Джон Красински: «На первом свидании я пригласил Эмили на стрельбище»
Ирина Розанова: «Для меня понятие дружбы дороже, чем любовь»
Павел Делонг: «Любовь для меня — это такая сволочь!»
Брэдли Купер. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Брэдли Купер: «Чем старше я становлюсь, тем меньше мне нравится идея быть соблазненным»

Актер, производящий впечатление ловеласа, на самом деле — застенчивый человек, примерный сын и трудоголик.

28 апреля 2015 18:40
4383
0

Актер, производящий впечатление опытного ловеласа, на самом деле — застенчивый и скромный человек, примерный сын и завзятый трудоголик.

Брэдли Купер — дитя любви итальянки и ирландца американского происхождения. Мальчика с детства воспитывали в строгости католицизма, и, по признанию самого Купера, религия является неотъемлемой частью его жизни. Вера (а также регулярные операции в детстве) помогла ему справиться с холестеатомой — опасной опухолью среднего уха, угрожавшей потерей слуха. Мистер Купер получил прекрасное академическое образование (окончил Университет Джорджтауна с отличием и даже написал кандидатскую по набоковской «Лолите»), но, решив следовать детской мечте, взял внушительный денежный заем и поступил в Нью-Йоркскую актерскую драматическую школу. «Пробой пера» для Брэдли стала эпизодическая роль в культовом сериале «Секс в большом городе» — там он сыграл очередного возлюбленного Кэрри Брэдшоу. С тех пор прошло шестнадцать лет, за плечами у Купера — более сорока заметных работ, многомиллионные гонорары и четыре номинации на «Оскар». В том числе и за участие в картине режиссера Клинта Иствуда «Снайпер», которая вышла в прокат в конце марта. Совсем недавно Брэдли исполнилось сорок лет, и к этому рубежу он подошел подготовленным: многочисленные романы с голливудскими красотками (в числе которых Дженнифер Энистон, Рене Зелльвегер и Зои Салдана) позади, в наличии — постоянная подруга, возможная женитьба и аж три премьеры, которые ожидают поклонников актера в этом году.

Брэдли, как вышло, что после престижного колледжа и университета вы пошли на актерские курсы?
Брэдли Купер:
«Своим выбором, да и всем, что я имею сейчас, кем я являюсь, я обязан моему отцу. Он был реальным киноманом, настоящим фанатиком кинематографа. Я „повернулся“ на авторских картинах семидесятых из-за папы: он постоянно демонстрировал мне картины-шедевры. Лет в двенадцать я уже видел „Апокалипсис сегодня“, „Охотник на оленей“, „Человек-слон“. Особенно мне нравился последний — я был поражен, не мог перестать плакать, не мог спать. Этот фильм преследовал меня, и об актерской стезе я задумался после его просмотра. Давным-давно моей дипломной работой было как раз перевоплощение в Джозефа Меррика из „Человека-слона“, а сейчас мы ставим одноименный спектакль на Бродвее. И каждый вечер я мысленно прощаюсь с самим собой, словно впуская своего персонажа в себя».

Успех поменял вас?
Брэдли:
«Наверное, так говорят все, но я не замечаю изменений — если вы, конечно, имеете в виду звездную болезнь. Скорее я поменялся раньше, до всей этой шумихи из-за „Мальчишника в Вегасе“. (Именно этот фильм сделал Брэдли знаменитым. — Прим. авт.) Причем поменялся в лучшую сторону (Смеется). Не знаю, поверите ли, но у меня были настоящие проблемы с алкоголем и наркотиками. Стыдно сейчас говорить об этом, но в пятнадцать лет я был пойман вдрызг пьяным. Страшнее всего мне было увидеть реакцию отца, ведь он учил меня постоянно работать, быть ответственным за свою жизнь, зарабатывать собственные деньги. Увы, но после того случая я не остановился. Даже семья не смогла меня удержать от веселой актерской жизни, которая началась в Нью-Йоркской актерской школе. Это были тяжелые и разгульные тринадцать лет…»

Что же, если не семья, вас остановило?
Брэдли:
«Время. И случай, наверное. Очень хорошо помню момент, когда пришло понимание: стоп, хватит, ты разрушаешь себя. На какой-то очередной вечеринке я намеренно врезался головой в бетонный пол. А потом еще и еще раз. Черт знает что! Наверное, демонстрировал всем, насколько я крут и непробиваем. Кровь залила все лицо, затекала в глаза, а я веселился, пока меня не отвезли в больницу. Я провел ночь на кушетке, прикладывая к голове пакет со льдом, в ожидании, пока меня зашьют. И думал о том, что действительно гублю свою карьеру и свою жизнь. И вот тогда мне стало реально страшно.

