Дарья Семенова: «Когда я прихожу на могилу, убийца сына часто там сидит»
Валерий Хаев: «Все хотят жить лучше, но престиж — не про меня»
Митя Фомин: «Думаю о детях: мне есть чему научить и что оставить»
Мэтт Дэймон. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Мэтт Дэймон: «Я самый обычный парень. Не понимаю, что женщины во мне находят»

Он не похож на своих звездных коллег, скромен и сдержан. Никаких скандалов и интриг. Но и на солнце есть пятна!

Агния Лисицына
13 ноября 2015 19:11
4490
0

Он не похож на своих звездных коллег, скромен и сдержан. Никаких скандалов, интриг и расследований. Но ведь и на солнце есть пятна!

Будущий «король сердец», как окрестили Дэймона после его голливудского триумфа, рос покладистым и тихим мальчиком. Родители его развелись, когда Мэтту было всего три года, но всю жизнь поддерживали дружеские отношения. Наш герой жил вместе с мамой и братом в Кембридже, где находится известный университет Гарвард. Там же восьмилетний Дэймон встретился со своим лучшим другом (и по совместительству дальним родственником) Беном Аффлеком, который жил по соседству. Судьбоносный союз состоялся: мальчишки решили, что обязаны покорить кино-Олимп. Только вот Бен сразу ринулся в бой, а более спокойный и уравновешенный Мэтт остался учиться… в том самом Гарварде! Правда, до получения степени не дошло: Дэймон оставил факультет английского языка, окончательно решив, что его будущее связано с актерством. Родители крайне негативно отреагировали на такой финт, поставив однозначное условие: их сын может делать что хочет, но спонсировать сомнительное мероприятие они не будут.

На свои немногочисленные сбережения — двести долларов — Мэтт отправился в Нью-Йорк, где и встретился с Аффлеком. Дальнейшую историю знают все. Амбициозные парни написали сценарий, который сначала не брала ни одна студия, ведь непременным условием авторов были совместные съемки в главных ролях. Затем компания Miramax, ставшая родной для актеров, реализовала написанную ими историю. За «Умницу Уилла Хантинга» молодые люди получили высшую награду в киноиндустрии, золотую статуэтку «Оскара», и добились сердец всех голливудских красоток.

Мэтт оказался на редкость влюбчивым и романтичным: признавался в чувствах каждой своей партнерше по съемочной площадке, задаривал подругу цветами, красиво ухаживал… и снова влюблялся, уже в другую. Он крутил романы с Клэр Дэйнс и Пенелопой Крус, Патрицией Аркетт и Вайноной Райдер. Но при всей любвеобильности Мэтт ни разу не был героем желтой хроники. А вскоре и вовсе закончил с любовными похождениями, сосредоточившись на карьере. «Спасти рядового Райана», «Талантливый мистер Рипли», «Догма», серия фильмов о друзьях Оушена, «Отступники» и, наконец, шпионский триквел о Джеймсе Борне — вот неполный список его профессиональных побед.

Впрочем, сам Дэймон считает главным достижением свою семью — гармонию с женой Лусианой и четырьмя (!) дочками. И даже премьеру фильма «Марсианин», которую весь мир ждал затаив дыхание, Мэтт встретил спокойно, с присущей ему сдержанной полуулыбкой.

Мэтт, по части съемок в научно-фантастических фильмах вы просто-таки профессионал! Математик в «Умнице Уилле Хантинге», астрофизик в «Интерстелларе», астронавт в «Марсианине»… Вы наверняка уже погрузились в науку чуть глубже, чем среднестатистический человек?
Мэтт Дэймон:
«Ну, я узнал, что если астронавт ест только сублимированные продукты, протянет он недолго! (Смеется.) Стараюсь как следует изучить, проникнуть в тему, которую буду отыгрывать. То есть не хотелось бы стоять перед камерой и думать про себя: „Вообще не имею понятия, что я здесь несу“. Я очень люблю жанр научной фантастики, и мне повезло сниматься и в „Интерстелларе“, и в „Элизиуме“, и вот в „Марсианине“. Действительно стоящих картин в этом ключе очень мало снимается, так что я рад, что был частью этого».

