Кино

Юлия Александрова и Ян Цапник: «За каждым героем нашего фильма есть реальный человек»

Актеры рассказали, как снималось продолжение комедии «Горько! 2», выходящее в прокат на этой неделе.

На этой неделе на экраны выходит продолжение комедии «Горько! 2». Полюбившиеся герои вновь попадают в нелепые ситуации и доказывают, что семья — это главное.

21 октября 2014 19:32
8482
0
Юлия Александрова и Ян Цапник.
Геннадий Авраменко

Сюжет
В надежде сорвать большой куш Наташин отчим Борис Иванович идет на финансовую авантюру, чем подставляет своих партнеров по бизнесу. Без лишних слов те устраивают на него покушение. Вся семья скорбит по Борису Ивановичу. А он в гробу все это видел: ему бы три дня пролежать и похороны пережить, а там родные откопают, и можно спать спокойно. И все идет по плану уцелевшего отчима, пока проститься с ним не приезжает боевой товарищ. Рубаха-парень Витька Каравай (Александр Робак) решает проводить сослуживца с настоящим десантным размахом. Витька мгновенно покоряет всю семью, перетягивая общее внимание на себя.

— Слоган фильма: «Будем жить! Будем жечь!». А вы сами любите зажечь?
Юлия:
 — В кино, на съемочной площадке — да. А в жизни я не жгу. Я очень скромный семейный человек, у меня маленький ребенок. Больше люблю проводить время дома. Мне даже и вспомнить нечего, потому что у меня не было таких историй.
Ян: — В моем понимании жечь — это значит не тлеть фитилем, а гореть ярко, шумно и весело. Но как именно, не скажу. (Улыбается.) В кино все увидите.

— Говорят, съемки фильма проходили в экстремальных условиях. В чем именно это выражалось?
Юлия:
— В ужасной погоде. Первую часть мы снимали также в мае, в Геленджике. Было тепло, солнечно, и мы думали: как же здорово! Но оказывается, что тогда нам повезло. А в этом мае стояла обычная для Геленджика погода: очень ветрено, холодно, дождливо…
Ян: — А нам нужно было забираться почти восемь километров в гору. Дорога раскисала. По колено в грязи. Сапоги чавкают. Как свинюшки грязные!
Юлия: — Из-за тумана нам пришлось три раза переснимать финальную сцену. Для актера это очень экстремальные условия, когда из-за каких-то независящих от тебя причин приходится переснимать важные эпизоды. Но зато там безумно красиво. Мы когда первый раз туда поднялись, даже слезы навернулись от увиденного. Но когда в горах температура опустилась практически до нуля, вся эта красота радовать перестала. (Смеется.)

— В фильмах «Горько!» герои и ситуации, в которых они оказываются, очень близки к обычной жизни. В вашем окружении есть люди, похожие на героев фильма?
Юлия:
— У меня не так много родственников. Да и застолья мы так широко не устраиваем. Но, конечно, все эти персонажи — из народа. Мы с дочкой Верой в этом году отдыхали в Турции, что было, конечно, большой ошибкой. (Смеется.) И я таких типажей там много видела. Система all-inclusive очень портит людей. (Смеется.) Поэтому каждый зритель найдет для себя какого-то знакомого человека: родственника, коллегу или соседа.
Ян: — А я думаю, что за каждым героем есть реальный человек.

— Вы знакомы со своим прототипом?
Ян:
 — Нет. Меня все обещают с ним познакомить. Нам будет о чем поговорить.
Юлия: — У меня, насколько я знаю, нет прототипа. Но у Толика (персонаж Сергея Лавыгина) — есть. Андрей (Андрей Першин, работающий под творческим псевдонимом Жора Крыжовников, — режиссер картины, супруг Юлии Александровой, — прим. автора) рассказывал, что он очень похож на какого-то его родственника.

На премьерный показ фильма «Горько! 2» собрался весь цвет российского шоу-бизнеса. Сергей Светлаков с женой.
На премьерный показ фильма «Горько! 2» собрался весь цвет российского шоу-бизнеса. Сергей Светлаков с женой.
Геннадий Авраменко

— Ян, вы теперь смело можете говорить, что в гробу вы все видали. Не страшно было ложиться в гроб?
Ян:
— Нет. Когда хороший режиссер, хороший сценарий, почему не полежать в гробу? Сначала, правда, было жестковато. И снизу прохладно. Потом привык.

— А вы бы попросили подстелить себе матрасик.
Ян:
 — А я попросил. Подстелили. Комфортнее стало. В общем, нормально все.

— Юлия, вы с мужем позволяете себе какие-то нежности на съемочной площадке?
Юлия:
— Я не из тех, кто целуется на эскалаторе или делает что-то напоказ. К тому же у нас был такой плотный график, что ни на какие нежности времени не оставалось. Я на мужа на съемочной площадке смотрю как на режиссера, он на меня — как на актрису. Мы даже забываем о том, что нас связывают какие-то отношения.

— Домой работу берете?
Юлия:
 — Ну, конечно, берем. Хотя все вопросы, которые касаются фильма, решаются на площадке. Дома у меня каких-то отдельных репетиций нет, слава Богу. (Смеется.) Но если Андрей что-то пишет, то он дает мне почитать, мы обсуждаем, делимся, даем друг другу советы.

— Ян, а вы с семьей обсуждаете ваши фильмы? Они им нравятся?
Ян:
— Что-то нравится, что-то нет. Мне, конечно, очень важно мнение родных людей. Потому как лично мне, когда я вижу себя на экране, очень часто хочется плюнуть. Когда играешь, нафантазируешь себе, что ты высокий, красивый, голубоглазый блондин… А видишь потом совсем не то. (Смеется.)

— А сниматься продолжаете в надежде, что уж в следующем фильме точно станете голубоглазым блондином?
Ян:
— Конечно, надежда никогда не пропадает. Но если серьезно, когда самому себе нравишься, пора, наверное, уходить из профессии.

— Юлия, ваша дочка видела ваши фильмы?
Юлия:
— Она первый фильм «Горько!» наизусть знает. Как-то к нам в гости приехала Юля Сулес (мама Ромы по сюжету). Вера ее до этого никогда не видела. Но как Юля зашла, Вера на нее посмотрела и как запоет: «Натали, утоли мои печали, Натали»… (Смеется.) Но ей трудно смотреть такие фильмы. Она очень за меня переживает, особенно когда я в кадре горю или плачу. Вера очень чувствительная.

— На съемки детей уже брали с собой?
Юлия:
— Вера всегда и везде с нами ездит, но на площадку мы ее не берем. И она, конечно, категорически не согласна с тем, что мама должна куда-то уезжать на работу. С уходом папы она еще как-то более-менее соглашается, с моим — нет.
Ян: — Я сторонник того, что у жены и дочки свои дела, а у меня — свои. Да и чего их везти на площадку? Что они там делать будут? Мы лучше, как обычно, в конце декабря отправимся все вместе в Китай, на Хайнань. Там тепло, хорошо.

— Разве в это время у артистов не начинаются корпоративы?
Ян:
— Я никогда в жизни не вел корпоративы. Мне периодически звонят, предлагают, но я отказываюсь. На стрелки ездил в 90-е, бывало… Но корпоративы — это не мое.

— Можно ли говорить о том, что после этого фильма некоторые люди позволяют себе с вами фамильярничать?
Ян:
 — Нет, как ко мне относились раньше, так и относятся. Люди, конечно, разные бывают. Но и нечего заходить вечером в гостинице в ресторан — лучше закажи еду в номер. А вообще, как ты к людям относишься, так и они к тебе. Так что все хорошо.