Дом

Наталия Гулькина рассказала о «туфельном» хобби

У экс-солистки группы «Мираж» немного сказочное увлечение — певица уже много лет коллекционирует сувенирную обувь.

У экс-солистки группы «Мираж» немного сказочное увлечение — певица уже много лет коллекционирует сувенирную обувь. А начиналось все с голубой пинеточки из фарфора…

15 августа 2012 21:33
7502
0
Наталия Гулькина.
Владимир Чистяков

После жизненных неурядиц каждый восстанавливается по-своему. И не последнюю роль в этом процессе играет хобби. Оно является своеобразным убежищем, где человек вновь обретает силы двигаться дальше, обновленный и окрыленный. Для Наталии таким отдохновением служит ее уникальная коллекция сувенирной обуви. Чего здесь только нет! Изысканные модели, забавные, этнические, исторические и современные, крохотные и почти нормального «человеческого» размера, стеклянные, фарфоровые, кожаные… Эти туфельки выглядят на редкость гармонично в своем хаотическом очаровании. Пестрое собрание «прописалось» в студии певицы на шести широких стеллажах, постепенно оккупируя стоящую вблизи мебель: шкафы, полки и тумбочки. В общем, оно растет и развивается — на радость своей хозяйке.


Наталия, давайте я попробую угадать: вашей любимой сказкой была «Золушка»?

Наталия Гулькина: «Она мне нравилась, конечно, но не до такой степени, чтобы сподвигнуть на коллекционирование туфелек. Вы ведь на это намекаете? Нет, началось все с того, что тетя привезла мне из-за границы голубую пинеточку из фарфора. Именно она подала мне идею собирать туфельки — это ведь красиво, необычно. А было мне тогда лет двенадцать… Постепенно я втянулась, с тех пор верна своему увлечению. Кроме туфелек здесь много другой обуви: башмачки, кроссовки, сапожки, пуанты и так далее. В общем, все, что можно носить на ногах».


Есть среди этого изобилия экспонат, доставшийся вам с боем?
Наталия: «Да, серебристо-серый сапожок с разноцветными стразами из Амстердама. Мы прогуливались с подругой и вдруг в одной из витрин увидели его. Сапожок мне сразу понравился, но магазин был закрыт. Два часа мы ждали, и вот наконец пришла его хозяйка. Поначалу она категорически отказывалась продавать нам сапожок. Дело в том, что она торговала газетами, журналами и всякой мелочью, а этот „арт-объект“ выполнял просто декоративную функцию. Уж мы и так, и эдак ее уламывали. В итоге после долгих уговоров она согласилась уступить нам его за пятьдесят марок — не задаром, мягко говоря».


В какой стране легче всего пополнять коллекцию?
Наталия:
«Наверное, в Голландии. Оттуда я привезла пару десятков интересных экземпляров. Это вообще страна деревянных башмачков. Там у одной сувенирной лавки стоит огромный красный башмак, раз в пять больше меня. В него все залезают, как в лодку, и фотографируются. У меня тоже есть такой снимок».

В коллекции певицы - более двухсот экземпляров. Фото: Владимир Чистяков.
В коллекции певицы - более двухсот экземпляров. Фото: Владимир Чистяков.

Состоите ли вы в сообществе по интересам, читаете какой-нибудь тематический форум в Интернете, изучаете каталоги?
Наталия:
«Нет, я не знаю других людей с подобным интересом. А каталог однажды купила во Франции. Не помню уж, в каком городе, мое внимание привлекли оригинальные туфельки — шелк, ленты, цветы, банты. Вычурные такие — и много, весь прилавок уставлен. У меня просто глаза разбежались, захотелось все их скупить. Но цена меня отрезвила — от сорока евро и выше. Оказывается, это специальная коллекция обуви, которую носили коронованные особы прошлых веков: бальные туфли, тапочки, что-то для повседневной жизни. Красота неземная, но дороговато. Я могу позволить себе купить за один раз две-три пары. И как же меня обрадовало то, что подробный перечень этой прелести есть в специальном каталоге, заказы можно делать через Интернет, то есть не спуская на все понравившиеся модели сразу круглую сумму. Так что компромисс между страстью и здравым смыслом был найден».


