Дом

Шах белокаменной

Старинную настольную игру включили в программу военного обучения

А не сыграть ли нам партию в шахматы? Замечательная восточная забава пользуется популярностью среди москвичей на протяжении многих веков. Еще в давние времена здесь устраивали различные турниры, а теперь старинную настольную игру включили в программу военного обучения.

29 сентября 2011 19:03
2617
0

Судя по археологическим находкам, русским шахматам стукнуло уже около тысячи лет. Самые древние фигурки для этой игры, изготовленные нашими предками и обнаруженные при раскопках, датируются XI-XIII в. в. Впрочем, документально подтвержденный московский «стаж» поменьше: самые «пожилые» пешки-кони-ферзи, выкопанные из культурного слоя на территории города, специалисты относят к XIV-XV столетию.

Посидеть на досуге за доской, расчерченной черно-белыми клетками, в старину любили представители самых разных сословий — и дворяне, и мещане, и ремесленники… Даже в былинах и сказаниях о русских богатырях неоднократно встречается упоминание игры в шахматы. Царям такое «хобби» тоже было знакомо. Из документальных источников известно, что заядлым шахматистом был, например, Иван Грозный. А государь Петр I и вовсе прикипел к игре так, что даже во время военных походов возил с собой специальный портативный набор с мягкими (чтобы не ломались и не гремели в дороге) шахматницами, изготовленными из кожи.

Хотя справедливости ради следует отметить: бывали времена, когда шахматы у нас хотели поставить вне закона. В Средние века эта игра неоднократно подвергалась церковной обструкции, священники даже публично объявляли ее — наряду с игрой в кости — «бесовским наваждением» и пытались запретить. Последние такие попытки предпринимались еще в XVII в., но в итоге шахматы «извести» все-таки не удалось. А иностранные гости, посещавшие нашу страну, дружно отмечали шахматные таланты здешних жителей. «Русские слывут большими искусниками в шахматах, — писал в своих заметках англичанин У. Кокс, посетивший Россию в 1772 г. — Шахматы настолько распространены в России, что во время нашего пребывания в Москве мне почти не приходилось бывать в обществе, где бы гости не были заняты этим развлечением. И даже проходя по улицам, я часто наблюдал торговцев и простых людей за этой игрой перед дверьми их лавок и домов».

С первой половины позапрошлого века начали печатать книги по шахматной тематике на русском языке, однако в то же время эта игра приобретает отчасти элитарный, «интеллигентский» характер: она все реже встречается в быту простых ремесленников, а в благополучной чиновничьей среде вытесняется «карточной забавой».

В основном в шахматы играли теперь на частных квартирах, где специально для этого собирались любители. Другим популярным местом шахматных поединков стали в середине XIX столетия некоторые московские и петербургские рестораны, хозяева которых специально устанавливали для гостей шахматные столики (в подобной обстановке не прочь были между делом сыграть партию-другую представители артистических, литературных кругов). Лишь в 1877 г. появилось особое, чисто шахматное место: в Белокаменной энтузиасты во главе с молодым преподавателем музыки А. Соловцовым организовали московский шахматный кружок, получивший официальное название «Общество любителей шахматной игры». Отдельную комнату для него в доме 7/2 на Театральной площади (по соседству с нынешним выходом из метро) предоставил арендовавший эти помещения Артистический клуб. Позднее, с 1890 по 1902 гг., шахматный кружок перекочевал «под крыло» Московского собрания врачей, в дом барона Шеппинга на Большой Дмитровке (это двухэтажный особняк во дворе дома № 32).

Театральная площадь, дом 7/2. Здесь когда-то открылся московский шахматный кружок.
Театральная площадь, дом 7/2. Здесь когда-то открылся московский шахматный кружок.

