Дом

«Изразец» всея Руси

Сейчас нам куда привычнее пользоваться импортное обозначение «кафель». А ведь в течение многих веков на Руси в ходу было иное слово. «Изразец». По сути своей — элементарная вещь: пластинка из обожженной глины, покрытая рельефным рисунком или цветной глазурью. Однако наши предки создавали при помощи изразцов настоящие шедевры.

6 октября 2011 20:51
3657
0
Геннадий Черкасов

Как нам не потерять прородителя кафеля



«Изразец» — это древний кафель, который мы потеряли. Импортным слово не просто вошло в нашу жизнь, оно отменило то, чем мы по праву могли бы гордиться. Ведь в течение многих веков на Руси в ходу было иное слово. «Изразец»: пластинка из обожженной глины, покрытая рельефным рисунком или цветной глазурью. Однако наши предки создавали при помощи изразцов настоящие шедевры. Не во многих странах можно увидеть постройки, столь изыскано, а порой и роскошно отделанные изразцовыми вставками.



Трава-мурова для «муравьиного» изразца


Производство керамических элементов для украшения фасадов зданий и церквей, печей (а потом и каминов) считалось одним из наиболее самобытных русских художественных ремесел. Оно прошло у нас три этапа. Сперва гончары приноровились делать так называемые красные изразцы — керамические пластинки с рельефными узорами. Их изготавливали с помощью вырезанных из дерева форм, которые плотно набивали глиняной массой. (Такая керамика в Средние века стала для строителей удобной заменой гораздо более трудоемкой резьбе по камню.) Позднее появилась иная разновидность — поливные «муравленые» изразцы. На их наружную поверхность наносился слой особого «стеклянного» раствора, который давал после обжига зеленое глянцевое покрытие, благодаря которому эти изразцы и получили свое название (вспомните былинное русское выражение «трава-мурава»). Но «эпоха зеленого царства» оказалась сравнительно недолгой.
Уже в начале XVII в. русские мастера освоили производство многоцветных (так называемых ценинных) изразцов. Технология их изготовления распространилась у нас благодаря настоятелю Иверского монастыря на Валдае Никону. Он пригласил для украшения построек белорусских гончаров, бежавших на Русь от литовцев. Братья-славяне знали, как приготовить «поливу», которая после обжига дает эмаль белого, синего, желтого и зелено-бирюзового цветов, от них это умение переняли русские ученики.
Из числа наших изразечников особую известность заслужил мастер Степан «по прозванию Полубес». Считается, что именно он стал создателем совершенно оригинального вида ценинных изразцов, которые получили специальное название: «павлинье око» (многоцветный узор на этих пластинках напоминал глаз, «нарисованный» на конце каждого пера в хвосте павлина).



Монастырь — заказчик красоты

В Москве впервые разноцветной поливной керамикой украсили храм Троицы в Никитниках, который строился с 1635 г. А начиная с 1670-х в Гончарной слободе города было освоено массовое производство таких декоративных элементов. Изразцовых шедевров в архитектуре столицы сохранилось немало — Покровский собор в Измайлове, церковь Григория Неокессарийского на Большой Полянке, Старый Монетный двор на Никольской, трапезная храма Успения Богородицы в Гончарах… Однако самым уникальным, не имеющим аналогов является так называемый Крутицкий теремок.
В конце XVII в. на берегу Москвы-реки неподалеку от Новоспасского монастыря был возведен комплекс церквей и палат для Крутицкого архиерейского подворья. Практически во всех постройках здесь использованы в качестве декоративных элементов поливные изразцы, но одно из зданий все-таки выделяется в этом ряду. Зодчий Осип Старцев построил над парадным входом — Святыми воротами теремок, который сверху донизу, включая многочисленные украшения — фронтоны, карнизы, декоративные колонки, наличники, — покрыл сплошным ковром изразцов! Ничего подобного ни у нас, ни в других европейских странах не встретишь.
Кроме Первопрестольной можно назвать немало городов российских, где стоят интересные постройки, украшенные изразцами: Ярославль, Рязань, Тотьма, Кострома, Великий Устюг, Вологда, Сольвычегодск… Богатейшие изразцовые наряды получил соборный комплекс Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой. Растительный и геометрический орнамент, изображения шестикрылых Серафимов (созданием всего этого богатого убранства занимался упомянутый уже Степан Полубес). Обилие поливной керамики в отделке Воскресенского храма, колокольни, скита патриарха Никона потребовало от создателей монастырского ансамбля организации в этих местах специальных изразцовых мастерских, которые продолжали работать и много лет спустя, прославившись на всю страну.