Помню, тогда я постоянно чувствовал себя неудачником. Все время беспокоился о том, кто и что обо мне подумает, кто как посмотрит на меня. Такое ощущение, что я не жил, а прокручивал в голове события и постоянно их анализировал. И вот после того случая с бетонным полом я взглянул на себя в зеркало и словно очнулся: «Как, как, черт возьми, это могло со мной случиться?». Слава богу, я одумался, и хорошо, что это произошло вовремя — мой отец все-таки смог, надеюсь, мной гордиться. Мне кажется, в другой жизни он бы сам стал актером". (Отец Брэдли Купера умер в 2011 году от рака легких. — Прим. ред.)

По сведениям СМИ, двухлетний роман Купера с моделью Суки Уотерхаус подошел к концу. Rex Features/Fotodom.ru.
По сведениям СМИ, двухлетний роман Купера с моделью Суки Уотерхаус подошел к концу. Rex Features/Fotodom.ru.

Значит, теперь вредные привычки — история не про вас? А как же быть с мифом о славе и деньгах, которые портят любого?
Брэдли:
«О, сейчас могу честно сказать — это все совершенно точно не про меня! Трезвый образ жизни очень неплохо сочетается с развитием карьеры. Журналисты даже взяли привычку подтрунивать надо мной из-за моего пуританского режима дня. Вроде как я очень рано ложусь спать. Ну да, наверное, рановато… Часов в девять вечера. Так что все голливудские тусовки проходят без меня. Что до внезапно свалившихся миллионов — да, поначалу это был шок. И до сих пор не очень представляю, что со всем этим делать, потому что никогда и мечтать о таком успехе не мог. Как потратить? Куда инвестировать? Я понимаю, что-то, что имею, — это роскошь, но не думаю, что она как-то влияет на меня. Живу как кочевник, перебираюсь от одной съемочной площадки до другой, ночую в трейлерах. Пожалуй, самая большая польза от моих гонораров такая: я помог самым близким людям со всеми этими муторными ипотечными историями и долгами. Уж точно никаких спортивных машин и частных самолетов покупать не собираюсь. (Смеется.) Вообще я люблю тихую жизнь — читать, готовить. Правда-правда, я очень спокойный и уравновешенный парень!»

Бесконечные любовные приключения тоже в прошлом?
Брэдли:
«Такое ощущение, что вы говорите о каком-то злостном обольстителе. А ведь я самый большой романтик на планете! Учился быть обходительным и чутким, смотря фильмы и стараясь взять лучшее. Но так выходит, что я просто люблю компанию прекрасных женщин. Ведь как это случается — вы встретились взглядом, образовалась связь, вам легко и просто вместе, вы выходите на определенный уровень гармонии, который уже за рамками чисто физического влечения. Тут я не властен над собой и приказывать своим чувствам не могу.

Но приписывать мне романы со всеми моими коллегами — это уж чересчур. Когда я снимался в фильме «Мой парень — псих», все как с ума посходили! Каждый считал своим долгом поженить меня с Дженнифер Лоуренс. Да вы о чем! Я же такой старый уже, в отцы ей гожусь. Никогда бы не смог встречаться с двадцатидвухлетней девушкой". (Свои нынешние отношения с двадцатидвухлетней британской моделью Суки Уотерхаус актер не комментирует. — Прим. авт.) При этом с Джен было невероятно просто работать — а я проводил с ней кучу времени. Ведь мы снимались вместе уже в двух проектах! Такое чувство, что я узнал ее лучше, чем знаете вы. (Улыбается.) И, признаться откровенно, каждый новый фильм я хотел бы играть бок о бок с Дженнифер".

Скажите, а вас легко соблазнить?
Брэдли:
«Чем старше я становлюсь, тем менее соблазнительной кажется мне такая идея. (Улыбается.) Жалкий уход от реальности, побег от правды. Ведь когда вы пытается покорить кого-то или кто-то пытается завоевать ваше сердце, происходит подмена личности, вы стараетесь быть лучше, чем есть на самом деле, стараетесь демонстрировать преувеличенно хорошие черты характера. А как сложно потом поддерживать эту иллюзию „хорошести“, как трудно выворачивать себя наизнанку каждый день! Лучше уж никого специально не соблазнять и надеяться, что людям вы нравитесь таким, какой вы есть».