«Марсианин» – уже второй «космический» фильм в копилке Мэтта Дэймона. Фото: материалы пресс-служб.
«Марсианин» – уже второй «космический» фильм в копилке Мэтта Дэймона. Фото: материалы пресс-служб.

Вы сразу согласились участвовать в «Марсианине»?
Мэтт:
«О, да! Сценарий — это ведь адаптация книги Энди Уира — был написан просто потрясающе, у меня не было шанса отказать. Это же большая редкость, давайте признаемся друг другу, — когда книги переносят на экран так точно, тонко, четко, с уважением к писательскому труду».

И книга, и фильм получились не такими пугающими, как могло бы показаться, — все-таки там поднимаются темы депрессии, одиночества. А вас чуть ли не в лучшие комедийные актеры начали записывать после премьеры…
Мэтт:
«Рад, что нам удалось! С Ридли Скоттом (режиссером фильма „Марсианин“. — Прим. авт.) мы имели впечатляющие по своей длительности беседы, пытаясь найти верный путь. Хотелось сохранить юмор, присущий книге, и при этом не лишить картину напряженности, реальности происходящего. В конце концов парень остался на Марсе один-одинешенек! Так что Ридли создавал эдакий коктейль из страха и веселья. Ты остался на негостеприимной планете, ты напуган, в исступлении — но живешь, не теряя удовольствия и жажды жизни».

Понравилось работать с Ридли Скоттом? О нем ходит немало слухов! Мол, он и несговорчивый, и вздорный, и очень строгий.
Мэтт:
«Столько, сколько ругается Ридли, не ругается никто в Голливуде! От него только и слышишь, что проклятья в адрес всех. Но он делает это шутя, игриво, совершенно без злобы. Его вроде как боятся, но совсем напрасно: добрейший души человек».

Как вы готовились к роли?
Мэтт:
«Вспоминал свою юность! (Cмеется.) Дело в том, что нет более страшного и одинокого места на земле, чем Голливуд, когда ты безработный. Сейчас-то побыть одному мне практически негде, разве что на Марсе. С четырьмя детьми только это и остается».

Если бы вы, настоящий Мэтт Дэймон, оказались на пустынной планете — какую музыку вы бы взяли с собой?
Мэтт:
«Я голосую за U2! Мощный звук, накал — все под стать ситуации. Люблю этих ребят. Думаю, они бы не наскучили, потому что у U2 каждый альбом — как отдельная книга».

Хорошо, а если бы пришлось выбирать блюдо, которое вам предстояло бы есть на этой планете, — только одно, до конца жизни?
Мэтт:
«Так. Наверное, пицца. А что? Это же универсальная еда! Мы же не говорим здесь про пользу или правильное питание, верно? Чисто для удовольствия я выбрал бы пиццу, однозначно!» (Смеется.)

В «Друзьях Оушена» Дэймон оказался по-настоящему в звездной компании Брэда Питта и Джорджа Клуни. Кадр из фильма.
В «Друзьях Оушена» Дэймон оказался по-настоящему в звездной компании Брэда Питта и Джорджа Клуни. Кадр из фильма.

Кстати, недавно вы сделали достаточно внушительный перерыв в карьере: не появлялись на публике почти полгода! С чем это связано?
Мэтт:
«Проводил время с женой и дочками. Перевозил семью из Нью-Йорка в Лос-Анджелес. Я стараюсь не расставаться с ними даже во время съемок, поэтому они мотаются за мной, куда бы я ни поехал. Вот купили с Лусианой дом в пригороде, помогал детям адаптироваться в новой школе. Я скучный семьянин, если вас это интересует. Меня даже папарацци больше не преследуют, что, конечно, немножко обидно. (Смеется.) С другой стороны, я их понимаю. Любой фотограф сразу заскучал бы. Что нового и „горяченького“ они могут найти, снимая меня? Женатика с дочками? Никаких скандалов, никакой мистики, все ровно и спокойно. Все как я люблю».