В любом случае разорение на этом увлечении вам не грозит…
Наталия:
«Да, в основном туфельки стоят вполне приемлемо. У меня из дорогих приобретений только обувь королей и еще башмачки из чистого серебра. А большинство покупалось в аэропортах, московских сетевых магазинах, киосках, где продают прессу, сувенирных лавках… Вот яркий казачок из Лас-Вегаса, унты из Сибири, валенки из Санкт-Петербурга, туфелька из гжели и лапти из бересты из российской глубинки».


А как поступаете, если вам дарят башмачок, который у вас уже есть?
Наталия:
«Такое случается нечасто, но если происходит подобное совпадение — просто ставлю их в пару».


Многие ваши туфельки украшены стразами и выглядят так нарядно… Любите все, что блестит?
Наталия:
«Да, обожаю. Мне нравится не только декоративная обувь со стразами, но и обычная — вернее, ее концертный яркий вариант. У меня какая-то „камушковая“ болезнь! (Смеется.) Иногда я сама приклеиваю разные блестки к своим туфлям для выступлений, совершенствую их. Мне кажется, в таком виде они поднимают настроение и радуют глаз. Впрочем, как и вся моя коллекция».

Французскую обувь различных эпох Гулькина заказывает по специальному каталогу. Фото: Владимир Чистяков.
Французскую обувь различных эпох Гулькина заказывает по специальному каталогу. Фото: Владимир Чистяков.

А имеются у вас какие-нибудь особенные экземпляры?
Наталия:
«Есть французская туфелька-брошка, которая прикалывается на булавке к одежде. А вот этот большой глиняный башмак может служить пепельницей. Первый раз я увидела его у двоюродной сестры на столе. Так удивилась! Что за вандализм, говорю, ботинок на столе! А она со смехом объяснила мне ситуацию. В итоге я у сестры пепельницу „заиграла“, хотя сама не курю, и она заняла место на моей полочке. Рядом с ней, как вы видите, аналогичные грубые башмаки — вместе они выглядят органично и самобытно. Кстати, эти башмаки позиционировались при продаже как цветочные горшки. В одном из них у меня даже кактус рос, потом, правда, завял. Еще у меня есть совершенно уникальные туфельки: флакон для духов, шкатулка, которую не так-то просто открыть, чайничек, бокал. Верхом фантазии, как мне кажется, является туфелька-радио. Она реально ловит волны и настраивается на нужные частоты».


Как близкие относятся к вашему «туфельному» хобби?
Наталия:
«С юмором и одобрением. Дочка подарила мне два симпатичных башмачка из Болгарии. Кстати, Яна тоже заразилась от меня страстью к коллекционированию — она собирает стеклянные шары из разных стран».


Вряд ли в вашем собрании может появиться принципиально новый экземпляр, ведь так?
Наталия:
«Ну почему же? Если отойти от „кукольного“ размера обуви… Недавно в торговом центре видела сапог-торшер — кожаный, со шнуровкой, сверху лампа. Огромный, коричневого цвета, совершенно не вписывается в мой интерьер, а главное — стоит восемьдесят тысяч рублей! (Смеется.) Я не готова расстаться с такой суммой во имя оригинальности. Да и не нужна мне эта лампа».
Никогда не было желания «поставить на паузу» свою коллекцию и переключиться на что-то другое?
Наталия: «Нет, ну что вы! Сувенирная обувь — всегда разная. Она хранит воспоминания о местах, где я побывала, и о людях, которые делали мне подарки. И потом, кому из нас не хочется увезти из чужой страны что-либо на память? Заметила, стоит мне оказаться в каком-нибудь магазинчике, я сразу ищу глазами маленькие башмачки. Думаю, этим все сказано».