Лицо

Расскажу про улыбку твою и глаза

Наш эксперт по пластической хирургии начинает серию материалов о самой красивой, дорогой и необходимой части лица. Речь идет, конечно же, об улыбке. В чем ее притягательность?

Наш эксперт по пластической хирургии начинает серию материалов о самой красивой, дорогой и необходимой части лица. Речь идет, конечно же, об улыбке. В чем ее притягательность?

29 апреля 2013 21:28
20603
0
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru.

Часть первая: Улыбка


«Браво. Неплохо пишешь для врача, — сказала редактор портала после выхода второй статьи. — Не мог бы ты примерно сказать, какие две статьи будут в следующих выпусках?»
«Про улыбку твою и глаза», — сказал я и на следующий день улетел в Париж, еще не понимая всей сложности ситуации, созданной мной самим!
В зале ожидания Шереметьево я бодро открыл свой компьютер и написал: «Про улыбку твою и глаза…» И тут понял, что не все так просто. Об этом написаны стихи и сонеты, сложены поэмы, созданы бессмертные холсты и скульптуры… И с чего начать разговор — было не совсем понятно. «Ладно, — подумал я, — разберемся по прилету».
Первая улыбка принадлежала стюардессе, выполняющей рейс Москва-Париж. «Вода, шампанское, апельсиновый сок», — пропела она и широко улыбнулась своей не совсем искренней, но безупречной улыбкой. В ней было все безукоризненно: контур, объем, арка купидона, широта, ярко красная помада лежала безупречно, зубы ослепляли своей белизной. Но улыбка не трогала и не цепляла за душу… Она была отработана годами трудовой деятельности и лично ко мне не имела никакого отношения.
Вторая улыбка — ее хозяйкой была очаровательная попутчица Инна, с которой мы вместе летели в самолете. «Инна, Олег, очень приятно…» — красота, естественность и тепло улыбки пленили меня! Вот она! «Первая настоящая улыбка», — подумал я про себя, замечая, что у меня появляется азарт охотника!
Третья принадлежала приветливому французу на паспортном контроле.
«Добро пожаловать во Францию», — достойно произнес он и широко улыбнулся! «От души», — отметил я, но он очень много курит и не посещает дантиста. Желтый налет и зубные камни немного омрачали его открытую и приветливую улыбку, которая является большой редкостью для сотрудников пограничной службы.
В отеле нас ждала Марина Д. — инициатор и организатор этой поездки, моя очень близкая знакомая и директор курсов искусствоведения Phillips.
Только она могла убедить поехать на экскурсию в Париж человека, прожившего там 17 лет. Убеждение проходило следующим образом: Марина очаровательно улыбнулась и сказала: «Поедемте с нами, Олег, будет интересно». Вопрос решился сам собой в ту же минуту.
«Как доехали?» — спросила Марина и улыбнулась своей потрясающей улыбкой, которой она одаривает далеко не всех…
Я превращался в настоящего охотника за улыбками!!!
Потом были улыбка хранительницы Музея Шанель — пожилой дамы, бывшей сотрудницы французской палаты моды, полной достоинства и интриги, словно говорящей: «Я знаю что-то еще, кроме того, что я вам рассказала, но никогда об этом не поведаю никому».
Была странная улыбка экскурсовода по частным апартаментам, похожая на улыбку провинившегося ребенка, желающего, чтобы наказание родителей было как можно мягче.
Была улыбка директора дома Van Cleef, похожая на улыбку умудренного жизнью и опытом профессора, с которой он взирает на своих учеников, понимающих, что они ничего не понимают. И наоборот, улыбка экскурсовода по лаборатории этого же дома, счастливая и вдохновленная, как бы говорящая: «Вы присутствуете при создании произведений искусства — это привилегия, которой удостоен не каждый». Мастера не улыбались вообще, еще бы: работа над каждым камнем длится около 60-ти часов, тут не похихикаешь.
Была открытая и добрая улыбка старика Франсуа Понсе — величайшего скульптора современности.
И были еще миллионы улыбок: на улицах, в отелях, кофейнях, ресторанах и так далее…
Все это позволило мне совершить попытку вывести некий алгоритм улыбки и ее волшебных свойств.


Продолжение следует…