Джон Красински: «На первом свидании я пригласил Эмили на стрельбище»
Ирина Розанова: «Для меня понятие дружбы дороже, чем любовь»
Павел Делонг: «Любовь для меня — это такая сволочь!»
Натали Портман и Бенджамин Мильпье. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Натали Портман: «Материнство сделало меня более открытой и восприимчивой к миру»

После перерыва звезда возвращается в кино — причем не просто как актриса, но и как сценарист и режиссер.

22 мая 2015 20:05
3738
0

После перерыва звезда возвращается в кино — причем не просто как актриса, но и как сценарист и режиссер.

Натали Портман практически выросла на глазах своих фанатов. Дочка известного специалиста по бесплодию, профессора Авнера Шершлага и примерной домохозяйки Шелли Стивенс с самого детства занималась танцами (эти навыки очень помогли Портман во время подготовки к фильму «Черный лебедь»). Но все увлечения и хобби не были для амбициозной школьницы так же важны, как образование. Миловидную девочку несколько раз звали поработать моделью, и на все приглашения Натали отвечала отказом. Портман росла очень серьезным и спокойным ребенком, сосредоточенным на учебе, что не помешало ей уже в тринадцать лет дебютировать в фильме Люка Бессона «Леон». Дальше были роли в картинах с Аль Пачино и Робертом Де Ниро, работа с Вуди Алленом и съемки в легендарных «Звездных войнах». Так для Натали началась затяжная борьба долга и призвания: звезда то бросала все ради стипендии в Гарварде, то с триумфом возвращалась к объективам кинокамер. Сейчас, после двухлетнего перерыва, связанного с замужеством и рождением первенца, сына Алефа, Портман вновь вошла в сонм небожителей Голливуда. Последним ее выдающимся достижением была заветная золотая статуэтка «Оскара» за роль балерины Нины в «Черном лебеде». Теперь на горизонте — будущие награды за вестерн «Джейн берет ружье», премьера которого уже трижды переносилась. Поклонники актрисы смогут посмотреть фильм в сентябре этого года, а пока их кумир трудится над очередной картиной «Генекс». Фильм также стартует в 2015 году.

Натали, все знают, как начиналась ваша карьера. Скажите, не волновались ли родители, когда вместо учебы вы пропадали на съемочных площадках?
Натали Портман:
«У меня замечательные мама и папа. Они такие любящие, такие вовлеченные в мою жизнь. Родители позволили мне делать то, что я хотела, защищали и оберегали меня. Кстати, они никогда не были излишне строгими, но каким-то невероятным образом умудрились сохранить во мне „земную“ трезвость, оградить от заносчивости, звездной болезни. Я — единственный ребенок в нашей семье, и поэтому мама постоянно присутствовала со мной на съемках, а папа каждые выходные навещал нас. Не представляю, как сложилась бы моя карьера, если бы у меня был брат или сестра».

Не страшно было ставить карьеру на паузу, когда после прогремевших «Звездных войн» вы не продолжили сниматься, а отправились в Гарвард?
Натали:
«Знаете, лучше быть образованной, чем известной. Всегда боялась стать глупенькой кинозвездой, поэтому страшнее для меня было бы прекратить учебу и продолжить актерскую карьеру, а не наоборот. Четыре года в Гарварде я изучала психологию, и студенческая пора стала неоценимым опытом, прекрасным временем, которое подарило мне огромное количество интересных друзей. Университетский период показал мне, как самостоятельно развиваться, изучать себя. Здесь я узнала, что такое настоящая работа до изнеможения, что такое трудиться не покладая рук. Благодаря Гарварду я смогла стать одним из послов ООН (Натали — специалист по микрокредитованию Фонда оказания международной помощи малым общинам. — Прим. авт.). Я понимаю, что эта деятельность — лишь капля в море, но это не значит, что нужно сидеть сложа руки. Покончить с нищетой можно, пусть даже и в небольших масштабах».

Благотворительная деятельность, веганство, строгие принципы… В Голливуде о вас говорят исключительно как о пай-девочке, эдакой отличнице. Расскажите о своих недостатках.
Натали:
«Ох! (Смеется.) Я грызу ногти. Не знаю, не то чтобы у меня нет недостатков, но я не могу так с ходу вспомнить что-то, что вы хотите услышать. На самом деле я стараюсь не брать в расчет, что обо мне говорят. А про веганство — да, все так и есть. Я стала вегетарианкой в восемь лет, к двадцати семи решилась и полностью исключила из своего рациона все продукты животного происхождения. Почему-то все считают: если ты веган — ты равнодушна к еде. Это не так! Я настоящий гурман, обожаю готовить, очень люблю поесть, читаю разные кулинарные блоги. Мой любимый ведет подруга, шеф-повар Эми Чаплин. Среди блюд-фаворитов — потрясающие мюсли, соевый пудинг и запеченный тофу. Объедение!»

