Аденоиды: враги или друзья
Звезды отвели детей в школу
Как уберечь ребенка от безработицы
Как стать другом своему ребенку
Уберечь ребенка от всего невозможно. Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru.

Отцовский клуб: имеет ли право ребенок на синяки?

Есть такая поговорка, которая страшно меня бесит: «Лучше перебдеть чем недобдеть.» Я категорически не согласен! «Посеешь привычку, пожнешь судьбу,» — вот мой девиз. Никакое поведение не является безопасным.

Григорий Храпунович
11 марта 2013 22:11
8246
0

Есть такая поговорка, которая страшно меня бесит: «Лучше перебдеть чем недобдеть.» Я категорически не согласен! «Посеешь привычку, пожнешь судьбу,» — вот мой девиз. Никакое поведение не является безопасным.

«На днях я не оправдал доверия. Я помылся в душе. Казалось бы, невинное мероприятие, но когда я признался в этом жене, она мрачно посмотрела на меня и сказала: „Я так и знала! Не следовало мне уезжать…“ И обиженно отвернулась.
А дело было в том, что мне на два часа доверили заботу о подрастающем поколении. В количестве двух штук. И целых пятнадцать минут из 120 я нагло отсутствовал и не следил за процессом. За это время Марик мог задушить Аню подушкой. Они могли куда-нибудь забраться и упасть головой вниз. Могли открыть окно и простудиться. Вскипятить чайник и ошпариться. Ну, вы понимаете, о чем я.
У американцев есть поговорка, которая страшно меня бесит: „Better safe than sorry“. „Лучше перебдеть чем недобдеть.“ Я категорически не согласен! „Посеешь привычку, пожнешь судьбу,“ — вот мой девиз. Никакое поведение не является безопасным. У меня был сослуживец, который каждые выходные участвовал в соревнованиях по горному велосипеду, где он на страшной скорости носился по камням и кручам. Регулярно падал, но ничего страшнее царапин не получал. В то же самое время я, добираясь на работу на велосипеде, столкнулся с машиной, упал и сломал ключицу. И никакой случайности здесь нет — просто он умел падать, а я нет.
Когда Марик начал ходить и залезать на стулья, я выдержал титаническую борьбу за его право на синяки. Пару раз он-таки падал довольно серьезно. Например, в ресторане, когда он забрался на стул и полетел вместе с ним лицом в пол. Лоб не заживал пару месяцев. И это, конечно, был перебор. Случается… Когда Рашеля в 6 месяцев захотела залезать на второй этаж по деревянной лестнице, я ей разрешил, зная, что она когда-нибудь скатится вниз. Но когда она прокатившись по ступенькам врезалась в пылесос, это было уже слишком. Пылесос надо было убрать.
Не поймите меня превратно, как это часто случается. Я отнюдь не за то, чтобы смотреть, как твой ребенок разбивается, и даже руки не протянуть. Я считаю, и это важно, что обязанность родителя — не избавлять ребенка от любой опасности, а тщательно дозировать риск. Чтобы он был не больше разумного предела, но и не меньше. А иначе человек может когда-нибудь подойти к окну и спрыгнуть вниз, зная, что его поймают. Ведь всегда ловили! А видели бы вы, как аккуратно годовалая Аня исследовала диван. Я не мог нарадоваться: вот что значит, человек знает, как оно — падать.
Поэтому я пошел в душ. Не для того, чтобы дать детям ушибиться. А чтобы не развивать в себе такой привычки — непрерывно за ними следить».

Больше заметок вы можете прочитать в блоге автора.