Тело

Избавиться от мужского живота невозможно?

Наш эксперт по пластической хирургии рассказывает историю борьбы со «спасательным кругом» на талии одного своего клиента, которая, вопреки скепсису окружающих, закончилась победой.

Наш эксперт по пластической хирургии рассказывает историю борьбы со «спасательным кругом» на талии одного своего клиента, которая, вопреки скепсису окружающих, закончилась победой.

18 апреля 2013 20:22
20567
5
Главная особенность живота состоит в том, что от него практически невозможно избавиться. Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru.

«Живот — это первый и основной признак старости. Если он появился у тебя в 28, считай что ты состарился раньше времени», — сказал ему тренер.
Это был очень хороший тренер. Пятый за два года. И лучшее его качество заключалось в умении говорить правду. В течение почти 30 месяцев путем жесткой диеты и регулярных тренировок он пытался решить одну, но очень серьезную проблему: избавиться от живота. Он много достиг: бицепсы и трицепсы можно было помещать на рекламные плакаты, мышцы спины стали крепки и рельефны, а форме ног позавидовала бы команда кенийских бегунов. Тем не менее видеть себя в зеркале ему было неприятно. Потому что почти идеальный каркас стальных мышц, в который он тяжкими усилиями превратил свое тело, украшало нелепое архитектурное излишество — выпирающий живот.
Раньше он, как и многие, думал, что такое бывает только у женщин. Только милые дамы могут не спать ночами, мечтая о каких-нибудь радикальных улучшениях фигуры. Только они часами трындят с подружками, как убрать с какого-нибудь хитрого места жир. Только они подвержены психозу по поводу фатальных недостатков своей внешности. Опыт показал, что он горько ошибался, и сильные мужчины испытывают те же эмоции, сталкиваясь с неразрешимой проблемой. В его же случае неразрешимая проблема заключалась в следующем: сколько бы он не занимался, сколько бы не увеличивал нагрузки в спортзале, сколько бы не корректировал питание, его живот преданно оставался. Жир не сжигался, объем не уходил. Это было похоже на какую-то злую шутку природы.
В отчаянии он сообщил все это своему тренеру — пятому по счету. В ответ бывший олимпийский чемпион открыл страшную правду: оказывается, вожделенные кубики у него уже давно есть! Правда, их никто не видит. Потому что они покрыты двумя хотя и тонкими, но прочными слоями жира — внутреннего и внешнего. А между слоями помещается источник всех неприятностей — прямые мышцы живота, которые разошлись вследствие не слишком здорового образа жизни, который он практиковал лет десять, пока не взялся за ум, вернее за гантели. Насчет образа жизни тренер был прав.
Как и многие ровесники-друзья — ныне преуспевающие люди — в лихие 90-ые и позже он работал как каторжный, зарабатывая деньги. Образ жизни был соответствующий — кто тяжело работает, тот тяжело отдыхает, как тогда говорили. Он много летал в сытном бизнес-классе, постоянно вел тяжелые переговоры, нервничал, и часто поесть успевал один раз в день, около полуночи. Зато поесть хорошо. Пил достаточно много алкоголя и, когда понял, что крепкие напитки вредят, заменил их на красное вино.
Деньги он заработал. Купил дома, машины и даже лодку, какие хотел. Но цена вопроса оказалась более высокой, чем просто деньги. Два года назад он увидел в зеркале господина в синем свитере неопределенного возраста, оплывшего и неухоженного. Свитер обтягивал выпирающий, увесистый живот.
Жизнь научила его принимать жесткие решения не только в бизнесе. Он поставил цель — вернуть себе форму. Два года он фактически провел в спортзале, выяснил все о спортивном питании и добавках, добился серьезных результатов, но избавиться от живота так и не удалось. Потому что главная особенность живота состоит в следующем: его не надо заводить вообще… То есть, вообще никогда! «Точка невозврата» наступает, когда расходятся прямые мышцы. Отныне путь избавления от уродливого «комка нервов» только один — хирургический.
Скажу честно, признать этот медицинский факт ему было очень тяжело. Будучи нормальным мужчиной, хирургов, в том числе и меня, он суеверно опасался. Особенно пластических. Но перспектива прожить до конца жизни брюхоносцем оказалась страшнее.
Не буду описывать долгие изыскания, в результате которых он оказался у меня в клинике. Он умоляюще произнес «мини-абдоминопластика. Я знаю, ты один из авторов этой методики!». Из всего, что предлагала в этом случае медицина, мой метод показался ему и мне наиболее убедительным, и, что важно, наименее травматическим.
Я согласился на операцию, которая должна была пройти в 2 этапа. Сначала методом липосакции ему убирали «внешний жир» с живота и талии. Спустя месяц была назначена вторая операция, собственно абдоминопластика. Ее целью было убрать «внутренний» жир и сшить разошедшиеся прямые мышцы. Мы с другом обсудили подробности и назначили даты.
Липосакция прошла успешно. Когда действие наркоза прошло, он не испытывал сильных болевых ощущений. Как выглядел его живот, он не видел, так как на него надели специальный компрессионный костюм. Этот костюм стал, пожалуй, самым существенным неудобством затеянных мной перемен. Я строго-настрого наказал ему носить его, не снимая, 2 недели, а потом еще 2 недели в нем спать. Иначе — комки и неровности. Разумеется, о любых занятиях спортом в зале в таком пикантном виде можно было забыть. А это означало, помимо прочего, еще и жесточайшую диету. Но ради великой цели он эту пытку выдержал и спустя месяц — изрядно похудевший и осунувшийся — пришел на повторную экзекуцию.
«Абдоминопластика — одна из самых серьезных пластических операций. Реабилитационный период составляет минимум месяц. На животе остается огромный поперечный шов». Так написано в медицинской энциклопедии.
Так вот, написано там неправильно. Шов на его животе имеет длину 20 см. Находится он на «линии стрингов». Это не означает, что он имеет пристрастие к игривому предмету туалета, это означает, что шов сделан там, где он наименее заметен. С точки зрения науки это неверно, но, с его слов, сама абдоминопластика показалась менее серьезной операцией, чем липосакция. Вероятно, всему виной злосчастный компрессионный костюм. Самое главное достижение — это реально короткий реабилитационный период и отсутствие каких-либо мучений, болей и всего, чем сопровождается столь серьезное хирургическое вмешательство.
Синяки прошли спустя две недели. Шов из красного и вспухшего постепенно превратился в тонкую белую линию. Но самое главное — у него нет живота! Разумеется, пресс не стал сразу же плоским, но когда он надевает свитер, из него ничего не выпирает. Исчез «спасательный круг на талии. Пришлось отдать ушивать все брюки. Костюмы сидят идеально.
Прошло уже несколько месяцев после операции, но ему до сих пор кажется, что случилось чудо. За эти два года он столько думал о своем животе, что до сих пор не мог поверить, что от него избавился. Что видеть себя в зеркале бывает приятно. Что можно носить любую одежду и с нетерпением ждать пляжного сезона.
Его эйфорию слегка омрачил прагматичный доктор, то есть — я: «Результат достигнут, но главное впереди. Его нужно сохранить».
Я имел в виду, что его ждет знакомая унылая компания: тренировки и диета. «Честно говоря, ничего не имею против, — сказал мне он. — Если взамен предлагается отличное настроение, повысившаяся самооценка и возможность выглядеть моложе на 10 лет».