«Воздушные» знаки внимания
Дизайн прямой (линейной) кухни
Чистое небо
5 лайфхаков, облегчающих уборку
Антон Табаков.
Сергей Козловский

Антон Табаков: «Дом — это моя крепость»

Загородным домом в Подмосковье ресторатор может по праву гордиться. Тем более, что, наплевав на рекомендации дизайнеров и архитекторов, он создал его по собственным эскизам.

Инна Локтева
29 ноября 2012 20:33
27136
5

Загородным домом в Подмосковье ресторатор может по праву гордиться. Тем более, что, наплевав на рекомендации дизайнеров и архитекторов, он создал его по собственным эскизам.

Даже если вы никогда не держали в руках мольберта и кисти, в голову придет мысль, что такая необыкновенная красота так и просится на холст. Дом Антона Табакова расположился на лесной поляне — в окружении дубов, сосен и берез. Мы отправились на съемку погожим осенним днем. Золотая и багряная листва шелестела под ногами, а солнечные блики играли на воде — искусственный пруд хозяин тоже сделал сам. Неудивительно, что, приезжая в Москву, ресторатор предпочитает останавливаться здесь, а не в своей городской квартире.


Антон, говорят, что большую часть времени вы теперь проводите в Париже, где купили себе квартиру.
Антон Табаков:
«Мне действительно всегда нравился Париж: это очень красивый город, в нем есть определенная энергетика, там можно найти какое-то занятие по душе, независимо от погоды. Местами там свежая еда. А поскольку мои дочери всегда жили за городом, я подумал, что пора внедрять их в социум. А если к тому же они научатся хорошо говорить на иностранных языках — вообще прекрасно. Поэтому купил квартиру в Париже, где они могут жить, ходить в детский сад, а потом и в школу. Но в Москву я приезжаю довольно часто. И тогда вы можете застать меня в этом доме».


Почему вы выбрали район Истры?
Антон:
«Случайно тут оказался, проезжая мимо. И оглядевшись вокруг, не мог оторвать глаз. Я видел довольно много разных мест в Подмосковье, но это стало для меня воплощением образа родины. Здесь была полудикая природа, что тоже вполне меня устраивало, но все-таки захотелось как-то проредить гущу леса, чтобы открыть перспективу. Посадил декоративные деревья — яблони, сосны, пихты. Для меня, жителя мегаполиса, особенно ценно то, что здесь есть воздух. Я имею в виду не то, что дом находится далеко от Москвы и можно дышать, что называется, полной грудью, а то, что нет такого визави — забор к забору, стенка к стенке, как мы в городе привыкли. Есть ощущение простора».

Прекрасными видами хозяин теперь любуется с балкона собственного особняка. Фото: Сергей Козловский.
Прекрасными видами хозяин теперь любуется с балкона собственного особняка. Фото: Сергей Козловский.

Кто помогал вам построить жилье?
Антон:
«У меня довольно большой опыт строительства всякого рода заведений, так что сначала я заказывал проекты у разных хороших архитекторов, с которыми уже работал. Пытался им объяснить, чего я хочу. Но, к сожалению или, может, к радости, архитекторы, как правило, слышат то, что хотят услышать. Либо же — другая крайность — потворствуют всем прихотям заказчика, в результате получается нечто невообразимое. Поэтому я старался в общем и целом донести идею, но не давал никаких конкретных советов. И получал всякий раз противоположное тому, что хотел увидеть. Наконец, отчаявшись, я сам нарисовал даже не эскиз, а я бы назвал это функциональным помещением, планом здания. Путем долгих телодвижений мы разработали наконец-то проект, который меня устроил. Сложность заключалась еще и в том, что мы были ограничены определенными рамками. По договоренности с соседями высота постройки не должна была превышать высоту фонарного столба, и было довольно тяжело вписаться в этот ландшафт. Пришлось откопать шесть метров в глубину под фундамент, чтобы дом „сел“ так, как нужно. На этом месте стоял другой дом. Сначала надо было его снести, все вычистить. Долгая история, но справились. Возможно, полученный результат в чем-то несовершенен с точки зрения архитектуры, но для меня, человека, который здесь живет, он вполне удобен».


