Дом

Это страшное слово ЖКХ

Что москвичи знают о реформе ЖКХ?

Если любого россиянина спросить, что собой представляет реформа ЖКХ, он не задумываясь ответит: «Рост тарифов и переход на 100-процентную оплату жилищно-коммунальных услуг». Так ли это?

10 февраля 2011 18:31
3644
0

Реформа в голове или на деле?

Инициативная группа хотела привлечь деньги на реконструкцию изношенных коммуникаций и инженерных сооружений. Правительству мечталось, чтобы конкуренцию ДЕЗам и ЖЭКам на рынке коммунальных услуг составили частные компании. Об этом шла речь на очередной конференции Общественного совета Москвы «О ходе реформирования ЖКХ в условиях мегаполиса». Выступающие сосредоточились на трех самых острых проблемах: тарифах, капитальном ремонте домов и организации самоуправления жителей — пресловутых ТСЖ.


За что платим, товарищи?

Председатель одного из столичных жилищных кооперативов Владимир Бабкин задал этот вопрос родному ЖЭКу аж двадцать лет назад. Два десятка лет дотошный председатель добивался, чтобы коммунальщики документально подтвердили все произведенные ими работы и рассказали, что сколько стоит. ЖЭК сначала стал ДЕЗом, потом преобразовался в ООО, и вот, наконец, победа.
— В 2008 году управляющая компания (бывший ДЕЗ) выдала мне предварительную смету на 2009 год. Но когда в конце 2009 года я попросил предоставить итоговую ведомость, из которой было бы ясно, какие работы произведены и сколько затрачено денег на закупку материалов, зарплату, а сколько — на закупку нового оборудования, мне выдали только общую сумму затрат. Понять, на что конкретно потрачены деньги, невозможно. Так что вопросы к коммунальщикам у меня остались.
Сколько таких Бабкиных на нашу столицу? Хорошо, если десяток наберется. Большинство же москвичей просто возмущаются возросшими тарифами и даже не пытаются узнать, на что конкретно идут заплаченные ими деньги.
— Но пока не будет обратной связи между потребителем услуг и предоставляющей их организацией, пока все расценки не будут прозрачны, у нас ничего не изменится, — считает Владимир Бабкин. — И люди так и будут возмущаться необоснованным повышением тарифов на коммунальные услуги. В общем, прежде чем повышать тарифы, надо доказать, что деньги потрачены эффективно.
— Работникам ЖК понятно, что наши изношенные фонды требуют колоссальных вложений, — говорит генеральный директор Вольного экономического общества Москвы Вадим Белов. — Но нужен четкий анализ расходов. Мы должны наконец-то получить ответ на вопрос, почему тарифы именно такие и можно ли их удешевить.


Мой дом — не крепость, а частная лавочка

О пресловутых ТСЖ не говорит в столице только ленивый. Как их создавали — отдельная история. Власти столицы на официальном уровне признали, что в погоне за процентом ТСЖ зачастую создавались по подложным документам. Кстати, сами жители о создании ТСЖ узнавали совершенно случайно, когда получали квитанции на оплату квартир.
— Мы считаем, что ТСЖ — это частная лавочка, у председателя которой слишком много прав. Сегодня хороший председатель, честный, а завтра придет мошенник, наберет кредитов под залог наших квартир, а нам отвечай? Причем проконтролировать его никто не сможет — только сами жители. А почему люди должны после работы бегать по дому и пытаться им управлять? Мы же не профессионалы… ДЕЗ, кстати, нас вполне устраивал — в доме был порядок, — возмущается жительница дома, в котором было создано липовое ТСЖ, Любовь Нефедова.
— Я полностью за ДЕЗы, — поддерживает ее генеральный директор Вольного экономического общества Москвы Вадим Белов. — Когда анализируешь свой же житейский опыт, то понимаешь, что действенней всего было домоуправление. Я приходил и получал любую справку, решал любой вопрос. А работали там всего два человека.
Это мнение поддерживают и члены примерно 8 тысяч ТСЖ, созданных в 2007—2009 годах. Как выясняется сейчас, большинство ТСЖ в эти годы создавалось не для того, чтобы собственники квартир реально смогли управлять домом, а для того, чтобы правления ТСЖ тут же передали свои функции «прикормленным» властями управляющим компаниям. При этом подписи жителей под решением общего собрания очень часто подделывались.
— А это уже тянет на мошенничество, — говорит уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский. — Во многих районных управах у ДЕЗов таким криминальным способом отобрали все дома. Есть случаи, когда из 500 домов 495 находятся в управлении у одной частной компании. Но по факту мошенничества возбуждено всего одно уголовное дело. Нужно разобраться во всех делах. Иначе заставить жителей поверить в то, что их интересы соблюдаются, будет очень и очень сложно.


Ремонт: переезд плюс два пожара

Еще одна болезненная для москвичей тема — капитальный ремонт домов, построенных до 1991 года. Если раньше капремонт проводился только за счет городского бюджета, то теперь на него должны будут раскошеливаться и жители.
— До сих пор мы шли вразрез с федеральной программой, в которой для капремонта определено девять позиций. Москва же проводит комплексный капремонт по 72 позициям, — говорит заместитель мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков. — На это нужно примерно 1,5 трлн. рублей. Таких денег у нас сегодня нет. Поэтому мы предлагаем новую модель ремонта.
Она предусматривает софинансирование капремонта со стороны жителей. Доля их участия определена в 5%. Но нужно разработать нормативные документы: определить, как и где аккумулировать средства, которые инициативная группа получит на капремонт от города, как собирать деньги с жителей или с ТСЖ и где их аккумулировать. Вопросов возникает масса, их проработкой и занимается сейчас правительство Москвы.


ОБЩАЯ СТАТИСТИКА:



♦ В Москве 32,5 тысячи жилых зданий, 212 млн. кв. м жилой площади. Около 130 млн. кв. м из них построено до 1991 года.
♦ Установка приборов учета позволила сократить уровень потребления воды в городе за последние 10 лет с 330 л до 220 л на каждого москвича в месяц. Сегодня вместо 6,5 млн. кубометров воды в сутки Москва потребляет вдвое меньше.