющий армию российскую, и оного льва огненными стрелами разит с великим громом…»


«Начинка» от Ломоносова

Во второй половине XVIII в. по части устройства «потешных огней» и иллюминаций Россия уже обогнала все другие европейские страны. Над разработкой новых пиротехнических эффектов довелось потрудиться даже знаменитому нашему ученому-универсалу Ломоносову. По распоряжению императрицы Елизаветы Петровны (которая унаследовала от своего отца страстную любовь к «огневым спектаклям») он должен был заниматься «режиссурой» — сочинять сюжеты для очередного «зелейного действа», придумывать замысловатые аллегории, а в некоторых случаях даже писать стихи для грандиозных пиротехнических представлений, готовить эскизы декораций и фигур…

Впрочем, самым интересным для ученого была, конечно же, работа с химической «начинкой». Благодаря многочисленным лабораторным опытам Ломоносов смог добиться, чтобы ракеты взрывались более громко, а потоки искр из огненных фонтанов летели повыше. Кроме того, благодаря исследованиям Михаила Васильевича к традиционным до той поры красным, белым, желтым, оранжевым, синим оттенкам фейерверка добавился еще один — зеленый (В отчете о научно-исследовательских работах за 1756 г. ученый писал: «…Ныне лаборатор Клементьев под моим смотрением изыскивает по моему указанию, как бы сделать для фейерверков верховые зеленые звездки…») Западная Европа получила этот секрет именно из России.

Позднее, в XIX столетии, мода на фейерверки у нас явно пошла на убыль, а к 1930-м годам от былого великолепия «огневых спектаклей» не осталось и следа. Даже самые значительные праздники в стране обходились фактически без пиротехнических украшений. Правда, начиная с 1943 г. у москвичей появилась возможность любоваться салютами из фейерверочных мортир, устраиваемыми по случаю военных побед и «красных дат календаря».