5 модных мини-юбок для зимы
Тренды зимы 2018—2019
5 вещей, вышедших из тренда
Учимся сочетать принты
Сати Казанова. Макияж и прически: Елена Нефедова.
Сергей Козловский

Сати Казанова: «К драгоценностям я спокойно отношусь»

Певица собрала настоящую коллекцию украшений. Однако далеко не все ее составляющие — это золото и бриллианты. Девушка любит этнические аксессуары.

Екатерина Корешева
10 апреля 2014 22:56
8729
5

Певица собрала настоящую коллекцию украшений. Однако далеко не все ее составляющие — это золото и бриллианты. Девушка отдает предпочтение этническим аксессуарам.

Стоило певице достать из чехлов предметы своей коллекции, как тут же возникло ощущение, что мы оказались в волшебной пещере Али-Бабы: ожерелья, браслеты, всевозможные серьги, кольца, перстни, колье… Чего тут только нет! А когда наша героиня начала примерять украшения, она тут же стала похожа на восточную принцессу. В ее собрании нашли свое место как эксклюзивные дизайнерские работы, очень дорогие изделия, так и оригинальные безделушки, которые, несмотря на внешнюю привлекательность, не потребовали серьезных затрат. У каждой из этих вещиц есть своя история, и некоторые из них нам и рассказала Сати.


Сати Казанова: «Мне с детства нравилось все красивое и блестящее. Когда мне было около пяти лет, у меня была коробка, в которую я складывала различные бусинки, бисер, сияющие стеклышки. Они мне казались настоящими драгоценностями. И я расстраивалась, если кто-то рассматривал или трогал мои сокровища. А однажды мама выкинула мою коллекцию. Для меня это стало настоящей трагедией, я сильно переживала, плакала. Может, моя любовь к украшениям тогда и зародилась. Просто есть интерес к таким безделушкам как факт, и я ему не противлюсь».


Но вы уже собрали внушительную коллекцию.
Сати:
«Не знаю, можно ли мое увлечение назвать коллекционированием в прямом смысле этого слова. Ведь, как правило, люди, которые серьезно занимаются собирательством, бережно хранят предметы своей страсти, пылинки с них сдувают, изучают, и им вряд ли придет в голову использовать их по назначению, в повседневной жизни. Я люблю этнические украшения, собираю их. Но при этом они в деле, я их надеваю с тем или иным нарядом. И хотя стараюсь относиться к ним аккуратно, бывали случаи, когда некоторые предметы ломались, рвались. И к сожалению, не всегда их можно восстановить».


И что же вы делаете в таких случаях?
Сати:
«Если изделие явно не подлежит реставрации, то чаще всего выкидываю. Как бы ни было жаль. Правда, его место вскоре занимает новый, не менее интересный экземпляр».

«Это минимум украшений, которые надевают индийские женщины». Фото: Сергей Козловский: макияж и прически: Елена Нефедова.
«Это минимум украшений, которые надевают индийские женщины». Фото: Сергей Козловский: макияж и прически: Елена Нефедова.

А с чего началась ваша коллекция?
Сати:
«Года четыре назад моя землячка дизайнер Мадина Саральп подарила мне колье — кожаное, сверху украшенное бисером. Это итог очень кропотливой ручной работы. Я даже не представляю, сколько сил и терпения понадобилось автору, чтобы создать такую красоту. Вообще я считаю, что очень многое зависит от мастера, который трудится над украшением. Если он вкладывает в него свою душу, оно становится особенным. Это колье было сделано с любовью. И оно мне очень дорого. Кстати, помимо создания украшений Мадина еще и шьет национальные, стилизованные под этнику платья. Когда-то она сшила мне чудесный свадебный туалет, но вот замуж я тогда так и не вышла. Наряд я ей вернула, сказав: „Продай кому-нибудь“. Но у нас с ней договоренность, что на мою свадьбу платье невесты — с нее». (Смеется.)


Я заметила, что у вас в коллекции не только кабардинские украшения…
Сати:
«Да. Тем более что именно кабардинских существует не так много. К ним относятся серебряный пояс, нагрудник и шапка, расшитые золотыми или серебряными нитями. Конечно, сейчас чаще всего можно встретить современную стилизацию, после раскулачивания подлинников практически не осталось».


А есть ли какие-то отличительные черты, которые свойственны только кабардинским украшениям?
Сати:
«Конечно. К примеру, возьмем колье, подаренное Мадиной, которое мне очень нравится: с одной стороны, роскошь, а с другой — сдержанность. Оно красивое, но одновременно неяркое. Если брать наш кавказский, адыгский этнос, то цвета, как правило, используются спокойные, формы — округлые. И современные мастера не нарушают этих традиций. Так, у меня есть одно украшение — пластиковое, с национальным адыгским орнаментом. Это работа дизайнера Сюзанны Макеровой. А вот индийские вещицы совершенно иные, я бы даже сказала — полная противоположность. Очень яркие, броские. Их также можно узнать без труда».