Долгожданный «Оскар» Портман получила, уже будучи беременной своим первенцем Алефом. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.
Долгожданный «Оскар» Портман получила, уже будучи беременной своим первенцем Алефом. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Ваш муж, Бенджамин Мильпье, разделяет ваши убеждения?
Натали:
«Мы близки в вере (Мильпье — французский еврей. — Прим. авт.). Вообще я считаю, что именно женщина должна стремиться разделять взгляды мужчины. Так, я с радостью переехала жить на родину мужа, в Париж. Когда Бенджамин спросил, хочу ли я этого, сразу же согласилась. Мне очень повезло, ведь каждый мечтает жить в Париже! При этом работа над „Леоном“ Бессона также проходила в этом городе. Когда я вернулась сюда, на меня нахлынули приятные воспоминания».

Говорите ли вы по-французски? Легко ли жить в чужой стране?
Натали:
«Пока не очень хорошо, но достаточно, чтобы общаться. Надеюсь, еще немного — и я подтяну свои знания. А в последнее время я все реже бываю во Франции. Съемки моего первого фильма (по книге писателя Амоса Оза „Повесть о любви и тьме“, режиссерский дебют Портман. — Прим. авт.) проходят в Израиле, на моей исторической родине. Мы с семьей арендовали дом в Тель-Авиве. Это было абсолютно захватывающе! Израиль — такая страна, где вы можете просто сидеть на подоконнике, смотреть на проходящих мимо людей и узнать огромное количество историй и судеб. Быть частью этой культуры, изучать ее, наслаждаться ей — невероятное счастье!»

У вас двойное гражданство — США и Израиля…
Натали:
«Я очень люблю Америку. Но мое сердце принадлежит Иерусалиму — там я чувствую себя дома. И, тем не менее, люди не воспринимают меня как израильтянку, хоть я и родилась тут. Воспитание, мировоззрение — все во мне уже американское. В этом плане США — страна уникальная. В других местах к моей вере относятся с равнодушием, если не враждебно. А в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе, например, мои друзья-католики запросто могут поздравить меня с ханукой или Новым годом на иврите. И нашего сына, Алефа, мы планируем воспитывать в иудейской традиции».

Кстати, Алефу скоро исполнится четыре года. Расскажите, как вы приобщались к опыту материнства.
Натали:
«Я обожаю быть матерью — вот что я точно поняла за это время. Материнство сделало меня более открытой и восприимчивой к миру. Я стала меньше судить людей, стала менее строгой к ним. Помню, когда я была совсем ребенком, ситуация была иная. (Улыбается.) И самое главное, что я узнала: воспитание детей — совершенно уникальный опыт для каждого человека. Здесь нет никаких законов и правил, все эти книги и установки — фарс. Все очень индивидуально, не стоит на кого-то равняться. Кто-то кормит грудью своих детей до пяти лет, кто-то отрицает грудное вскармливание, некоторые отказываются от карьеры, а иные возвращаются в строй чуть ли не через месяц после родов — и разве можно говорить, что вот она хорошая мать, а эта — не очень?»

Для того чтобы сыграть балерину Нину, Портман вспомнила свои занятия балетом. Кадр из фильма «Черный лебедь».
Для того чтобы сыграть балерину Нину, Портман вспомнила свои занятия балетом. Кадр из фильма «Черный лебедь».

Ну, а вы, Натали? Вы в очередной раз рискнули и сделали достаточно значительный перерыв для того, чтобы спокойно выносить и родить ребенка… Не опасались, что вернуться не удастся?
Натали:
«Передо мной не было развилки, я не выбирала: работа или ребенок? Не могу себе представить совмещения. Сниматься и рожать одновременно — точно не для меня (смеется), семья и дети — превыше всего. Это было волшебное время, оно зарядило меня энергией, и я снова езжу на съемки с волнением и ожиданием. Такая вот получилась перезагрузка.

