Афиша

В МДМ покажут бродвейскую комедию об ограблении голливудского масштаба

Килограммовый бриллиант, 10 артистов, 40 персонажей и более 150 костюмов

3 октября 2019 18:35
1849
0
Фото: Владислав Лифановский

Театральная Москва готовится к масштабному ограбению. И речь не только о краже зрительского внимания, но и о постановке голливудского размаха «Комедии о том, КАК БАНК ГРАБИЛИ». Пока артисты разогревают связки и проверяют на прочность тросы, корреспондент «МК» побывал на специальной репетиции и узнал у продюсера Дмитрия Богачева, есть ли в строгом бродвейском мюзикле место для импровизации.

Если бы не сцена и зрительный зал, можно было бы подумать, что мы находимся на космическом заводе. То и дело из-за угла выбегают стейдж-менеджеры с радио-микрофонами и заговорщически сообщают: «До старта 3 минуты. Какая готовность? У вас есть 30 секунд!». Все дело в том, что проекты компании «Бродвей Москва» не традиционные в понимании российского зрителя спектакли. Это полномасштабные голливудские блокбастеры с кучей спецэффектов, быстрой сменой действий, клоуз-апами и драматичной интригой.

Если честно, я тоже не понимала, как такое возможно без раскадровки и монтажа, пока не увидела все своими глазами. На сцене выстроена декорации тюремной камеры, несколько артистов в арестантской робе разыгрывают череду комичных сцен. Ты не понимаешь, что к чему и зачем они это делают, но невольно давишь от смеха из-за игры слов и ассоциативных аллюзий. Кто эти люди? Что они замышляют? И почему их так много? В голове вспышками вспыхивают вопросы, а сцена уже закончилась.

Тут же разогретое внимание журналистов забирают главные люди компании: театральный продюсер Дмитрий Богачев и режиссер русской версии проекта Анна Шевчук.

– Англичане, придумавшие «…КАК БАНК ГРАБИЛИ» целый год провели в импровизациях, искали способы выражения, — делится с нами Шевчук. — Мы репетировали меньше, но в творческий процесс тоже входили всякие клоунские упражнения. Нужно понять одно, основа актёрского существования здесь — это игра. И мне очень нравится, что зрителям даётся возможность досочинять.

– Дмитрий, вы несколько раз за репетицию сказали, что создатели проекта постоянно импровизируют, но русская версия — все же франшиза. То есть у ребят есть конкретная канва и очень динамичный сюжет, внутри которых они обязаны существовать. Есть ли здесь место для импровизации?

– Понимаете, сам этот жанр «театральной клоунады» предполагает импровизацию. Это один из атрибутов, характерных для этого жанра и берущих начало еще из комедии дель-арте. Когда площадные артисты развлекали случайных зрителей, то они очень плотно взаимодействовали с аудиторией и выстраивали свое поведение на сцене в зависимости от реакции аудитории. Там не работало правило «четвертой стены». И коль скоро реакция зрителя непредсказуема, артисты должны уметь импровизировать. В отличие от «ШОУ ПОШЛО НЕ ТАК» таких прецедентов меньше, потому что здесь более плотная сюжетная история.

– То есть нет времени импровизировать?

– В основном, да. Но есть сцены, где прямо в тексте написано «здесь возможна импровизация». И тогда артисты знают, где можно, а где нет. Потому что если не в тех местах импровизировать, то все действительно может пойти не так.

Да и бог с ней, с этой вариативностью. Тестировать артистов и без того есть чем. Например, каждый участник шоу имеет не одну роль. Так если реальных людей 10, то вымышленных персонажей аж 40! И один из актеров, под кодовым названием «Все остальные», исполняет в спектакле 15 персонажей. Диву даешь скорости переодевания и таланту перевоплощения. Ведь в одной из сцен один человек вынужден быть сразу тремя персонажами. Не просто представлять из себя кого-то, а разговаривать, спорить и даже драться.

К слову, за пару часов на сцене сменяются более 150 костюмов, десятки декораций, льется кровь, разворачиваются немыслимые погони, личные драмы. А ради чего? Все ради бриллианта весом 1 кг, который пытаются похитить герои спектакля.