Эти серьги использовались на съемках клипа «Дура», но Сати они настолько понравились, что она прибавила их к своим «сокровищам». Фото: Сергей Козловский: макияж и прически: Елена Нефедова.
Эти серьги использовались на съемках клипа «Дура», но Сати они настолько понравились, что она прибавила их к своим «сокровищам». Фото: Сергей Козловский: макияж и прически: Елена Нефедова.

Вы их тоже надеваете? Или же они просто заняли место в вашей коллекции?
Сати:
«Конечно, я их использую. Как-то на церемонию вручения премии МУЗ-ТВ я решила отправиться в платье, стилизованном под сари, и к нему надо было подобрать соответствующую бижутерию. Я нашла в Интернете девушку, которая под заказ привозит из Индии различные товары, и приобрела у нее два комплекта национальных украшений. Смотрятся они потрясающе! Правда, позже, будучи на острове Маврикий, я увидела в магазине похожий набор и, посмотрев на цену, поняла, что заплатила в Москве раз в десять больше реальной стоимости. Но не жалею! Во-первых, эти украшения очень красивые, а во-вторых, я их купила как раз в тот момент, когда они были нужны. Кстати, сейчас для фотосессии я примерила индийский комплект — так вот, это минимум того, что надевают на себя индианки по праздникам. Обычно они с ног до головы в различных безделушках, живого места нет: волосы, шея, уши, руки, пальцы, щиколотки — все увешано украшениями. Так что мне есть чем пополнять свою коллекцию. (Смеется.) И постепенно она расширяется. Так, например, подруга привезла мне из французского города Канны потрясающий индийский браслет».

То есть в вашем собрании много не только купленных самостоятельно, но и подаренных вещиц?
Сати:
«Достаточно. Это, например, диадема, выполненная в виде египетской тиары. На свое тридцатилетие я решила сделать праздник в карнавальном жанре, с переодеваниями. И первым образом, в котором я предстала перед гостями, была Клеопатра. Причем никто из приглашенных не знал, каких именно героинь я выберу. И вдруг Евгения Ленович, довольно известная светская персона, которая занимается созданием оригинальных головных уборов, дарит мне выполненный ею „Венец Клеопатры“. Такого и под заказ не сделаешь, надо же было так угадать!»

«Колье я получила в подарок на день рождения от моей подружки, дизайнера Натальи Сеничкиной. Оно меня здорово выручает». Фото: Сергей Козловский.
«Колье я получила в подарок на день рождения от моей подружки, дизайнера Натальи Сеничкиной. Оно меня здорово выручает». Фото: Сергей Козловский.

Может быть, ей кто-то шепнул, что вы собираетесь предстать в виде царицы Египта…
Сати:
«Думаю, все объясняется значительно проще. Мы очень часто ломаем голову над тем, что подарить близким. А если прислушаться не к голосу разума, а к голосу сердца, то непременно найдешь именно то, что придется по душе дорогому тебе человеку. Ты просто почувствуешь, что ему понравится».


Поэтому подаренные друзьями украшения всегда соответствуют вашим личным предпочтениям?
Сати:
«Да. Но есть и те, которые я, можно сказать, выпросила. (Смеется.) Одна моя приятельница, Айя, приехала из Милана, и при нашей встрече мне сразу бросились в глаза ее серьги — красивые и оригинальные. Я искренне выразила свое восхищение ими. И вдруг перед отъездом она мне их дарит. Говорит: „Мне хочется сделать тебе приятное, а я видела, как тебе понравились эти сережки. Пусть они останутся у тебя“. Я сначала отказывалась, но если тебе что-то преподносят с такой сердечностью, то любой подарок приобретает еще большую ценность. Есть у меня еще одни „выпрошенные“ серьги. Мне предложили надеть их для фотосессии модного журнала. А после спросили, что я о них думаю. И я честно призналась, что мне они очень приглянулись. И тогда мне их подарили».


Вы всегда принимаете такие презенты?
Сати:
«Нет. И дело даже не в том, нравится ли мне та или иная вещица. Все зависит от дарителя. Для меня немаловажно, кто и почему делает этот жест. Ты ведь чувствуешь отношение человека, и если он делает это искренне, чтобы просто порадовать тебя, без всякой задней мысли, то такой дар приятен. В противном случае я никогда не приму подарок. Вне зависимости от того, насколько дорого он стоит. Не уверена даже, что он мне придется по вкусу, ведь каждое украшение несет в себе эмоции и энергию того, кто его делал, выбирал в магазине, передавал тебе из рук в руки».

Эти винтажные серьги – трофей из Милана. Фото: Сергей Козловский.
Эти винтажные серьги – трофей из Милана. Фото: Сергей Козловский.