Ну, не скажите! Бывало время, вы находились в списках самых желанных холостяков, крутили романы с актрисами первой величины…
Мэтт:
«Да, и вот уже тринадцать лет как не делаю этого, а мне все никак не могут простить тот период. Чего вы хотите от мальчишки, которому вскружили голову слава и деньги? Я просто был отчаянным романтиком, влюбчивым и наивным. В каждой своей женщине-коллеге по площадке видел ту самую, единственную. Но очень быстро понял, что отношения со знаменитыми красотками — не по мне. Помню, даже сделал признание на каком-то ток-шоу: не буду больше даже пытаться строить любовь с коллегами».

Сказал — и сделал!
Мэтт:
«Но, прежде чем я встретил Лусиану, пришлось некоторое время провести в одиночестве. И вот что я вам скажу: мужчине это очень полезно. Сразу все становится на свои места, понимаешь, что на самом деле ценно и нужно».

Многие журналисты и ваши коллеги сомневались в вашем союзе. Все-таки голливудская звезда — и простая официантка…
Мэтт:
«Что ж, по-моему, мы сполна доказали всем (хоть это и не их дело), что в любви совершенно не важно, на какой должности ты работаешь и сколько зарабатываешь. Между прочим, у нас четверо детей — тут уже не в чем сомневаться!»

И как вам теперь живется в девичьем царстве?
Мэтт:
«Ну, с утра я не могу попасть в ванную комнату, которая оккупирована моими дочками. Зато я окружен красивыми девушками каждый день — кому еще так повезло? Я просто
счастливчик!»

Вы очень органично смотритесь в роли отца.
Мэтт:
«Я всегда хотел им быть. И надеюсь, что действительно справляюсь. Планирую быть лучшим папой на свете. (Улыбается.) Думаю, каждый мужчина и боится, и хочет этого — и в то же время это главная его работа».

Если бы мы заглянули в гости к Мэтту Дэймону в обычный будний день — что бы мы увидели?
Мэтт:
«О, скорее всего, я бы заставил вас помогать мне в смене подгузников! (Смеется.) Совершенно точно вы были бы окружены детьми, которые бы ползали у вас под ногами. Вы увидели бы меня пишущим сценарий и облепленным в это же время малышами. Не поверите, но я обожаю так работать! Обычно происходит так: я вожусь с дочкой, катаю ее на загривке, изображая пони, а потом быстро сажусь к ноутбуку с мыслью: „Знаю, какой должна быть следующая строка!“ — и так вот, с небольшими перерывами, мы и трудимся».

В «Ложном искушении» Дэймон поработал с Анджелиной Джоли. Кадр из фильма.
В «Ложном искушении» Дэймон поработал с Анджелиной Джоли. Кадр из фильма.

А как, при таком ритме жизни, вы умудряетесь сохранять романтику и чудесные отношения с вашей женой?
Мэтт:
«У нас с Лусианой есть правило двух недель. Мы не расстаемся больше чем на четырнадцать дней. Уверен, ты должен находиться рядом с тем, кого любишь, так долго, как это возможно. Банально, неоригинально, но моя жена — это моя половина, моя родственная душа. Очень не люблю находиться далеко от нее».

Каков ваш идеальный отдых?
Мэтт:
«Ну, вы уже поняли, что я совершенно определенно семьянин со стажем. Так что — с семьей, на пляже. Лучшего и придумать не могу».

Вы и ваши ближайшие друзья и коллеги уже отпраздновали сорокалетие. Какие ощущения?
Мэтт:
«Точно знаю, что Джордж (Клуни. — Прим. авт.) наслаждается своим возрастом. А вот я хотел бы, чтобы цифра „40“ была опечаткой. Я немного озадачен, ведь совершенно не ощущаю этого, не понимаю, что означает мой возраст. Пазл не складывается. (Улыбается.) Оглядываешься и понимаешь: столько картин, столько сценариев, столько детей! Когда все это произошло? Как так вышло?» (Смеется.)

