Кино

Уилл Смит: «Впервые я получил то, что можно назвать стариковской травмой»

Звезда — о злодействе, отношениях с дочерью и возможном выходе на пенсию

2 августа 2016 18:55
8298
1
Уилл Смит и Марго Робби на съемках фильма «Отряд самоубийц»
Фото: материалы пресс-служб

Актеры всегда с радостью соглашаются на предложение воплотить на экране образ колоритного негодяя. В новом фильме «Отряд самоубийц» все главные герои — суперзлодеи, хорошо знакомые поклонникам комиксов. Одного из них — Дэдшота — сыграл Уилл Смит. Накануне премьеры, которая состоится 4 августа, WomanHit.ru расспросил актера о его темных сторонах.

Титры

Как же хорошо быть плохим… Собрать команду из самых опасных из сидящих за решеткой суперзлодеев, снабдить их самым мощным оружием из государственного арсенала и отправить на задание по уничтожению загадочного, непобедимого существа. Офицер американской разведки Аманда Уоллер допускает к этой миссии только одну секретно набранную группу, состоящую из отчаянных злобных антигероев, которым практически нечего терять. Но когда те поймут, что были выбраны не для успешного исполнения задания, а чтобы было на кого свалить провал, который неизбежно случится, решит ли отряд самоубийц пойти до конца, пытаясь завершить миссию, или каждый будет сам за себя?

— Уилл, скажите, круто было играть Дэдшота?

— Да! Всегда интересно играть персонажа, у которого уже есть богатая история, но он еще ни разу не был воплощен на экране таким образом. Поэтому мне пришлось отталкиваться от уже имеющегося образа Дэдшота, но и оставить за собой свободное пространство для показа его с новой стороны, чтобы у людей не было сформировавшегося представления о нем. И это было здорово!

В новом фильме «Отряд самоубийц» все главные герои — суперзлодеи
В новом фильме «Отряд самоубийц» все главные герои — суперзлодеи
Фото: материалы пресс-служб

— Когда режиссер и автор сценария Дэвид Эйр впервые заговорил с вами об этом проекте, чем именно он привлек вас?

— Любопытно, но я подписал контракт сразу после встречи с Дэвидом, еще до того, как прочел сценарий. Можете называть это шестым чувством, но сразу видно, когда режиссер любит своих актеров. Для некоторых режиссеров актеры просто наемная рабочая сила. Но для таких, как Дэвид, или Майкл Манн, Дэвид О. Расселл, Клинт Иствуд, актеры — сердце и душа их детища, и это очень хорошо видно на экране. Поэтому, посмотрев его картину «Ярость» и после встретившись с ним всего один раз, я сразу понял, что хочу работать с этим чокнутым в хорошем смысле слова режиссером.

— До начала съемок Дэвид собрал всех исполнителей главных ролей на пятинедельные репетиции. Как они проходили?

— Интересно то, что во время этого периода мы практически не работали со сценарием. Мы просто узнавали друг друга, притирались друг к другу. Дэвид расспрашивал нас о нашей частной жизни, чтобы потом добавить что-то к истории наших персонажей. Он выявил все наши уязвимые стороны, чтобы потом знать, на какую мозоль в какой момент давить. И уже на съемочной площадке он мог, например, напомнить о вашем выпускном вечере, чтобы вытащить нужную в данной сцене эмоцию.

— Дэдшот, он же Флойд Лоутон, самый опасный наемный убийца в мире. И негласно становится лидером отряда. Насколько легко вам далась работа над созданием его образа?

— Вопрос, на который я никак не мог дать ответ, заключался в том, чтобы понять, что двигает человека на убийство за деньги? Как можно делать это и не становиться серийным убийцей? Мне нужно было уловить эту разницу. Но Дэвид провел отличную исследовательскую работу. Он предоставил информацию о людях, у которых был опыт в том, с чем сталкиваются наши герои. Он также дал мне книгу «Анатомия мотива» Джона Дугласа и Марка Олшейкера. Книга на самом деле о серийных убийцах. Но Джон Дуглас — бывший спецагент ФБР, посвятивший долгие годы изучению насильственной преступности и практики раскрытия опаснейших преступлений. Прочитав книгу, я был действительно поражен одной идеей: никогда не нужно спрашивать, почему кто-то что-то делает. Он делает, потому что ему это нравится. А потом появляется второй вопрос: почему ему это нравится? И в этом заключалась моя главная актерская задача — понять, почему Дэдшоту это нравится.

Роль Джокера в картине досталась Джареду Лето
Роль Джокера в картине досталась Джареду Лето
Фото: материалы пресс-служб

— Дэдшот убийца с ахиллесовой пятой — это его любовь к дочери…

— Да, и его отношения с дочерью — ключевой момент. В своей карьере я сейчас выбираю фильмы, которые, как мне кажется, могут привнести что-то в мою жизнь. Я не гоняюсь за хитами, хочу получить опыт, и он поможет мне набраться мудрости в жизни и в ремесле. Для меня было важно сыграть этого персонажа, так как мои личные отношения с дочерью весьма схожи. Как отец я хотел правильно себя вести и делать правильные вещи, но ей это было не нужно. Она хотела от меня другого. Было непросто и довольно болезненно дать задний ход, успокоиться и постараться понять, что же с ней происходит. И у Дэдшота очень схожие эмоциональные проблемы с дочерью: он хочет быть одним, а она требует от него совсем другое.

— Вы уже второй раз снимаетесь вместе с Марго Робби, которая играет здесь Харли Квинн. Каково вам было объединиться с Марго и создать эти динамические отношения, которые сложились между Харли и Дэдшотом?

— Да, этот треугольник — Дэдшот, Харли и Джокер — весьма непростой. На самом деле она, конечно, девушка Джокера, но между ней и Дэдшотом тоже мелькают искры. (Смеется.) А Марго — великолепна. Она одна из самых красивых и талантливых актрис, с которыми мне доводилось работать. Если бы мне не пришлось больше ни с кем сниматься кроме нее, это было бы идеально. Я готов работать с ней до конца жизни. (Смеется.)

Марго Робби играет Харли Квинн, девушку Джокера
Марго Робби играет Харли Квинн, девушку Джокера
Фото: материалы пресс-служб

— В фильме много сложных трюков. Очевидно, что роль потребовала хорошей физической подготовки…

— Ой, потребовала. Тренировки даже были немного опасными. Впервые я получил то, что можно назвать стариковской травмой. Во время тренировок у меня случился разрыв икроножной мышцы, и пришлось отложить занятия на шесть недель. И я себе говорил: «О-хо-хо! У тебя первая стариковская травма. Как ты мог порвать свою икру? Кто еще когда-либо получал разрыв икроножной мышцы?» Да, для меня это стало первым, довольно грубым предупреждением, что, возможно, до конца моего участия в экшн-фильмах остались считаные даже не дни — часы. (Смеется.)

— Суперзлодеи так же символичны для фанатов, как и супергерои. Как вы думаете, что в них такого, почему они нравятся зрителям?

— Мне кажется, суперзлодеи, как и герои сказок, очень далеки от реальности. И дают возможность исследовать свои темные стороны в безопасном ключе. Ты можешь представить себя Дэдшотом, или Харли Квин, или Джокером. Это своеобразная психологическая разгрузка, которая примиряет тебя с твоими скрытыми от посторонних глаз сторонами. Я бы сказал, суперзлодеи дают вам право получить удовольствие быть плохим. Но только на минутку!