А бывало ли, что на съемках программ или клипов вы примеряли украшения, с которыми не хотелось расставаться?
Сати:
«Да. Так получилось с серьгами, в которых я снималась в клипе „Дура“, — они изящные, оригинальные, тоже в стиле этно. Поэтому и остались у меня, и я их с удовольствием надеваю».
Этнические безделушки — это в основном бижутерия. А к драгоценным камням вы равнодушны?
Сати: «Я к ним спокойно отношусь, для меня важна сама вещь — как она выглядит, как я ее чувствую, — а не то, какой камень в оправе. Есть у меня украшения и с драгоценными камнями. Например, кольца, приобретенные у другой моей подруги, получившей благодаря своим работам под брендом Queensbee мировую известность, — Юлии Харитоновой. Эти изделия мне настолько нравятся, что когда-нибудь куплю у Юли все! Кстати, выбирая украшения, нельзя забывать, что каждый камень несет свою символику и имеет собственную силу. К этому нужно относиться ответственно. Немаловажно, что именно ты вешаешь себе на шею или надеваешь на руку. Это может оказаться даже опасным. Есть камни, которые возбуждают, усиливают эмоции, и если человек нуждается в успокоении, то такое колечко или кулон могут вызвать, мягко говоря, дискомфорт или плохое самочувствие. Каждому человеку подходят свои драгоценности, и носить их надо с умом. Так, у меня есть приятельница, которая разбирается в этом вопросе, и я всегда прислушиваюсь к ее советам по поводу того, кольцо с каким камушком надеть и даже на каком пальце его лучше носить. Вообще раньше это была целая наука, и люди ей следовали».


А орнамент, который используется в этнических украшениях, тоже несет в себе какой-то смысл?
Сати:
«Безусловно. Помимо красоты зачастую в нем таятся и какие-то символы — Солнца, энергии, силы, духовного здоровья. Правда, пока что я недостаточно глубоко владею данной темой, а лишь занимаюсь ее изучением. Поверьте, это очень интересно и полезно. Много читаю об этом, смотрю фотографии, что-то узнаю в путешествиях. Например, недавно в поездке по северу Франции мне довелось познакомиться с нормандской и кельтской культурой, в том числе и с символами, многие из которых присутствуют в национальных орнаментах и соответственно в украшениях. Среди прочего часто используются два символа, очень похожие между собой. В основе каждого из них — спираль, но в одном случае она закручивается внутрь, в другом — наружу. А значения полярно разные: если первый — символ накапливания, притягивания энергии, то второй — ее отдачи».

За индийские серьги певица заплатила в десять раз дороже их реальной стоимости. Фото: Сергей Козловский.
За индийские серьги певица заплатила в десять раз дороже их реальной стоимости. Фото: Сергей Козловский.

Что-нибудь привезли из этой поездки?
Сати:
«Конечно. Купила кольцо с кельтским символом накапливания энергии, уже зная его значение. Но чаще всего выбираешь какое-то украшение чисто интуитивно, на уровне подсознания — и тоже не ошибаешься».


А как часто вы надеваете украшения из своей коллекции?
Сати:
«Практически каждый день что-то выбираю, в зависимости от того, куда направляюсь и какая на мне будет одежда. Конечно, какие-то ожерелья, браслеты можно надеть только на вечеринку, на сцену, на съемки программы, на звездную дорожку и под соответствующий наряд. Но также есть у меня и украшения, которые в повседневной жизни смотрятся органично и к месту. Так, с джинсами или с платьями под горло я чаще всего надеваю колье, которое сделала и подарила мне на день рождения еще одна моя подруга, дизайнер Наталья Сеничкина».


Многие коллекционеры целенаправленно разыскивают какие-то определенные экземпляры, которыми хотят пополнить свое собрание. А вы?
Сати:
«Нет. Часто это вообще происходит спонтанно. Я могу увидеть в магазине какую-то безделушку, которая меня заденет за живое, и приобрести ее. Так у меня появились винтажные серьги из Милана. Причем стоимость вещицы не так уж важна. Я не из тех, кто считает, что чем дороже, тем лучше. Например, одни сережки приобретены в московском магазинчике, куда я забрела случайно, стоили они недорого, но при этом я в них буквально влюбилась и обожаю их до сих пор. Для меня ценно, чтобы украшения были отражением и продолжением меня».

Колье выполнено кабардинским дизайнером национальных нарядов Мадиной Саральп, кольцо – творение подруги певицы Юлии Харитоновой, индийский браслет был приобретен Казановой в Каннах, а серьги артистка купила в одном из московских магазинов. Фото: Сергей Ко
Колье выполнено кабардинским дизайнером национальных нарядов Мадиной Саральп, кольцо – творение подруги певицы Юлии Харитоновой, индийский браслет был приобретен Казановой в Каннах, а серьги артистка купила в одном из московских магазинов. Фото: Сергей Ко

Вы уже знаете, чем пополните в ближайшем будущем свою коллекцию?
Сати:
«Чем конкретно — нет, но что в большом количестве — уверена. (Смеется.) Скоро я еду в Индию и знаю, что прикуплю там много украшений. Я даже в шкафу специально три полки освободила под разрастающееся собрание. Сама над собой подшучиваю: скоро у меня здесь останутся джинсы, пара футболок, а все остальное — украшения».