Не могут не спросить вас о ваших недавних комментариях по поводу сексуальных меньшинств…
Мэтт:
«Ну вот, а я считал, что никаких скандалов, связанных с моим именем, не будет! На самом деле я просто призвал своих коллег-актеров сохранять тайну личной жизни. Мне кажется, что чем более закрыты вы для общественности, тем лучше. Нет никакой нужды объявлять о своих сексуальных предпочтениях миру! Ведь это такая интимная сторона вашей жизни, и посторонние люди не должны ничего знать об этом. Ведь зритель так или иначе проецирует ваш реальный образ на ваших героев — это же мешает играть!"

Свою супругу актер встретил в баре, где Лусиана работала официанткой. У пары четыре дочки. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.
Свою супругу актер встретил в баре, где Лусиана работала официанткой. У пары четыре дочки. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Ваша сексуальная ориентация не помешала вам сыграть с Майклом Дугласом пылких любовников?
Мэтт:
«Я говорю ровно об этом! На то я и актер. После фильма „За канделябрами“ все просят меня прокомментировать сцену поцелуев с Майклом. Ну что я могу сказать? Кэтрин Зета-Джонс — счастливица! (Смеется.) Хотя сказать по правде — никогда не думал, что буду целоваться с Дугласом. Такой вот необычный эксперимент».

Ваш ближайший друг и соратник Бен Аффлек переживает сейчас не лучшие времена. Как вы поддерживаете товарища?
Мэтт:
«В нашей с Беном истории эта любовная мелодрама — далеко не первый случай. Не хочу комментировать их разрыв с Джен (Дженнифер Гарнер, жена Бена Аффлека. — Прим. авт.), но могу сказать, что Бен постоянно оказывается непонятым, виноватым. И он очень тяжело переживает романтические неудачи. Мне больно вместе с ним, но я рад, что работа вытягивает его изо всех жизненных неурядиц. После расставания с Лопес он был раздавлен, но посмотрите, чего Аффлек добился благодаря разбитому сердцу! Он же на вершине — с «Оскаром» за «Арго», с успехом после «Исчезнувшей»…

Ваша дружба прошла испытания огнем, водой и медными трубами. Как вам удалось сохранить близкие отношения?
Мэтт:
«Сам иногда удивляюсь, ведь у меня всегда был несносный характер. Это только кажется, что я пай-мальчик с прекрасным, спокойным нравом. Когда мы с Беном начинали свой путь, он был более сдержанным, уверенным, он взял на себя роль моего старшего товарища (несмотря на то что Аффлек младше Дэймона. — Прим. авт.). А вот я был проблемным товарищем, быстро выходил из себя, постоянно рвался спорить и соперничать. Честно говоря, что-то такое до сих пор осталось во мне».

Мэтт, у вас огромное количество фанатов. А кого вы сами почитаете, кем восхищаетесь?
Мэтт:
«Певец Брюс Спрингстин — бог в моих глазах! Он не делает вид, ничего из себя не строит, он реальный, настоящий. Брюс верит в то, что делает, — и это становится ядром его творчества».
Как вы воспринимаете критику? Наверняка есть много охотников рассказать вам, как надо жить.
Мэтт: «Мне все равно. Лучше быть плохим собой, чем хорошим тем, кем ты на самом деле не являешься».

Ну и наконец, как вы относитесь к собственному звездному статусу? Привыкли быть знаменитостью Голливуда?
Мэтт:
«Слава — вещь действительно странная. Еще вчера вы были никому не известны, и вот сегодня толпа в восторге от вас. Хотя ни интеллектуально, ни физически вы не поменялись. То, что для вас было важным вчера, остается таким и сегодня. Но правила игры уже другие — и вы в центре внимания. Я до сих пор не понимаю: как такое возможно? Знаете, бывают парни, которые входят в комнату — и комната меняется. Брэд Питт, Джордж Клуни… Я не из таких ребят! Может, не средненький, но совершенно точно обычный человек. Что касается женского внимания — до сих пор не могу понять, что их во мне привлекает. Женщин не разберешь, и я даже не пытаюсь!»