А как складываются отношения с журналистами? Многие звезды быстро устают от вечной слежки…
Брэдли:
«На самом деле больше всего папарацци донимают не меня, а мою маму. После смерти отца между съемками я живу у нее в Пенсильвании, и эти настырные люди постоянно маячат у нас за окнами. Но никаких громких конфликтов не было — я очень стараюсь сдерживаться, постоянно себя контролирую. Могу просто подойти к ним и попросить: „Ребята, хватит тут караулить“, — и этого хватает. Хотя однажды был случай в аэропорту — мы с мамой ждали такси, с нами был весь наш багаж, а это одна моя и восемнадцать ее сумок и сумочек. Тогда я чувствовал себя как в западне, нас обступили, снимали, а с таким количеством чемоданов далеко не убежишь. Я был на грани, грозился маме, что пойду драться с одним особо приставучим типом. Но быстро успокоился, ведь в конце концов папарацци нужна моя агрессия. А я же добрый». (Смеется.)

Читаете ли вы отзывы о себе в Интернете? Некоторые журналы, например, называют вас «самым приятным и обаятельным парнем Голливуда».
Брэдли:
«Ну на самом деле нет, не читаю. Действительно не видел ни одной рецензии ни на „Мальчишник“, ни на „Области тьмы“. И вам не советую. Лучший способ понять, понравится ли вам фильм или нет, — пойти на него».

А вдруг какой-то отзыв будет вам полезен? Например, укажет на какие-то ошибки.
Брэдли:
«На ошибки? Раскройте мне секрет! Признайтесь, признайтесь, какие ошибки вы увидели благодаря обзорам моих фильмов! Я готов исправиться! (Смеется.) Честно, я очень переживаю за то, каким получится конечный результат, и мнение зрителей мне важно. Что же до критиков, тут все не так однозначно: ты же не можешь угодить всем и каждому».

После выхода фильма «Мой парень-псих» журналисты «поженили» Брэдли Купера с Дженнифер Лоуренс. Кадр из фильма «Мой парень — псих».
После выхода фильма «Мой парень-псих» журналисты «поженили» Брэдли Купера с Дженнифер Лоуренс. Кадр из фильма «Мой парень — псих».

Говорят, вы очень быстро находите общий язык даже с самыми маститыми коллегами по картинам. Расскажите о наиболее запоминающихся знакомствах на съемочной площадке.
Брэдли:
«Самым невероятным опытом работы, наверное, было сотрудничество с Робертом Де Ниро. По-моему, я до сих пор не очень верю в то, что играл на одной площадке с самим Де Ниро. Мы вместе снимались в фильме «Области тьмы», и, помню, я набрался смелости и назвал его Боб, залихватски так хлопнув по плечу… Более смущенным и глупым я себя еще ни разу не чувствовал! Зачем я это сделал? Как только я панибратски назвал его так, сразу же захотелось извиниться. Де Ниро не остался в долгу — все оставшееся время работы над «Областями тьмы» он обращался ко мне исключительно «Эй, ты!». Например: «Эй, ты, смотри сюда!», «Эй, ты, гляди, как это делается». Сейчас мы дружим, и это бесценно.

Майком Тайсоном, который снимался в «Мальчишнике», меня и вовсе пугали. Причем нагнали страху до такой степени, что мы все — и я, и Зак, и Эд (Зак Галифианакис и Эд Хелмс. — Прим. ред.) — боялись слово сказать в его присутствии. А Майк оказался чудесным человеком, добрым, с отличным чувством юмора. Гораздо страшнее было работать в кадре с тигром, который, по сюжету, принадлежал Тайсону. Я вам так скажу: что бы вы ни делали в своей жизни, старайтесь не сталкиваться с тиграми".

