#Коронавирус

«Десятилетиями разгораться и затухать»: военный микробиолог дал прогноз развития пандемии СOVID−19

Михаил Супотницкий призывает быть морально готовым к тому, что ограничения придется сохранять еще несколько лет

17 мая 2021 15:56
2343
0
Специалист рассказал о дальнейшем развитии пандемии
Фото: Unsplash.com

Разговоры о третьей волне COVID−19 не утихают. Известный российский микробиолог Михаил Супотницкий, полковник медицинской службы запаса, автор исследований по истории эпидемий чумы и других особо опасных инфекций, исторических исследований о разработках и применения химического и биологического оружия рассказал «Московскому комсомольцу», каким видит дальнейшее развитие пандемии.

«Назвать месяц и год, когда эпидемия закончится, я не могу. С полной определенностью могу только сказать, что она закончится. COVID−19 — инфекционный процесс циклического характера, и следовательно, эпидемия циклическая. Это ее основное отличие от нециклических пандемий: СПИДа, Т-клеточного лейкоза, сывороточных гепатитов, герпетических инфекций и многих других, еще не обнаруженных человеческим разумом, — рассказал Супотницкий. — ВИЧ/СПИД-пандемия в обозримом будущем не закончится, а завершение COVID−19 возможно. Но сколько ещё будет волн, я не знаю. Чтобы более определенно ответить, надо знать происхождение самого SARS-CoV−2, где его природные резервуары, откуда он взялся и когда. Этих знаний нет».

«Известно, что его предшественник, SARS-CoV, появился в 2002 года в китайской провинции Гуандун, после чего в 2003-м последовала эпидемия, затронувшая 26 стран, но в 2004-м он исчез, как будто и не было. MERS-CoV впервые обнаружен на Ближнем Востоке в 2012-м. Во всем мире было зарегистрировано не менее 2249 случаев этой болезни и 700 летальных исходов, затем количество заболевших неуклонно снижалось, а с 2016-го их практически не регистрируют. Вот вам и главное правило — коронавирусные эпидемии среди людей рано или поздно прекращаются», — отмечает микробиолог.

Что же влияет на активность вируса? Супотницкий считает, что существуют два важных фактора: «Первое — наличие неизвестных природных очагов. Я предполагаю, что пандемия началась с регионов, где есть природные очаги SARS-CoV−2. Генетический материал SARS-CoV−2 обнаружен в образцах сточных вод испанского города Барселоны, отобранных в марте 2019 года. Это обстоятельство противоречит первоначальным оценкам, относящим появление этого вируса в Южной Европе на конец января 2020-го. В Италии та же ситуация, генетический материал SARS-CoV−2 в сточных водах Милана (Ломбардия) и Турина (Пьемонт) обнаружен в образцах, отобранных в декабре 2019-го. Первые два случая COVID−19 у китайских туристов в Италии диагностированы 31 января 2020 года в Риме. То есть к моменту их приезда в Италию SARS-CoV−2 там уже циркулировал. Заболевшие сразу были помещены в изолятор в Риме. На фоне появившейся у итальянцев эпидемической настороженности, 20 февраля (т. е. через два инкубационных периода болезни) в Кодоньо (а это уже Ломбардия, от Рима полтыщи километров по автодороге), был обнаружен первый случай заражения итальянца SARS-CoV−2.

С китайскими туристами он контактов не имел. И если бы не то что произошло ранее, скорее всего, ему поставили диагноз „внебольничная пневмония“.

Второе — ройный характер движения SARS-CoV−2 по популяциям людей и расходящаяся эволюция штаммов вируса в ходе пандемического процесса с временным преобладанием доминирующего штамма».

«Эта пандемия (либо та, которая придет ей на смену), будет носить упорный характер, десятилетиями разгораться и затухать, пока не прогорят все „сухие дрова“, обеспечивающие цепочки передачи или не будут найдены эффективные подходы к их разрыванию», — заявляет микробиолог.

Уповать на так называемый устойчивый иммунитет к коронавирусу, о котором говорилось в прошлом году в исследовании Королевского колледжа в Лондоне, по мнению Михаила, не стоит: «Что значит, „устойчивый иммунитет“? На какое время „устойчивый“? Иммунитет ни после вакцинации, ни после болезни не бывает „устойчивым“. Он всегда временный, месяцы, годы. Во время московской вспышки натуральной оспы 1959 г. выяснилось, что защита от заражения оспой после вакцинации живой оспенной вакциной держится не более 3–4 лет. По чуме, тех, кто с ней работает, вакцинируют ежегодно. По туляремии — раз в 5 лет. „Устойчивость иммунитета“ зависит от дозы заражения, пути заражения, дисперсности частиц при ингаляционном заражении и от многих других факторов. Полно патогенов, в отношении которых иммунитет вообще не развивается, хотя в крови полно специфических антител, например, сап, мелоидоз. У ВИЧ-инфицированных — антител всяких и разных не пересчитать. Но это только усугубляет инфекционный процесс».

«Надейтесь не на антитела, а соблюдайте специальную технику безопасности, — советует Супотницкий. — Масочный режим и перчатки всегда, когда вы с кем-то общаетесь вне дома. В транспорте, при плотном контакте с людьми я рекомендую носить не медицинскую маску, а фирменный респиратор второго класса защиты. На них маркировка FFP−2. Дезинфицируйте руки. Приходите домой, промывайте нос и глаза слабым мыльным раствором. В этом году вообще лучше работать дома и никуда не ездить, кроме дачи. Избегайте лишних контактов с людьми, включая родственников. Если вы переболели или вакцинировались, не считайте себя танком, соблюдайте все перечисленные выше меры с удвоенной тщательностью. И будьте морально готовы к тому, что их придется поддерживать еще несколько лет».