Конечно, мне нравится нравиться своей публике, нравится быть любимой, популярной. Мне не хочется, чтобы меня забывали, но это не самое главное в жизни. Ведь вы сами знаете — в один день люди аплодируют тебе, в другой день они тебя забывают. Нельзя быть слишком зависимой от славы и успеха".

С материнством понятно, а как вас поменял «Оскар»?
Натали:
«Ну, начнем с того, что было перед статуэткой — а это два года упорной работы у станка вместе с моим будущим мужем Беном (пара познакомилась на съемках „Черного лебедя“. — Прим. авт.). А сама награда — огромная, огромная честь! Но ко всем премиям я отношусь очень спокойно. Как можно сказать, что одно произведение искусства лучше другого? Все условно. Это ведь не спорт, не гонка».

Продолжаете ли вы заниматься балетом?
Натали:
«Ну уж нет! С друзьями, для веселья я с радостью танцую, но только не балет. (Улыбается.) Мне очень нравится смотреть на искусство балерин, поэтому я часто хожу в театры. Но все серьезные занятия остались в прошлом».

Самой успешной вашей картиной после «Черного лебедя» стал «Тор» и его продолжение. Каково было чувствовать себя подружкой супергероя из комиксов?
Натали:
«О, чудесно! Все благодаря моему партнеру Крису Хемсворту. Он настолько харизматичный актер, что, мне кажется, должен уставать от этого, приходя домой, — столько в нем обаяния. Помню, мы снимали сцену с моей пощечиной Тору-Крису: получилось только с восьмого дубля, ведь я так боялась по-настоящему ударить напарника! Мне кричали: „Врежь ему! Врежь ему жестко!“, хотели, чтобы в кадре все выглядело естественно. Ну, и в итоге у меня вышло. (Смеется.) Честное слово, никто не пострадал! У моей героини нет суперспособностей, но есть талант астрофизика. И классно, что я могу показать — необязательно быть супергероем, чтобы менять мир. Может быть, какая-нибудь девочка посмотрит на Джейн и решит стать большим ученым. Поэтому главной изюминкой в роли Джейн Фостер из „Тора“ была возможность сыграть сильную, умную женщину. Не феминистку, нет! Почему-то все считают девушек, способных наподдать парню, феминистками. Такие героини не феминистки, а мачо!»

Фильм «Тор» – самый кассовый проект Натали со времен оскароносного «Черного лебедя». Кадр из фильма «Тор».
Фильм «Тор» – самый кассовый проект Натали со времен оскароносного «Черного лебедя». Кадр из фильма «Тор».

Кстати, а как вы относитесь к феминизму?
Натали:
«Для меня это такая концепция женского братства, где мы принимаем друг друга такими, какие мы есть, поддерживаем друг друга. Мне кажется, что проблема феминизма в том, что очень многие о нем говорят, насаждают стереотипы, вредные, опасные стереотипы. Противопоставляют женщин-матерей и женщин карьеристок, сталкивают их. Это же ужасно! Феминистки — подруги, те, кто придет на помощь в трудную минуту, кто поддержит тебя. По крайней мере, таким бы мне хотелось видеть это движение».

Одна из последних ваших ролей — также очень сильная женщина в картине «Джейн берет ружье»…
Натали:
«Как много стало на экранах стоящих героинь! Настоящих супергероинь, в прямом и переносном смысле этого слова. Одна Скарлетт Йоханссон в „Мстителях“ чего стоит! По-моему, очень здорово, что девушки видят такие примеры, это воспитывает характер и волю».

А есть ли у вас икона стиля? Кто формировал в вас женственность?
Натали:
«Передо мной всегда было два примера: образец естественной красоты, моя мама, и образец элегантности и ухоженности, бабушка. Если говорить про звездные ориентиры, то это, наверное, режиссер София Коппола — она всегда так красиво и при этом удобно одевается! Вот, кстати, моя героиня Джейн из последней картины носит рубашку, сапоги, ковбойскую юбку. После съемок я начала одеваться, как она».

Вас называют канонической красавицей. Вы склонны к экспериментам со своей внешностью?
Натали:
«Сейчас уже нет. Но было время, когда я, не раздумывая, могла покраситься в платиновую блондинку, затем затонировать волосы в неоновый розовый, обриться налысо — такое было, и не раз. Только с годами я поняла, какое это счастье — позволять себе быть собой, ходить со всем „родным“, без пластики, и при этом очень себе нравиться».


Агния Лисицына