Дом

Маргарита Суханкина собирает декоративные тарелки

Впрочем, хобби певицы банальным не назовешь — в ее коллекции наблюдается ярко выраженный патриотический уклон.

Впрочем, хобби певицы банальным не назовешь — в ее коллекции наблюдается ярко выраженный патриотический уклон.

30 ноября 2012 22:21
8091
0
Маргарита Суханкина с частью своей коллекции.
Сергей Козловский

Вкакие только отдаленные уголки России не забрасывала Маргариту гастрольная жизнь! Тольятти, Чебоксары, Таймыр, Петропавловск-Камчатский… Кроме того, она открыла для себя ряд глубоко провинциальных городков. Многие ли граждане знают о существовании Ноябрьска, Хлынова, Надыма? А вот Суханкина там побывала, доказательством чему служат одноименные экземпляры в ее коллекции декоративных тарелок. По ней, без преувеличения, можно изучать географию родной страны.


Маргарита, тарелки привозит из поездок каждый второй человек. Не слишком оригинальное для звезды увлечение…
Маргарита Суханкина
: «Хобби — это прежде всего то, что тебе по душе, и статусность, престижность здесь роли не играют. Лично мне тарелки напоминают о тех местах, где я побывала, об интересных людях. Все это я очень ценю».


У вас практически вся кухня по периметру увешана тарелками. Давно ли началось увлечение подобными сувенирами?
Маргарита:
«Первую тарелку я получила в подарок где-то в начале восьмидесятых. Я была солисткой Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения, и наш музыкальный коллектив периодически выезжал за границу. Однажды нас пригласили в Японию. Там мне и подарили красивую тарелочку — черную, с золотым покрытием в двадцать четыре карата. Она лежала в коробке довольно долго, и я вспомнила о ней лишь тогда, когда у меня сама собой начала набираться коллекция. Поначалу ведь покупаешь тарелки на память, не придавая им особого значения, а потом вдруг осознаешь, что они к тебе „приходят“ не случайно».

У Суханкиной более двухсот декоративных тарелок. Фото: Сергей Козловский.
У Суханкиной более двухсот декоративных тарелок. Фото: Сергей Козловский.

Какой город, пополнивший вашу коллекцию, больше всего запомнился?
Маргарита:
«Ой, одного-единственного нет. К тому же тарелки не всегда привязаны к городам, на некоторых есть названия крупных регионов. К примеру, Курилы. Это просто край света. Нас позвали выступить в одном совхозе, в котором заготавливают рыбу, икру и так далее. Сначала был перелет, потом нас триста километров везли на машинах по жутким дорогам. Мы сильно опоздали, к тому же безумно устали. Видим — народ уже собрался на центральной площади. И тут к нам подходит организатор мероприятия и говорит: „Люди просили передать: отдохните, если вам нужно, они готовы подождать“. Замечено: чем дальше от Москвы ты уезжаешь, тем радушнее тебя встречают. Конечно же, мы сразу переоделись и выступили. А потом нас кормили красной икрой — ложками! Свежее и вкуснее икры не ела. Я вообще только хорошее в основном запоминаю, а мои тарелочки пробуждают эти образы в памяти. Казань, Питер, Тольятти, Самара, Екатеринбург — в этих городах мы чаще всего бываем, и там нас особенно ждут».


Это позитивные воспоминания. А негативные впечатления были?
Маргарита:
«Вот эта тарелка с металлическим напылением — из Норильска. Страшное место! Когда я туда прилетела, был конец зимы. Серые здания, грязь, высохшие деревья, везде лежит снег красно-черного цвета, потому что выпадают осадки с ядовитыми заводскими реагентами… У меня было ощущение, что я попала в зону из „Сталкера“. Мало того, пока мы добирались до гостиницы, не увидели на улицах ни одного человека, все как будто вымерло. К слову, мы приехали на концерт в честь Дня города… Как ни странно, люди пришли на празднование, веселились, танцевали. Но все равно остался мрачноватый осадок».

Гастролирует Суханкина в основном по России. Фото: Сергей Козловский.
Гастролирует Суханкина в основном по России. Фото: Сергей Козловский.