В кружок регулярно приезжал из Петербурга известный русский мастер игры Михаил Чигорин, оказывавший большую поддержку развитию новой спортивной корпорации, которая сразу же стала проявлять бурную деятельность. Именно благодаря активистам московского шахматного кружка позднее были организованы два первых всероссийских турнира. А в «местных» турнирах впервые появился на публике будущий русский чемпион мира Александр Алехин. Ради более широкой пропаганды своей любимой игры «кружковцы» смогли добиться появления регулярных публикаций на эту тему в периодических изданиях (в 1882 г. в Москве даже выходил специальный «Шахматный журнал», позднее, вплоть до 1910-го, — журнал «Шахматное обозрение», а с 1913 по 1916 гг. — «Шахматный вестник», изданием которого занимался брат будущего мирового чемпиона Алексей Алехин).

За шахматным столом А. Алехин и Х. Капабланка.
За шахматным столом А. Алехин и Х. Капабланка.

Москва шахматная постепенно стала выходить и на международную арену. В 1866 г., например, считавшийся тогда самым сильным игроком в городе А. Дроздов успешно сразился в нескольких партиях с известным в Европе немецким мастером Ф. Гиршфельдом. А в 1896−97 гг. Златоглавая была выбрана местом проведения матча-реванша за мировое первенство между знаменитыми гроссмейстерами В. Стейницем и Э. Ласкером (их поединки происходили в большом зале уже упомянутого дома Шеппинга).

Московский шахматный кружок не пережил суровых лет Первой мировой войны — его деятельность прекратилась в 1916-м. Но после революции шахматная жизнь столицы вновь оживилась. Несмотря на разруху, голод, суровые условия «военного коммунизма», на стыке 1919−20 гг. был даже проведен турнир сильнейших шахматистов города, который стали считать первым советским шахматным чемпионатом Москвы.

А вскоре случилось совершенно невероятное событие: организация «Всеобуч» (она занималась в молодой советской республике организацией всеобщего военного обучения) включила шахматы в программу обязательной допризывной учебы молодежи! Благодаря этому по воле «сверху» повсеместно стали организовываться шахматные кружки, проводиться турниры, в столице открыли шахматный клуб, а в журнале «К новой армии» появился шахматный раздел… Разгадка данного парадокса проста: свой «административный ресурс» использовал тогдашний комиссар Главного управления Всеобуча А. Ильин-Женевский, который сам был большим любителем шахматной игры. Уже в октябре 1920 г. Всеобуч организовал в Московском шахматном клубе (он занимал помещения в доме № 7/5 по Большой Дмитровке) Всероссийскую шахматную олимпиаду — это первый за всю мировую историю шахмат случай, когда соревнования были проведены государственной, а не общественной организацией. По итогам соревнований первым чемпионом страны стал гроссмейстер А. Алехин.

Шахматы продолжали пользоваться поддержкой на самых верхах государства и позднее. В начале зимы 1925 г. в роскошном зале гостиницы «Метрополь» (тогда она называлась по-другому: 2-й Дом Советов) провели первый Московский международный шахматный турнир. Это было вообще одно из первых масштабных мероприятий с привлечением иностранных гостей, которое состоялось в большевистской России. Средства на организацию турнира и на гонорары зарубежным шахматным гениям выделило советское правительство. И немалые: ведь в красную Москву тогда приехали многие звезды первой величины: чемпион мира Х. Капабланка, экс-чемпион Э. Ласкер, семеро международных гроссмейстеров… Игры турнира пользовались большой популярностью: сотни болельщиков, не сумевших купить места в зале, толпились у подъезда, жадно ловя информацию о каждом следующем ходе, сделанном в очередной партии.

Победу в этом «коммерческом» турнире одержал советский шахматист Е. Боголюбов, и такое, пусть и неофициальное достижение послужило толчком к возникновению в стране настоящей «шахматной лихорадки»: по всему СССР, в больших и малых городах, в поселках рабочие, студенты, школьники валом повалили в шахматные кружки и секции. Древняя «игра мудрецов» на долгие годы стала одной из самых популярных в стране.