Архив

Кино ищет новых Матроскиных

Питомец — телезвезда

Виктор Зуйков — опытный дрессировщик, руководитель студии «Мосфильм-КИНОлогия». Об усатых-хвостатых знает очень много…

3 марта 2011 19:09
3182
0

Между кошатниками и собачниками идет вечный спор: какое животное лучше да умнее.

— Как, наверное, любое противопоставление, этот спор достаточно нелеп, — считает Виктор Зуйков. — И те и другие животные весьма умны. Но взаимодействовать с кошками на порядок сложнее, чем с собаками. Стоит один раз напугать кошку — и все, контакт может быть потерян навсегда. Поэтому эпизоды фильмов, где артист должен вполне банально прогнать кошку, надо снимать только с одного дубля — второй раз мурка уже не подойдет. К сожалению, не все режиссеры это понимают.

Дрессировщик вспоминает съемки в фильма «Азирис нуна», где самый знаменитый наш кот-актер Кузя помогает двум мальчишкам бороться с ожившей мумией фараона, которую играет Александр Филиппенко. Первый раз все прошло нормально, как положено по сценарию, кот прошел по полкам музея и столкнул на голову мумии огнетушитель. Однако режиссер захотел снять еще пару дублей. Кузя же посчитал, что повторять «проходку» надо, поскольку сделал что-то не то. И пять дублей он аккуратно протискивался, не задевая огнетушитель. Пришлось при очередном кошачьем «дефиле» дергать баллон за ниточку.

— Кошки настолько сообразительные существа, что работают только за лакомство, — говорит дрессировщица Алена Васильева. — Как люди или собаки — за идею или хотя бы игрушку — они даже хвостом не шевельнут. Остается снимать только сцены сна и ленивого лежания.

Так в фильме «Путешествие во влюбленность» тот же Кузя должен был играть сам себя — редкий случай, когда сценарий был специально написан под хвостатого актера. Актриса Юлия Куварзина играет аппетитную и щедрую толстушку, которая считает, что ее подруга недокармливает своего питомца, и при каждом удобном случае подсовывает ему что-то вкусненькое. Юлия с Кузей должны были с разных сторон есть огромный бутерброд, напичканный мясной вкуснятиной.

— На первом дубле Кузя играл великолепно и с жадностью вцепился в свою половину, — вспоминает Алена. — На втором лишь подергал колбасу. На третьем лениво облизнулся. А потом, как его ни уговаривали, отказался, заметив, что фигура важнее.

— Я ценю кошек за то, что они, как истинные артисты, всегда следуют своей натуре, — улыбается Зуйков, тормоша стоически спокойного Кузю. — Но найти среди матроскиных кинозвезду, которая бы спокойно относилась к софитам, калейдоскопу новых лиц вокруг и шуму, очень сложно.