Смогли бы вы радикально поменять внешность ради роли?
Брэдли:
«Не знаю, насколько радикально… В целом меняться — моя профессия, так что готов был бы пойти на многое. Например, мой герой в фильме „Афера по-американски“ носил тугие мелкие кудряшки. Боже, бедные женщины! Как вы делаете это каждый день? Гримеры создавали мне укладку часами, и вот что я скажу — это больно, долго и очень липко. Тонны лака, тонны геля, но зато какой результат! Это прозвучит странно, но мой персонаж в „Афере“ — это одна из самых сложных ролей, над которыми я когда-либо работал, несмотря на то что это комедийный герой.
Ну, а самая кропотливая, мощная и тщательная подготовка к картине — безусловно, „Снайпер“ Клинта Иствуда. Нам предстояло рассказать реальную историю реального человека — американского стрелка Криса Кайла, самого успешного и результативного за всю военную историю США. Цель была почти недосягаема: в короткие сроки набрать двадцать килограммов мышечной массы. Диета и тренировки ежедневно. Встаешь в пять утра, два с половиной часа занимаешься в спортзале, потом два часа учишь текст, потом снова в спортзал — и так по пять раз в неделю, а в выходные — стрельба из винтовки. По шесть тысяч килокалорий в день! Кажется, так плотно и часто я не ел еще ни разу в своей жизни. Ну и не держал в руках
оружия».

В результате вы стреляете как снайпер?
Брэдли:
«Ну конечно, не как снайпер, но для человека, который и в армии-то не служил, я почти профессионал! Удивительный новый опыт, просто потрясающий».

Вы сыграли противоречивую личность, человека, которого некоторые называют убийцей. Тяжело ли было исполнять такую роль?
Брэдли:
«Работа над проектом велась по книге самого Кайла «Американский снайпер», я подклю-чился к созданию персонажа, когда еще сам Крис был жив. (Два года назад Кайла застрелил ветеран Ирака Эдди Рут. — Прим. авт.) Просмотрел огромное количество записей с Крисом, старался воссоздать его акцент, собирался позвонить ему… его смерть все изменила. На всей съемочной группе лежала огромная ответственность. Не моя задача — судить, кем он был, убийцей или героем. Я лишь хотел показать его таким, каким его знали жена, бывшие соратники. Было тяжело, но после слов вдовы Кайла мы поняли, что справились. Это прозвучало как высшая награда: «Не знаю, как вы сделали это, ребята. Вы вернули мне мужа. Только что я была с ним два часа».

В фильме Дэвида О. Рассела актер сыграл колоритного агента ФБР с итальянскими корнями Риччи Димацо. Кадр из фильма «Афера по-американски».
В фильме Дэвида О. Рассела актер сыграл колоритного агента ФБР с итальянскими корнями Риччи Димацо. Кадр из фильма «Афера по-американски».

Театральная постановка «Человека-слона» создавалась параллельно со съемками «Снайпера». Кто вам ближе — Джон Меррик или Крис Кайл?
Брэдли:
«Невозможно отдать предпочтение. Я по-настоящему люблю обоих этих героев. Джон Меррик — образ, с которого начиналась моя актерская карьера. Крис Кайл — в данный момент ее вершина».

В этом году вы в четвертый раз были номинированы на «Оскар», третий — в качестве «лучшего актера». Расстроились, что не получилось взять статуэтку?
Брэдли:
«Все, что сейчас со мной происходит, похоже на фантастический фильм. Я мечтал об этом с детства, а сейчас работа с режиссерами уровня Клинта Иствуда или Дэвида О. Рассела — реальность. Сложно представить такую удачу. Вообще, я считаю, что «Оскара» совершенно не заслуживаю, и не верю, что уже второй год подряд становлюсь частью этого невероятного праздника. Когда я присутствовал на награждении (что в прошлый год, что в этот), мне казалось, что с минуты на минуту ко мне подойдут строгие парни-охранники и при всех выведут меня из зала со словами: «Сэр, а что вы тут вообще забыли?»

Если бы вам, как персонажу из фильма «Области тьмы», предложили принять таблетку, которая сделает вас лучше в какой-то сфере, что бы вы выбрали?
Брэдли:
«О, боже. Я хотел бы быть лучше во всем. Для начала я хотел бы уметь давать интервью так, чтобы мои ответы было интересно читать. Еще я ужасно катаюсь на лыжах и роликовых коньках, так что было бы здорово стать в этом деле мастером. А еще я хотел бы уметь вести себя как настоящий крутой взрослый парень — например, не спать всю ночь без последствий в виде головной боли. Понимаете, о чем я?».


Агния Лисицына