Говорят, разбить тарелку — это к счастью. Как вы относитесь к подобной примете?
Маргарита:
«Да со смехом. Правда, чаще всего „везло“ почему-то моему папе (родители живут со мной в загородном доме). Ранним утром слышу — дзынь, бах-тарарах! Спускаюсь — папа осколки собирает. И так несколько раз. Хорошо хоть не на голову они ему падали. Наверное, крепеж был плохой. Я к таким потерям отношусь спокойно. Мы ведь часто ездим в одни и те же города, так что обновить запасы ничего не стоит. Отличный выход — покупать небьющиеся тарелки. Например, вот берестяная из Ноябрьска — очень уютного уральского городка».


Смотрю, у вас много красивых экземпляров с храмами. С чем связан интерес к этой теме?
Маргарита:
«Вообще-то я православный человек, и христианство для меня много значит. Наша религия проповедует терпимость и любовь к ближнему, что мне близко. И потом, церкви — это красиво. Посмотришь на них — и на душе светлее становится. И главное, у каждого храма свой колорит. Чисто русский — у тарелочки из Троице-Сергиевой лавры, а у трех экспонатов из Германии — нечто другое. Густым синим цветом они отдаленно напоминают гжель, но все равно чувствуется в них что-то зарубежное, с ноткой ретро».


Сами приобретаете что-то новое в коллекцию или принимаете тематические подарки?
Маргарита:
«Мне нравится самой покупать. Это ведь мои личные маршруты. Но иногда что-то и дарят. Вот, к примеру, экземпляр из Праги от поклонника моего творчества. Иногда бывает, что мне преподносят тарелки, которые у меня уже есть. В таких случаях я либо передариваю их, либо храню в коробочке, чтобы при случае обменяться с каким-нибудь коллекционером».

Коллекция Суханкиной началась с японского подарка. Фото: Сергей Козловский.
Коллекция Суханкиной началась с японского подарка. Фото: Сергей Козловский.

Есть ли у вас любимый экземпляр?
Маргарита:
«Пожалуй, нет. Хотя некоторые тарелки я, несомненно, выделяю. Мне очень нравится, когда тарелка необычная — с фактурой или лепниной, из бересты или из материала под кожу. Например, вот эта тарелка бирюзового цвета с двойным ободком из ракушек, я привезла ее из Алушты. Правда, создает настроение? Теплое море, песчаный пляж, сразу хочется лета. Или забавная тарелочка с выпуклыми котом и вороной, героями одного мультфильма. Она из Воронежа. Этих персонажей воронежцы почему-то очень любят. У меня есть несколько тарелок-часов, они тоже симпатичные».


У вас около двухсот экспонатов, и большая их часть — отечественные. А почему зарубежье представлено так скромно?
Маргарита:
«Потому что гастролируем мы в основном по России. За границу едем, только если кто-то приглашает выступить на частной вечеринке. Наш коллектив побывал в Италии, Эстонии, Латвии, на Кипре, даже в Америке. Кстати, тарелка из Нью-Йорка своим внешним видом перекликается с моим первым экспонатом из Японии. Такая же черная, блестящая, с золотым ободком. От Нью-Йорка у меня осталось странное впечатление. Такое ощущение было, что мы попали в Советский Союз. Может, за счет специфической гостиницы, в которой нас поселили: похоже, там не проводили ремонт с семидесятых годов, не меняли мебель, сантехнику. Есть у меня тарелки с Мальдив, где я неоднократно отдыхала. Но могу сказать одно: самые лучшие, интересные тарелки я находила в России. Жаль только, что не во всех местах выпускается сувенирная продукция. Как-то раз мы отправились по приглашению крупнейшей газовой компании на остров Монерон. Он находится недалеко от Сахалина, в пограничной зоне. И нашим клиентам вздумалось устроить на этом острове вечеринку. Как мы туда добирались… Самолетом, пароходом, потом еще на катере. Тюлени мимо проплывали. Мы промокли насквозь на обратном пути. Может, и к лучшему, что обошлась без тарелки на память. Очень уж экстремальным путешествие оказалось».

Певице очень нравится в гостеприимной Самаре. Фото: Сергей Козловский.
Певице очень нравится в гостеприимной Самаре. Фото: Сергей Козловский.

Кроме тарелок вы собираете магниты, колокольчики, шары, ракушки. Значит ли это, что основная коллекция вам уже наскучила?
Маргарита:
«Если следовать хронологии, то первыми я начала собирать магниты, а за ними потянулось все остальное. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы параллельно существовали разные коллекции. В каждой есть свои важные и приятные для меня нюансы. Как говорится, аппетит приходит во время еды».