Химия-алхимия

Работа по созданию цветных изразцов требует знания многих профессиональных секретов. Хотя с точки зрения химиков процесс вполне понятен: состав на основе окиси кобальта дает, например, при нагреве эмаль синего цвета, окись меди «уводит» в зелень… Однако во время работы важны нюансы. Каждая дополнительная минута обжига, каждый лишний градус могут значительно поменять оттенок цвета на изразце. А уж исходный материал — цветные камушки-голыши, которые древние ремесленники находили по берегам рек, а потом дробили-перетирали в порошок, — и вовсе сплошная загадка. Какие именно камни выбирать, по каким признакам?
Очень важна и местная специфика минералов — той же глины, из которой формуют изразцы. Например, ее химический состав в среднеазиатских государствах сильно отличается от той «глинки», которой пользовались мастера с европейской территории России. В итоге оказалось: если не предпринимать дополнительных ухищрений, на «азиатских» глиняных пластинках лучше держатся поливы, дающие сочные синий и голубой цвета, а нашим керамистам местная глина предопределила больше работать с зеленой гаммой.



Печка русская, изразцовая

В России на протяжении нескольких веков существовала мода на использование нарядных керамических пластинок для отделки печей.
Рассматривая сохранившиеся печные изразцы XVII в., можно увидеть самые разные узоры — изображения батальных сцен, геральдических двуглавых орлов, сказочных грифонов… Неугомонный царь-ремесленник Петр Первый нашел время и для знакомства с «ценинным делом». Уже ставшие к тому времени традиционными в России разноцветные майолики его не вдохновили, а потому государь повелел: отныне делать печные изразцы только «по образцу европейских кафлей» — с гладкой лицевой частью, покрытой сюжетной росписью, выполненной в очень скупой цветовой гамме. Чтобы наладить выпуск такой продукции, император даже распорядился подключить к делу двух шведов, взятых в плен во время военной кампании. Однако проку от этих скандинавов оказалось мало. Пришлось Петру отправлять нескольких наших способных изразечников на выучку в Голландию.
Изразцы, украшавшие зеркало многочисленных печей в русских домах XVIII — начала XIX вв., может быть, и не столь нарядны, как прежние ценинные, зато их можно «читать». Квадратные и прямоугольные керамические пластины чаще всего покрыты белой глазурью, и по ней синим цветом выведено изображение «трав разных и всяких фигур человеческого, звериного и птичьего видов». Чего здесь только нет! Фантастические персонажи: единорог, птица Сирин, крылатый конь Пегас; животные, реально существующие: журавль, медведь, экзотические для россиян слон и лев; кроме того, можно встретить и пейзажные картинки: корабли на море, здания, горы…
Модно было на «кафлях» изображать и «человеческое естество». На портретных изразцах мастера-художники тщательно выписывали лица, фигуры, детали одежды и вооружения. Многие пластинки содержат изображение различных сцен из жизни, порой с забавным, анекдотическим текстовым комментарием. Вот, например, подпись под рисунком человека с удочкой: «Васька, тащи сома! — Так он меня не пущает!». Существовал большой спрос на комплекты расписных печных изразцов, посвященных заморским народам. На каждом таком «этнографическом» глиняном прямоугольнике под изображением человека мастер делал пояснительную надпись: «кавалер гиспанский», «апонская госпожа», «китайский купец»…