Мода

Царская мода: Мария Александровна любила туфли

Жена Александра II стала одной из первых русских императриц, начавших уделять огромное внимание обуви. Эта деталь туалета стала считаться визиткой карточкой любой светской дамы.

Жена Александра II стала одной из первых русских императриц, начавших уделять огромное внимание обуви. Эта деталь туалета стала считаться визиткой карточкой любой светской дамы.

28 мая 2013 22:25
9409
0
Мария Александровна. Портрет Франца Винтерхальтера, 1857 г. (Эрмитаж). Фото: ru.wikipedia.org.

Бережливая под Красным Крестом
Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария Гессенеская — императрица Мария Александровна, жена Александра II


Начало ее «русской биографии» было воистину восхитительным. Переехавшая из маленького замка Хейленберг в Петербург принцесса сразу попала в ослепительную роскошь императорского Двора. На первом же официальном приеме она была одета в «голубого цвета шлейф, весь вышитый серебром, и белый шелковый сарафан, перед которого тоже был вышит серебром, а вместо пуговиц нашиты были бриллианты с рубинами».
«Она всю жизнь сохранила эту молодую наружность, так что в 40 лет ее можно было принять за женщину лет тридцати. Несмотря на высокий рост и стройность, она была такая худенькая и хрупкая, что не производила на первый взгляд впечатления красавицы; но она была необычайно изящна — тем совершенно особым изяществом, какое можно найти на старых немецких картинах, в мадоннах Альбрехта Дюрера, соединяющих некоторую строгость и сухость форм со своеобразной грацией в движениях и позе,» — писала позднее фрейлина Анна Тютчева.
Известный в высшем обществе поэт-князь П. А. Вяземский посвятил государыне несколько своих стихотворений, в одном из них, написанном осенью 1865 г., есть такие строки:
«Льстецом не назовет меня родная Русь.
Нет, прелести двойной я честно повинуюсь:
Царицей русскою как русский я горжусь
И милой женщиной я как поэт любуюсь».
Современники отмечали, что государыня всегда одевалась очень элегантно и при этом, будучи уже в зрелом возрасте, отдавала предпочтение нарядам темного цвета.

Платье-неглиже Марии Александровны. Фото: Александр Добровольский.
Платье-неглиже Марии Александровны. Фото: Александр Добровольский.

Немалое внимание государыня, как впрочем и «простые» представительницы высшего света, уделяла обуви. Ведь в ту пору туфли являлись едва ли не основной «визитной карточкой» дамы. «Порядочную женщину скорее можно узнать по красиво обутой ноге, нежели по богатому платью, — писал журнал „Мода. Журнал для светских людей“ в 1852 г. — К домашнему наряду, из фулярового платья и вышитого кисейного чепчика, необходимы тонкие чулки с прошивками, и башмаки, отороченные узеньким черным кружевом, с бантиками из лент. При тафтяных платьях днем носят красивые ботинки, а вечером атласные башмаки с бантами и тонкие чулки, гладкие или ажурные. На балах видны иногда белые атласные башмаки, а при визитном костюме цветные, но черные гораздо лучше, потому что их можно надевать со всяким платьем». На протяжении многих лет обувь для Ее Величества поступала от фирмы «Оклер», которая в 1869 г. удостоилась почетного звания поставщика Высочайшего Двора.
(Кроме «фирменной» обуви всякой уважающей себя даме требовался, — если она собралась куда-то выехать из дома, — еще один очень важный тогда элемент туалета: маленький складной зонтик, называемый «маркиза». «Зонтики ныне носят небольшие, со складною ручкою, с фестончатыми оборками по краям и с большими бантами из лент сверху, откуда висят длинные концы… Мода требует непременно, чтобы зонтик был со складною ручкою — это неизбежно… Самые изящные зонтики покрываются еще кружевами — черными или белыми, и оборки делаются из таких же кружев.» («Мода. Журнал для светских людей» 1856 г.)

Мария Александровна. Фото: архив ГАРФ.
Мария Александровна. Фото: архив ГАРФ.

Справедливости ради следует отметить, что в более поздние годы супруга «царя-освободителя» отличалась чрезвычайной бережливостью и экономностью. Во многом это объяснялось тем, что государыня большие средства тратила на благотворительность Ею были основаны многочисленные приюты, богадельни и пансионы. Именно Мария Александровна открыла первое в России отделение Красного Креста, на расширение деятельности которого во время Русско-Турецкой войны 1877−1878 г. г. она израсходовала очень крупные суммы. Отдавая все сбережения на пользу раненых, больных, солдатских вдов и сирот, Ее Величество даже отказывалась в этот период шить себе новые платья. А в качестве презента мужу-победителю, вернувшемуся в столицу после успешного окончания войны с турками, царица преподнесла всего лишь скромный кожаный портсигар, поскольку уверена была, что не может тратить на подарки больших денег, столь необходимых для благотворительности.
В числе других «общественных обязанностей» государыни следует отметить ее «шефство» над Императорским фарфоровым заводом. Руководствуясь личными вкусами, она мало обращала внимание на художественные перспективы этого предприятия. Зато Марии Александровне очень нравились работы немецкого скульптора Августа Шписа, который с ее подачи получил должность главного модельмейстера завода и стал автором большинства скульптурных моделей, исполненных на этом предприятии в середине XIX в. Среди наиболее типичных произведений Шписа — фарфоровые фигурки детей, амуров, маленьких цветочниц…
Развлечения на досуге были у Марии Александровны вполне традиционные для представительницы высшего света. Рисунки и записи в альбомах, чтение, музыка. («Вечером у императрицы был музыкальный вечер. Играли только классическую музыку: трио Вебера и септет Бетховена. — записала в дневнике фрейлина Анна Тютчева. — Императрица хотела устроить себе маленький праздник и пригласила на этот вечер только таких лиц, относительно которых она была уверена, что они не будут скучать. Поэтому количество избранных было очень невелико…») Кроме того Ее Величество любила так называемые салонные игры — шарады, буриме, экспромты, эпиграммы, надписи к живым картинкам… Государыня ценила живопись, и стены ее личного кабинета в Зимнем дворце (который использовался также в качестве гостиной для приема личных гостей) украшали полотна знаменитых художников — «Святой Георгий» и «Мадонна Альба» Рафаэля,"Мадонна Литта" Леонардо да Винчи…
Последний период жизни Марии Александровны оказался весьма мрачным Начало ему положила смерть в 1865 г. любимого старшего сына — цесаревича Николая. А вслед за тем императрица узнала о романе своего мужа Александра II с молодой княгиней Екатериной Долгорукой… Столь тяжелые удары судьбы привели к тому, что Ее Величество потеряла всякий интерес к жизни. Даже удачная женитьба второго сына и появление очаровательных внуков не смогли стать для этой женщины лучиками счастья. Здоровье царицы все больше подтачивали болезни, и в возрасте всего 56 лет она скончалась.