Дом

Александр Песков: «Я по жизни грустный клоун»

«Я шут, я арлекин, я просто смех», — поет он голосом Аллы Пугачевой, показывая свою огромную коллекцию фигурок клоунов. Артист рассказал, что общего между ним и его любимцами.

«Я шут, я арлекин, я просто смех», — поет он голосом Аллы Пугачевой, показывая свою огромную коллекцию фигурок клоунов. Артист рассказал, что общего между ним и его любимцами.

18 июня 2013 16:18
7431
0
Александр Песков коллекционирует все, что связано с профессией клоуна. Фото: Мигель. Макияж: Елена Нефедова.

В конце семидесятых годов прошлого века юный Саша Песков поступил в Московское эстрадно-цирковое училище. Он мечтал быть клоуном. Но судьба распорядилась иначе — цирковую арену он так и не покорил, а вот эстрадные подмостки помогли ему стать известнейшим в стране пародистом. Но, как говорится, бывших клоунов не бывает! Так или иначе, но скоморохи идут с Александром рядом по жизни.


Александр Песков:
«Сто лет назад на выпускном вечере мы с моим школьным другом Женей Кулешовым дали друг другу слово. Он поклялся мне, что станет офицером Советской армии, а я ему — что непременно выучусь на клоуна. Мы оба выполнили свои обещания».


А почему тебя в артистических кругах называли вечным студентом? Ты же окончил цирковое училище…
Александр:
«Да, окончил. Но заодно и получил титул „самый долгий студент в истории России“. Я поступил в училище в 1979 году, а окончил… в 2001-м. Виной тому — мои травмы. Я не ходил заниматься, а лежал на больничной койке. В 1983 году после неудачного сальто-мортале сломал в двух местах позвоночник — шестой шейный и седьмой грудной позвонки. Что удивительно, моя мама в то же самое время сломала ногу в двух местах. А отец буквально через день после этого нас бросил и ушел жить к другой женщине. Представляешь, в такой момент! И мы, два инвалида, остались в одной квартире. До туалета дойти не могли. Бывало, что и ползали. Когда стало легче (у меня осталась только шея в гипсе), носил маму до туалета и обратно на руках. Иногда бабушка помогала. Так продолжалось целый год. Но мы выжили. А в 1984-м я пошел работать в театр, сыграл пятнадцать ролей, через год у меня родилась дочка Даша, которой сейчас уже двадцать семь лет. Потом ушел на эстраду. Так и вышло, что диплом я получил только двадцать с лишним лет спустя после поступления».

Пьеро со стразами Сваровски – любимец Пескова. Ведь это подарок на память от директора циркового училища Валентины Савиной. Фото: Мигель.
Пьеро со стразами Сваровски – любимец Пескова. Ведь это подарок на память от директора циркового училища Валентины Савиной. Фото: Мигель.

А когда ты решил собирать клоунов?
Александр:
«На самом деле они сами приходят ко мне — мне их дарят на все праздники. Лично я не купил ни одной фигурки. Однажды я попытался приобрести „нового друга“ за деньги. Было это в Венеции, и я увидел потрясающую маску: грустный и веселый клоун „в одном флаконе“. Стоила она довольно дорого — около ста евро. Но ради такой маски мне не было жалко никаких денег. Я уже приготовился достать кошелек, и в этот самый момент в лавчонке появилась дама, которая бросилась мне на шею. Оказалось — жена хозяина магазинчика, русская, переехавшая в Италию. Она была моей преданной поклонницей и, увидев меня в своем магазине, просто сошла с ума от счастья. Эту маску и еще парочку других она всучила мне со словами искренней любви».


Если ты не сам приобретал своих клоунов, значит, есть и такие, к которым ты относишься прохладно?
Александр:
«Это неправда. Для меня ценен и дорог каждый экспонат. Мне сложно относиться к клоунам как к простым фигуркам. Они для меня как члены семьи. Когда мне плохо, я смотрю на них — и настроение поднимается. Иногда с ними разговариваю, делюсь печалями и радостями».

Венецианские маски Пескову подарила хозяйка магазина в знак восхищения его талантом. Фото: Мигель. Макияж: Елена Нефедова.
Венецианские маски Пескову подарила хозяйка магазина в знак восхищения его талантом. Фото: Мигель. Макияж: Елена Нефедова.