У вас есть здесь любимое место?
Антон:
«Все самое любимое — на улице. Куда ни посмотришь: направо, налево — везде красиво. Солнце светит — красиво, туман — тоже красиво, солнце сквозь туман — очень красиво. У нас ведь был загородный дом в сосновом бору на Николиной Горе, я его очень любил, он был дорог мне по разным причинам. Я чувствовал себя там очень уютно. Для двух, даже для трех человек это было идеальное жилье. Но когда у нас с Анжелой родился второй ребенок, с тем домом пришлось расстаться. Я думал: „Приедем сюда, поживем недельку“. Тут еще шла стройка, все было не так нарядно, как сейчас. Тем не менее мы пожили недельку-другую и поняли, что уезжать не хочется. Вот такова притягательность этого места».


Деревянные обшивки в вашем доме — чтобы быть ближе к природе?
Антон:
«Я всегда любил деревянные дома, мне не нравится камень. Что натурально, то и хорошо. Дом должен дышать, жить, а не быть бетонной коробкой. Но, к сожалению, особенности этого ландшафта и невозможность „вылезания“ наверх (только вниз) „диктовали“ материал. Я не смог осуществить идею построения деревянного дома, но не стал отказывать себе в удовольствии убрать максимальное количество камня как такового. Жить в каменных палатах не очень комфортно. Надо идти от естества».


Выбор светлых тонов в комнатах — для визуального расширения пространства?
Антон:
«Если мы сейчас говорим про „насыщение“, дизайн, то здесь нет соответствия какому-то определенному стилю, четко продуманного замысла — кроме того, что на сегодняшний день мне комфортно так. Например, моего друга (он профессиональный архитектор) многое здесь не устраивает. По его мнению, какие-то детали интерьера не соответствуют канонам стиля. Он требует убрать зеркало с консолью, а мне оно нравится. Это же вопрос удобства, вкуса. У него свое видение, у меня свое. И мы никогда не договоримся. Целенаправленно мы дизайном не занимались. Все про-исходило спонтанно. Были в Ницце — там распродавался магазин, купили какую-то графику, акварель».

Кухня – место, где хозяин проводит много времени. Он обожает готовить. Фото: Сергей Козловский.
Кухня – место, где хозяин проводит много времени. Он обожает готовить. Фото: Сергей Козловский.

У вас огромное количество картин. Интересуетесь современным искусством?
Антон:
«Я интересуюсь тем, что мне нравится. У меня нет предпочтений. Ценник современного искусства для меня наиболее внятен на сегодняшний момент потому, что я приобретаю картины для удовольствия, а не для выгодного вложения денег. Цена на эти полотна никогда не увеличится в разы, как стоимость произведений Малевича. И я отдаю себе в этом отчет. Просто мне приятно на эти картины смотреть, и меня не волнует ни их возраст, ни популярность художника, который их написал. Здесь разная школа: русская, прибалтийская, много французской живописи. В основном пейзажи, я не люблю портреты».


А что это за картина с печальным человеком, которая висит на стене, напротив лестницы?
Антон:
«Это воспоминание о моем ресторане. Иногда я был вынужден закрывать некоторые заведения, но забирал с собой детали интерьера на память. С художественной точки зрения эти картины не представляют особой ценности. Они дороги только мне. Я вообще считаю, что произведения искусства хорошо смотреть в музеях или галереях. А то, что вешаешь дома, — это либо деталь интерьера, создающая определенную атмосферу, либо какая-то живопись, которая тебя не раздражает и органично сочетается со всем остальным. Все вышесказанное, конечно, не означает, что я откажусь, если кто-то преподнесет мне в подарок оригинал полотна импрессиониста. Я не очень люблю придворный антиквариат как таковой, но тем не менее ничто человеческое мне не чуждо. Когда увидел вот эту прекрасную вазу (со слов продавца, она сделана в конце XVIII века), сразу решил купить. Я подумал о том, что некоторые мои друзья испытают радость, получив такую вещь в подарок».

На свой 50-летний юбилей Антон выставил передвижную ванну на веранду и наполнил ее шампанским. Фото: Сергей Козловский.
На свой 50-летний юбилей Антон выставил передвижную ванну на веранду и наполнил ее шампанским. Фото: Сергей Козловский.


Вы приобрели ее во Франции?
Антон:
«Да. Иногда, если забредешь в какое-нибудь нетуристическое место, можно обнаружить что-то интересное. Это не блошиный рынок в Москве, который сейчас превратился в филиал магазина „Пассаж“. Лет двадцать назад там можно было найти какие-то любопытные вещицы. Ле пюс, как это называется».


