Кино

Дэниел Рэдклифф: «Актеру всегда приятно слышать, когда его не узнают»

Многие считали, что ему никогда не удастся отойти от образа Гарри Поттера. Однако актер своими работами доказывает обратное.

Многие считали, что ему никогда не удастся отойти от образа Гарри Поттера. Однако актер своими работами доказывает обратное. WomanHit.ru расспросил звезду о новой роли.

4 декабря 2015 17:19
4967
0
Дэниел Рэдклифф. Фото: материалы пресс-служб.

Титры:
Смелый ученый Виктор Франкенштейн (Джеймс МакЭвой) и его талантливый ученик Игорь Страусман (Дэниэл Рэдклифф) одержимы благородным желанием помочь человечеству обрести бессмертие с помощью их революционного открытия. Однако Виктор зашел слишком далеко в своих экспериментах, и его одержимость имеет ужасные последствия. Только Игорь может удержать друга на краю безумия и спасти его от собственноручно созданного чудовища.

— Дэниел, как вам работалось над этой картиной?
— Отлично. Было интересно снимать этот фильм, потому что со времен «Гарри Поттера» я впервые работал на проекте такого размаха. Это фильм большой студии, с хорошим бюджетом. Некоторое время я не снимался в таких масштабных картинах, так что было здорово снова попробовать это. И еще мне очень понравилось работать с Джеймсом МакЭвоем и другими актерами.

— Чем съемки такого фильма отличаются от менее бюджетных проектов?
— Основное отличие в съемочных площадках и камерах. Когда денег много, можно сделать намного больше панорамных кадров, построить потрясающие декорации. Меня всегда впечатляло, как умеют выкрутиться художники и дизайнеры с небольшим бюджетом: они могут переделать самое обыкновенное пространство в несколько удивительных помещений, которые с разных углов будут иметь разное представление. Но съемочные площадки Ив Стюарт (художник-постановщик картины, трижды номинант на премию «Оскар» за фильмы «Король говорит!», «Отверженные» и «Кутерьма». — Прим. ред.) буквально взрывали мозг: каждая деталь в них была уникальна. Когда заходишь на ее площадку, просто невозможно удержаться от восторженного возгласа.

— Фильм «Виктор Франкенштейн» не прямая адаптации книги Мэри Шелли, верно?
— Да, это сочетание материала из разных источников. Мы с Джеймсом называли это приключенческим фильмом с дискуссией о науке и технологиях, которая актуальна по сей день. Мы сейчас думаем, будто очень продвинутые и современные, у нас есть свободомыслящие профессора с либеральными взглядами, которые одобряют такие вещи, как исследование стволовых клеток, что, на мой взгляд, весьма спорно. Поднимаются темы клонирования, искусственного разума и другие вопросы, с которыми нам еще предстоит столкнуться в будущем. Развитие науки всегда сопровождалось и будет сопровождаться страхом дойти до некой точки, когда процесс больше нельзя будет контролировать. Наш фильм и об этом тоже. Он о двух мужчинах, которые думают, переступать или нет определенную черту; что будет, когда они сделают это, и насколько это нравственно. Игорь моралист, но в то же время он ученый, и долгое время он верит в прогресс ради прогресса.

— Но Игорь меняет свою точку зрения?
— Под воздействием Лорелеи, девушки, в которую влюблен, он меняется. Она очень современная женщина, но больше верит в человечность, а не в науку. И это сильно осложняет ее отношения с Виктором, что в итоге отражается и на моем герое. Это опять же дискуссия о науке и морали. Но у нас не дидактический, нравоучительный фильм, он для развлечения, хотя, если он заставит кого-то задуматься, было бы неплохо.

— Расскажите о своем герое Игоре.
— В самом начале он горбун, трудится клоуном в цирке. Он там вырос и проработал всю свою жизнь. Хотя его обижали и унижали владелец цирка и другие члены труппы, Игорь стал отличным хирургом и лечил травмированных артистов и животных. Книги, медицинские справочники и лекарства стали для него спасением в этих тяжелых, если не сказать ужасных, обстоятельствах. Однажды, когда в цирке происходит несчастный случай, и Лорелея падает, Игорь бросается на помощь и делает ей операцию. Свидетелем этого становится Виктор. Так они знакомятся друг с другом. Виктор видит, что Игорь недооцененный, оскорбленный ученый, к которому плохо относятся. Понимая, что Игорь живет в мире унижения, несчастья и интеллектуального голода, Виктор спасает его, за что Игорь ему очень благодарен. Виктор из тех, кто начинает с самыми добрыми намерениями, но эго заводит его в очень темные места, и Игорь пытается вытащить его оттуда.

Дэниел Рэдклифф и Джеймс МакЭвой на съемках фильма «Виктор Франкенштейн». Фото: материалы пресс-служб.
Дэниел Рэдклифф и Джеймс МакЭвой на съемках фильма «Виктор Франкенштейн». Фото: материалы пресс-служб.

— Как вы готовились к тому, чтобы играть горбуна?
— Если говорить о гриме, то он занимал час или два. Если о физической стороне вопроса, то я серьезно работал над этим, искал подходящую позу. Мне хотелось, чтобы Игорь выглядел болезненным, искривленным, но в то же время чтобы я мог довольно долгое время показывать его таким. Помню, однажды я шел в полном гриме по съемочной площадке в Манчестере, а снаружи за ограждениями стояли случайные прохожие. Я прошел мимо, даже не заметив их. И вдруг услышал: «Это он? Это был Рэдклифф?» И подумал про себя: «Значит, я все делаю правильно». Актеру всегда приятно слышать, когда его не узнают. (Улыбается.)

— Джеймс МакЭвой говорил, что во время съемок было много трюковых контактных сцен.
— О да! Джеймс почти во всех своих фильмах исполняет много трюков, и было здорово сниматься в экшн-сценах именно с ним. Потому что когда ты работаешь с кем-то над сценой драки, полдня уходит на установление контакта с этим человеком. Дело в том, что большинство людей не уверены в себе, не хотят или не могут пойти на физический контакт. С Джеймсом таких проблем не было. В самый же первый день съемок он долбил меня о столб, и я думал: «О да, кажется, мы хорошо поладим». (Смеется.) И это оказалось действительно так, мы с ним похожи, мы оба любим выкладываться по полной.

— Трюки на съемках вы делали сами?
— Да, насколько была возможность. Когда я снимался в «Гарри Поттере», то тренировался с постановщиками трюков в каждом перерыве. Они знали, что я способный, и многое мне позволяли. Но с тех пор никто мне больше столько не разрешал, мне все время говорили, что за меня все сделает дублер. До этого фильма. У меня тут была сцена, где я прыгал со стула на стол, со стола на цепь, раскачивался на ней, отталкивался от столба, разворачивался и бил монстра в грудь. Все это сделал сам. Это был мой один из самых любимых съемочных дней. (Смеется.)