У тебя в коллекции имеются персонажи веселые, грустные, иногда даже страшные. А какие из них тебе ближе?
Александр:
«Я по жизни клоун грустный. Но меня в цирковом училище готовили на амплуа красного клоуна. Это тот, который может быть и грустным, и ярким, и рассудительным, и воспитанным, и рыжим».


Есть ли у тебя любимчики?
Александр:
«Да, Пьеро в стразах. Его стоимость не имеет значения. Просто мне его подарила мой любимый директор циркового училища Валентина Михайловна Савина. Я всегда ставлю Пьеро на главные места. Он печальный, но очень обаятельный».


Какой подарок самый дорогой для тебя?
Александр:
«Мне все они дороги. Хотя в моей коллекции есть по-настоящему эксклюзивные вещицы. Например, группа фарфоровых клоунов. Эти фигурки собраны из разных эпох. Есть работы конца XIX и начала прошлого века. Не обошли стороной мою коллекцию и творения мастеров социалистического периода. У нас в стране было время, когда фарфоровые куколки стояли в каждой квартире, есть они и у меня. Еще нравятся древние фавны и сатиры, которых мне привезли из Италии. В греческих и римских легендах сатиры и их двойники — фавны выступали чаще всего как проказники, шуты, пьяницы и развратники. А поскольку у меня в квартире царит стиль Versace, что означает ощущение праздника и роскоши одновременно, они хорошо вписываются в общий стиль».
Я вижу, что с клоунами соседствуют фигурки античных воинов. Как они попали в общую экспозицию?
Александр: «О, это спасибо Саньке, моему любимому актеру! (Речь идет о тезке пародиста, актере Александре Пескове, он известен по сериалам „Бандитский Петербург“, „Псевдоним Албанец“, „Жуков“. — Прим. авт.) Он мне подарил не клоунов, а античных воинов. Красивые фигуры, сосредоточенные лица. Некая противоположность тому, что я собираю. Хотя, может быть, эти античные воины в перерывах между войнами были великолепными клоунами! (Смеется.) Такое ведь могло случиться? Я думаю, могло. В общем, я придумал такую легенду. Поэтому эти парни находятся в коллекции клоунов».

Рыжий клоун с шарами – ручная работа. Фото: Мигель.
Рыжий клоун с шарами – ручная работа. Фото: Мигель.

Как я посмотрю, ты не зацикливаешься только на скульптуре. Есть и живопись…
Александр:
«Я собираю все, что связано с профессией клоуна. Поэтому в коллекции есть и картины. Самая любимая — пастель, на которой изображены четыре клоуна, ее написал итальянский мастер. Удивительная по внутреннему состоянию работа. Очень глубокая. Кстати, одна такая картина находится у меня, вторая висит все у той же Валентины Михайловны в кабинете, над ее головой».


Ты сейчас общаешься с цирковыми?
Александр:
«Конечно! Мои друзья — братья Запашные, Гия Эрадзе. Я очень люблю цирковых. Это очень сильные люди — во всем. Они умеют совершать поступки не только во имя кого-то, но и во имя чего-то. А как они относятся к своим детям! Это не дано обыкновенным людям. Это другая мифология!»

Елочные игрушки в виде милых арлекино Александру преподнесли на Рождество. Фото: Мигель.
Елочные игрушки в виде милых арлекино Александру преподнесли на Рождество. Фото: Мигель.

А ты к своей дочери относишься тоже как цирковой?
Александр:
«Надеюсь. Свою Дашку я просто обожаю!»


Как она смотрит на то, что ее папа собирает клоунов, разговаривает с ними на досуге?
Александр:
«Правильно смотрит, не переживай. Она ведь с детства в шоу-бизнесе. Сейчас является концертным директором группы „Непоседы“. „Татушки“, Топалов, Лазарев — это те дети, которым я раздавал конфеты, когда они были маленькими. Они дружили с моей дочуркой со времен „Непосед“ и дружат до сих пор. Сегодня Даша — великолепный руководитель проекта. Директор Лена Пинджоян считает, что моя дочь — ее правая рука. Я горжусь этим. Хотя Дашка тоже очень хотела выступать, но у нее не получилось».


Дочка пополняет твою коллекцию?
Александр:
«Конечно, но я надеюсь, что когда-нибудь она подарит мне маленького клоуненка по имени Саша Песков. Жду не дождусь этого счастливого момента!»