А друзья вам что-то дарили на новоселье?
Антон:
«Здесь много таких подарков. Миша Ширвиндт постоянно привозит что-то оригинальное из своих поездок. Если вы заметили, на кухне стоит огромный медный чайник с грелкой. Очень функциональная вещь. Когда-то давно, когда не было электричества, кровать разогревали с помощью этой штуки, помещая уголь внутрь. Вот эта фарфоровая фигурка пионера, которая стоит на зеркале, тоже подарок товарища». (С пионерией у Антона Табакова особые отношения. В 1975 году он сыграл Тимура во всенародно любимом фильме «Тимур и его команда». — Прим. авт.)
Кстати, а зеркало, которое не понравилось вашему другу-архитектору, делали на заказ?
Антон: «Было отрисовано, показано по каталогам нужным людям. У меня большой опыт строительства ресторанов, и все связи налажены: я знал, чего хочу, где это можно сделать и найти приемлемое сочетание цены и качества. Поскольку в доме очень большие пространства, нормальная мебель сюда не подходит, она просто теряется. Поэтому я был вынужден заказывать все вещи гипертрофированных размеров. Обратите внимание на буфет — таких огромных буфетов в природе просто не бывает. Его делали на заказ в Китае. Китайцы — удивительные люди: им что покажешь, то они и сделают».


И вот этот огромный деревянный стол тоже из Китая?
Антон:
«Все — от дивана до кресел, которые тоже более высокие, чем обычно. Все — немного для Гаргантюа».

Черный камин расположился прямо посреди гостиной. Когда его зажигают, он согревает всю комнату. Фото: Сергей Козловский.
Черный камин расположился прямо посреди гостиной. Когда его зажигают, он согревает всю комнату. Фото: Сергей Козловский.

А это у вас настоящий камин? Его, наверное, тоже заказывали?
Антон:
«К сожалению, это такие технологичные вещи, которые приходится приобретать. Если бы камин я делал на заказ, он выглядел бы по-другому. Увы, на сегодняшний день нет хороших мастеров, которые могут класть нанотехнологичные камины. Пришлось заказывать его черт знает где, за какие-то немыслимые деньги, было много проблем с установкой… Хотя когда мы его зажигаем, это отдельный аттракцион, просто невозможно оторвать глаз».


А вы знаете, что по фэн-шуй камин надо ставить не в центре комнаты, как у вас, а у стены? Иначе якобы будет энергетический дисбаланс. Кстати, и черный цвет для камина тоже нежелателен…
Антон:
«Я пока не знаком с господином фэн-шуй. Оставлю это „на сладкое“, в следующей жизни. Наверняка есть что-то в этой системе интересное, просто пока не было возможности разобраться».


Наверху, в кабинете, у вас большой бильярдный стол. Играете в бильярд?
Антон:
«Когда есть такая возможность. Увы, при редких на сегодняшний день посещениях России класс моей игры сильно ухудшается. Тем не менее пытаюсь поддерживать форму».


То есть бильярд — это не дань моде?
Антон
: «Все, что вы видите в этом доме, функционально и сделано для себя. Мне удивлять некого».

Дизайном дома хозяин занимался сам, хотя он и признает, что многое здесь не соответствует канонам стиля. Фото: Сергей Козловский.
Дизайном дома хозяин занимался сам, хотя он и признает, что многое здесь не соответствует канонам стиля. Фото: Сергей Козловский.


И в бассейне вы плаваете?
Антон:
«Нет. Я не люблю бассейны как таковые, но у меня есть дети, которые с удовольствием там плескаются. Я также не люблю водоемы, мне они кажутся почему-то грязными».


У вас такая природа вокруг… Наверняка делаете барбекю на веранде?
Антон:
«Да, конечно. Когда друзья приходят в гости, по возможности жарю что-то на огне. Я, как вы понимаете, люблю готовить. И эта кухня — она тоже не предмет интерьера, она функциональна. Вся моя семья избалована моей любовью к кулинарии. Они не понимают, как можно питаться где-то еще. Даже в гости к друзьям иду со своей коптильней».


Согласны с выражением «мой дом — моя крепость»?
Антон:
«Дом — это место, где можно быть самим собой. Он должен защищать от негатива, подзаряжать положительными эмоциями и давать силы для выхода во внешний мир».